• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Автор: Валерий Карбалевич

В прошлом году, в разгар послевыборного кризиса, когда Лукашенко на вертолете прилетел на МЗКТ, он во время жаркого спора с окружавшими его рабочими высказал одну мысль, на которую тогда не обратили внимания. БT показало это, не фильтруя, наверное, на фоне неразберихи, которая тогда царила наверху. Смысл реплики был такой: может, я и уйду, и мы проведем досрочные выборы, но не сейчас, не на фоне и не под давлением «беспорядков», сначала нужно успокоить народ, потом все остальное.

Чем дальше время отдаляет нас от момента воздушного триллера с самолетом компании Ryanair, тем больше появляется понимание некого важного рубежа, который перешла страна не только в отношениях официального Минска с Западом, но в белорусской политической жизни вообще.

Год назад началась президентская кампания, закончившаяся революционным взрывом. Но массовый протест не перерос в полноценную революцию. Правящий режим устоял, перешел в контрнаступление. То, что сейчас происходит, можно назвать контрреволюцией, или, говоря французским политическим сленгом, термидором.

С самого начала своего президентства Александр Лукашенко использовал празднование Дня Победы для легитимизации своей власти. Он объявил себя наследником той Победы, что, по его представлению, давало ему карт-бланш на любые действия.

Больше двух недель государственные СМИ усиленно раздувают историю з заговором против Александра Лукашенко. КГБ объявил, что по этому делу проходят девять человек. Четверо из них арестовано, еще четыре живут в США, один — в Украине. КГБ обратилась к американским и украинским властям с предложением экстрадировать их в Беларусь.