TOP

Признание ЛНР и ДНР не означает большую войну, наоборот, это отодвинуло ее. Вопрос: насколько далеко?

Изображение: Depositphotos

Суета вокруг Донбасса и военные учения «Союзная решимость-2022» – все это части гигантской гибридной операции.

Итак – очередной этап: Россия признала «независимость» самопровозглашенных «ДНР» и «ЛНР».

Официальный Минск пока не торопится с их признанием.

Угроза большой войны отступила или возросла еще больше? Какую роль играла Беларусь в российской спецоперации? И чем это аукнется стране?

Мы спросили доктора политических наук Павла Усова и военного обозревателя Александра Алесина.

Павел Усов: Беларусь стала частью геополитической игры Путина

– Режим оказался в новой политической реальности не сейчас, а после августа 2020 года, когда его власть сохранилась исключительно благодаря поддержке России. Сегодня Минск реализует то, что обещал Путину в 20-м году – углубление интеграции и военно-политического присутствия России в Беларуси. И третье, что, возможно, не обещалось, но реализуется – налицо подрыв суверенитета и независимости во всех областях. Думаю, размещение чужих войск на территории Беларуси является частью сочинских договоренностей.

Фактически полностью уничтожена независимость, страна стала частью большой геополитической игры Путина.

Лукашенко больше не имеет суверенных полномочий, чтобы противиться планам Кремля, и превратился по сути в инструмент и проводника кремлевских идей. Его можно сравнить с главой СВР России Нарышкиным, который вчера на совещании Совбеза России, кажется, не понимал, что от него хотят. Лукашенко в этом смысле весьма похож на руководителя российского геополитического пространства без права собственного голоса.

Сейчас в Беларуси существенно возросло значение начальника Генштаба, министра обороны, хотя их роли тоже не явные. Оказалось, что министры и гражданское правительство в Беларуси больше не имеют никакого значения, хотя, по большому счету, они не имели его и до 2020 года.

– Следовательно, Лукашенко был осведомлен о планах Путина?

– Думаю, он знал о планах Кремля в отношении ЛНР-ДНР, потому что еще за несколько дней до встречи с Путиным выразил готовность признать квазиреспублики. Также перед встречей с Путиным объявил, что российские войска могут оставаться в Беларуси так долго, сколько нужно. Думаю, эти решения могли быть приняты еще до начала военных учений.

К расширению своей экспансии Кремль начал готовиться еще в конце 2021 года, выдвинув ультиматум Западу, подразумевая военно-стратегический ответ, в том числе и размещение российских войск и военных баз на территории своего союзника. Видимо, Лукашенко просто был поставлен перед фактом, потому что не может не понимать, что вся его власть базируется на слове Путина: скажет тот, что нарушены договоренности – и его власти придет конец.

И военные учения «Союзная решимость-2022», и гибридная атака на Донбасс –это элементы одной большой геополитической игры Путина – восстановление господства на всем постсоветском пространстве.

Более того, оккупация Беларуси стала первоочередной задачей Кремля, куда важнее признания ЛНР-ДНР. Россия получает огромное пространство с более-менее устойчивой экономикой, с населением в 9,5 миллионов человек, причем не на только на собственной границе, как ЛНР и ДНР. Беларусь является более важным компонентом, потому что она становится источником непосредственных угроз для европейских интересов, и прежде всего Польши и стран Балтии.

– Вы считаете справедливыми утверждения про «тихую оккупацию Беларуси»?

– Безусловно: на ее территории 30 тысяч российских военнослужащих – целая армия, по численности составляющая половину национальных сил обороны. Беларусь для России – огромное геополитическое приобретение. В дальнейшем страна будет подчинена стратегическим и военным интересам Кремля, и в перспективе оккупация сведется к формализации в новые формы интеграции.

Москва действовала комплексно и достаточно успешно. Поэтому сейчас и Европа, и Запад в целом должны ответить оперативно, масштабно, даже в некоторой степени агрессивно – в противном случае Россия станет еще наглее.

Санкции, санкции! Махание руками и международными декларациями, «миротворческие миссии» в Москву, гарантии от Путина – предел западной политики и политической воли. Особенно смешно выглядит запрет на торговлю и инвестиции в ЛНР. А ведь достаточно только одного смелого и жесткого шага в решении кризиса (который будет только усугубляться, так как Россия на этом не остановится) – принятие Украины и Молдовы в НАТО.

Путин авантюрно и смело выставляет ультиматумы и их реализует. Может у него недостаточно ресурсов, но есть воля, злая и деструктивная воля. Противостоять этому также может только воля. Почему США (Запад) не может выставить такой же ультиматум. Ах, да… дефицит политической воли. Но, чем дольше Запад будет уходить от радикальных действий, тем большую цену придётся платить в будущем.

Александр Алесин: Большая война отложена на неопределенное время

– Признание ЛНР и ДНР означает войну?

– Я думаю, что как раз наоборот. Все боялись худшего, а Россия поступила так, как поступила. Думаю, и суета вокруг Донбасса, и военные учения «Союзная решимость-2022» – все это части гигантской гибридной операции, которая была призвана ввести в заблуждение партнеров России. Чтобы они боялись одного – агрессии. Думаю, и даты нападения, и пресловутые карты – все это российская разведка сливала США и НАТО для дезинформации, чтобы отвлечь внимание от признания ЛНР-ДНР. Сейчас Россия подписала договоры о дружбе и взаимопомощи, в соответствии с которыми на территории непризнанных республик могут разместиться российские военные базы. Путин отдал команду обеспечить мир и безопасность на Донбассе. То есть, возможно, что в Украине найдутся горячие головы, которые захотят продолжить обстрелы, в этом случае Россия просто их подавит артиллерийским и ракетным огнем. А Украина не станет нападать самостоятельно.

Так что Москва в итоге получила что хотела и избежала неприятностей, которыми ей грозила полноценная война с Украиной. Она заимела плацдарм на украинской территории, который позволит манипулировать Украиной: не допустить вступления в НАТО и не позволить размещать там серьезные западные контингенты, которые в противном случае окажутся под постоянным дамокловым мечом уничтожения со стороны России.

А дальше Москва продолжит тактику информационно-психологического давления на элиты Украины с целью расколоть их, посеять хаос и способствовать приходу к власти других сил, более благосклонных к сотрудничеству с Российской Федерации.

Шаг по признанию Донбасса резко ослабил позиции Зеленского, и не факт, что после этого он сможет долго находиться у власти: показал себя политиком, который не смог обеспечить территориальную целостность Украины.

Признание ЛНР и ДНР не означает большую войну, наоборот, это отодвинуло ее на неопределенное время.

– Путин совершает гибридную атаку на Донбасс, в то время как российские войска, вопреки прогнозам и обещаниям, остаются в Беларуси. Получается, Лукашенко оказался в совершенно новой реальности?

– 17 февраля, уезжая в Москву, он сказал, что российские войска могут находиться в Беларуси и месяц. Согласно договоренностям между Беларусью и Россией, военный контингент, прибывающий к нам на учения, может быть в республике два месяца, а потом его следует заменить на другой. Месяц уже отвоевали, остается еще один – не нарушая соглашений, союзники могут находиться тут еще месяц. Я думаю, что меньше, ведь потеряны технические ресурсы, сосредоточенные для учений – они, видимо, близки к исчерпанию.

Продолжение учений – прикрытие действий шагов Путина на Донбассе, обеспечение правового фланга российского. В Беларуси находятся пусковые установки комплексов «Инскандер», уже подсчитали, что 15 пусковых установок по 2 ракеты каждая плюс они могут выступать как потенциальные носители ядерного оружия; тут же эскадрилья Су35С (12 единиц), тут же эскадрилья штурмовиков Су-25. Я думаю, что вся операция – начиная от переброски Вооруженных сил РФ с Дальнего востока и заканчивая передвижением российских войск на границе с Украиной призвана была обеспечить этот шаг, который давно продумывался – признание Россией ЛДНР и ДНР. И Лукашенко в этом плане играл важную роль: вначале он планировал маленькое учение, затем типа посовещались и решили сделать большое. Слишком дорогое развлечение, поэтому имелось в виду достижение солидного геополитического результата, коим стало признание непризнанных республик и продвижение российской армии дальше на Запад.

– Следовательно, и Лукашенко, и Путин выступали в одной связке?

– Несомненно. Они ведь и рисковали: существовала опасность, что Украина могла предпринять сильные вооруженные шаги против Беларуси и России, а кроме того, военный конфликт мог вспыхнуть случайно. И тогда Россия объявила бы Украину агрессором – а в этом случае Беларусь должна была выступить на стороне своего союзника. Достаточно высокие риски того, что придется реально применять вооруженную силу.

Как видим, пока этого не случилось. Как дальше будут развиваться события, никто не знает: все считают варианты, никто не понимает, чем ответят партнеры. Предсказать экономические, политические, геополитические и военно-стратегические последствия очень трудно. Но все, действительно, оказались в новой реальности.

Признает ли Лукашенко ДНР и ЛНР? В таком случае он навлечет на себя дополнительные санкции Запада и Украины. А та – один из важнейших экономических партнеров. Думаю, в Минске очень серьезно размышляют.

– А есть ли выбор?

– Ситуация с Крымом, Абхазией, с Южной Осетией показывает: Путин допускает свободу маневра Лукашенко, он может держать его не на коротком, а на длинном поводке. Не знаю, будет ли сейчас требовать безотлагательного признания ЛНР и ДНР или намедни в Москве договорились играть согласованно: мол, если ты принял наши войска и готов воевать вместе с нами, то уж с такой дипломатической мелочью можно и подождать…

 

 

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.