TOP

России невыгодно толкать Беларусь в прямую агрессию – толку мало, а вот для дипломатии вполне может сгодиться

Пока Беларусь непосредственно не участвует в военных действиях (Пентагон заявил, что не видит приготовлений беларусской армии к участию в войне в Украине), есть шанс, что ее территория может быть использована в качестве площадки для переговоров.

Изображение: Depositphotos
До 2020 года СНплюс существовала благодаря подписке читателей. Сейчас печать газеты запрещена. Но подписка читателей возможна! Мы не сдаемся и продолжаем работать в интернете. Все материалы бесплатны и доступны каждому. Подписываясь на СНплюс через Патреон (это безопасно!), вы помогаете распространению независимой информации, поддерживаете свободу слова.

Сам Лукашенко категорически отрицает присутствие беларусских войск в Украине и самого желания воевать. Но, похоже, этому не очень верит даже единственный союзник, про Украину лучше промолчать.

Насколько велика угроза участия вооруженных сил Беларуси в военных действиях в Украине? Мы спросили экспертов: аналитика BISS Вадима Можейко и военного обозревателя Александра Алесина.

Можейко: “Лукашенко пока даже не признал “ЛНР-ДНР”

– Лукашенко не заинтересован посылать свою армию на войну, поскольку непосредственное участие в боевых действиях сделает его еще более зависимым от Путина и еще больше будет лишать его внешнеполитической субъектности. А участие в совершенно ненужной внешней кампании – не в обороне, а нападении – не будет пользоваться популярностью. Неизвестно, как на такой приказ отреагируют военные (это все-таки не ОМОН, который изначально выходил на беларусские улицы избивать протестующих).

По названным причинам Лукашенко не заинтересован бросаться в пламя.

Но с другой стороны, за последнюю неделю мы увидели множество подтверждений, что он не является самостоятельной политической фигурой. Поэтому если Путин серьезно надавит, то участие беларусов в войне вполне возможно. Но пока что Минск даже не признал “ЛНР-ДНР”, не то чтобы армию туда отправить.

По большому счету, выбора фактически нет?

– Выбор есть всегда. Уж кто-кто, а Лукашенко умеет переобуваться в воздухе: до августа 2020 года Россия была главным врагом, после августа – главным другом. Так что для него нет ничего нового. Факт в том, что ну не хочется отправлять беларусскую армию в Украину. Но если в результате давления Лукашенко решит, что риск потерять свои личные перспективы выше, чем риск прямого участия в войнных действиях, тогда он пойдет на это. Но до последнего будет оттягивать.

Какое впечатление оставило их сегодняшнее общение? Очень похоже, что кое-кому хочется вернуть себе лавры миротворца?

– Роль миротворца очень удобна. Именно такую позицию в Минске заняли в 2014 году, когда вроде никто тут ни при чем, ни за что не отвечает, является нейтральной стороной и общается с западными лидерами. Лукашенко нравится такая роль, но, к сожалению, нынешняя ситуация не позволяет ему вернуться на опробированную позицию, потому что Беларусь недвусмысленно участвует в войне, выступает на стороне России. Руковоитель страны проводит совещания со своими подчиненными, на карте комментирует действия российских военных… Но с точки зрения международного права предоставление территории для агрессии против третьей страны является прямым соучастием в этой войне. Миротворчество уже не получится никак, и это факт.

Лукашенко, как заведенный повторяет: нас пытаются втянуть в эту войну. Кто?

– Россия, это очевидно. Хотя формально говорится про “козни Запада”,  про то, что Зеленским командуют США, но Беларусь в эту войну втягивает Кремль. Сам бы Лукашенко никогда не начиал эту войну – она не в его интересах Лукашенко, тут не поспроришь.

Насколько реальна угроза применения ядерного оружия, которым потрясает Путин?

– Угроза применения ядерного оружия адресована НАТО – на тот случай, если блок попытается в военном плане серьезно поддерживать Украину. Именно поэтому Путин приказал привести силы сдерживания в особый режим. Именно по этой причине страны Запада сейчас очень осторожно помогают Украине. Именно поэтому до сих пор не введена бесполетная зона над Украиной, о чем Киев неоднократно просил.

Ядерное оружие для того и нужно, чтобы им угрожать, а не применять. Оно применялось по-настоящему всего один раз, чтобы показать: ядерная бомба есть у США, а у Советского Союза – нет. Если я не ошибаюсь, с тех пор никто ядерное оружие в боевых действиях не применял, потому что оно нужно именно для угрозы. Вот Путин, обладая ядерным оружием, и угрожает им. Как мы видим, эта угроза очень даже действует.

Алесин: “России выгодно иметь квазинейтральную Беларусь”

– Будут ли украинцы разговаривать с россиянами на территории страны-агрессора? Если мы присоединимся к россиянам, я так думаю, они больше никогда на территорию Беларуси на переговоры не приедут. Полагаю, мы не нападем на Украину не только по желанию Лукашенко. Путину не нужна наша маленькая армия. Мы действительно, как говорит Лукашенко, прикрываем западное, северо-западное направление, где сосредоточены значительные силы НАТО.

Беларусь может выделить на южное направление 6, при большом напряжении – 8 тысяч солдат. А учитывая, что Россия вводит в Украину своих солдат десятками тысяч (может, там их уже 100 тысяч или больше), конечно, россиянам выгоднее иметь территорию Беларуси как квазинейтральную – чтобы была возможность вести переговоры с украинцами: и ехать далеко не надо, а кроме того, территория дружественная, здесь можно не опасаться за свою безопасность.

Я считаю, России нет интереса, ей невыгодно втравливать Беларусь в вооруженный конфликт – толку мало, а вот для дипломатических целей вполне может пригодиться. Вполне возможно, что скоро у нас начнется и диалог с Западом. Путин – персона нон-грата, Лавров – персона нон-грата, выехать ни в одно государство Евросоюза они не могут. Встреча на высшем уровне возможна либо на территории России, либо Беларуси; в Россию не поедет никто, а в Беларусь может прибыть и Зеленской, и Дуда, и даже Шольц с Макроном. Пока Беларусь непосредственно не участвует в военных действиях (Пентагон заявил, что не видит приготовлений беларусской армии к участию в войне в Украине), есть шанс, что ее территория может быть использована в качестве площадки для переговоров.

Совокупность всех факторов и позволяет мне думать, что беларусская армия останется дома и будет защищать, как говорил Лукашенко, «спину российской армии». Западное направление весьма серьезное, и сейчас участие единственного союзника России в качестве передового бастиона в защите Москвы очень важно.

Лукашенко в выгодной позиции: он не проклят Западом, как Путин; за свою союзническую позицию в условиях санкций может рассчитывать на максимально благоприятное отношение на российском рынке. А тот оголяется: ушли все западные компании, на него сейчас ринутся китайцы.  Китай больше всего выиграет от нынешней войны: торговля будет вестись либо в рублях, либо в юанях, чтобы исключить хождение доллара, а кроме того, Китай обладает технологиями в области электроники, автомобилестроения, которых нет у России.

Понравился материал? Поблагодари редакцию на Патреоне (это безопасно) и поддержи подготовку таких материалов в будущем.

– Велика ли угроза применения ядерного оружия?

– После его использования никакого бизнеса не останется. А поскольку на Западе мнение бизнес-кругов, финансовых кругов едва не определяющим, то они не допустят превращения мира в труху.

Боюсь, что в России могут найтись «апантаныя», но, думаю, скорее всего, они играют в деревенского сумасшедшего: ой держите меня, а то я вас… Вероятнее всего, это игра, игра на повышение ставок: Путин повышает ставки с тем, чтобы бизнес нажал на западные правительства с целью отменить санкции.

Россия чувствует, что может отхватить Украину. А ядерная война пустит все их усилия насмарку.

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.