• Погода
  • +17
  • EUR3,1082
  • USD2,5965
  • RUB (100)3,4363
TOP

АЛЕСЬ ЛОГВИНЕЦ: «ЛУКАШЕНКО НЕ ХОЧЕТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ»

Через месяц заканчивается первая фаза трехэтапного проекта «Европейский диалог о модернизации с Беларусью». Эту инициативу выдвинул Европейский союз в конце марта. Европа протягивает руку помощи белорусским властям, хотя категорически не приемлет наличия политзаключенных в Беларуси. Минск отталкивает протянутую руку, запрещая белорусским министерствам и ведомствам участие в диалоге.

Почему? Ответ на этот вопрос корреспондент «Снплюс» попытался найти вместе с политологом Алесем Логвинцом.

— Европейский диалог о модернизации стартовал в конце марта, первая фаза из трех завершается уже в сентябре 2012 года. Но до сих пор стороны не имеют четкого представления, что они могут и должны обсуждать. Почему? Ведь прошло почти полгода…

— Видение и понимание, что можно и нужно делать, есть. По крайней мере, у основной части участников от гражданского общества и у представителей ЕС. При всей своей исключительности, Беларусь — восточноевропейская страна, перед которой стоят те же самые вызовы, что и перед другими странами региона. А у ЕС уже есть разработанная матрица содействия модернизации.

— В реализации «Европейского диалога» активно участвует третий сектор Беларуси. А вот официальный Минск отказался от участия, если Европа не примет белорусские условия. И даже запретил министерствам и ведомствам участвовать в этом проекте. Почему белорусские власти так нервно реагируют на протянутую руку помощи?

— Особенность модернизационной матрицы как раз в том, что она в целом предполагает участие государственных органов власти, центральных и местных. И в случае Беларуси модернизационные усилия будут иметь эффект, только если это результат совместных усилий власти и граждан. Нужна ли модернизация Лукашенко и его режиму? В нормальном понимании, скорее всего, не нужна. Ибо он категорически не хочет политической модернизации, а чисто экономическая модернизация а-ля Китай в европейской стране вряд осуществима.

— Что теряет Минск, отказываясь от диалога?

— Отказываясь от модернизационного диалога с ЕС, официальный Минск, прежде всего, надеется остаться в фаворе в Кремле, а также просто навязать свои условия такого диалога. А страна и ее народ, безусловно, остаются заложниками тупиковой политики властей. Хотя, я считаю, что режим недолго будет набивать себе цену, там хватает тех, кто осознает важность европейского вектора. Даже если только для того, чтобы понервировать Россию.

— Европа не собирается менять свою принципиальную позицию по отношению к политзаключенным в Беларуси. Министр Сергей Мартынов 23 июля на саммите министров иностранных дел «Восточного партнерства» получил выволочку. Но сам факт поездки чиновника в Брюссель вынуждает думать, что Минск посылает Европе сигнал. Какой?

— Очень просто — Минск хочет хоть как-то сохранить видимость контактов с ЕС. Более того, во время избирательной кампании очень важно показать, что тебя признают на международном уровне: принимают твоего министра, соглашаются прислать наблюдателей.

 

Ревнует к оппозиции?

Заместитель председателя движения «За свободу» Юрась Губаревич уверен, что Минск, отказываясь от участия в «Европейском диалоге о модернизации с Беларусью», пытается сохранить лицо — ведь в диалоге уже участвуют независимые эксперты и представители оппозиции. А белорусская власть хотела бы единолично контролировать процесс белорусско-европейского диалога.

— «Европейский диалог о модернизации с Беларусью» — это еще одна попытка втянуть Беларусь в двусторонние отношения, протянутая рука, чем в свое время была и программа «Восточное партнерство».

Почему официальный Минск отказывается от участия в диалоге? Официальный Минск неоднократно давал понять, что хотел бы полностью контролировать процесс диалога с Европой, целиком исключив из него белорусскую оппозицию. Поскольку к диалогу уже привлечены независимые эксперты и представители оппозиции — Минск не считает для себя возможным участвовать в этом процессе.

Но когда Минск почувствует, что при помощи одной России невозможно будет удержать свою экономику на плаву, начнутся поиски новых форматов диалога. Но при условии, что Минск полностью будет контролировать этот диалог.