TOP

«МОЯ ДЕВОЧКА СНИТСЯ МНЕ ЦЕЛУЮ НОЧЬ»

Приглашение к материнству как способ заработать.

Изобретательности, настойчивости, фантазии нынешних белорусских женщин в способах зарабатывания денег, уверена, может позавидовать любая иностранка! А что делать, если нет никакой надежды ни на государственные посулы, ни на мужа, который либо бестолковый бездельник, либо никем так и не понятый талант, либо находится в постоянном «депресняке» от окружающей действительности?

Сегодня у самых отважных (или отчаявшихся от постоянного безденежья?) может появиться новый источник заработка: уходящий парламент «под занавес» своей деятельности принял закон о суррогатном материнстве. Наша газета недавно об этом писала, сегодня мы продолжим разговор.

Заграница им поможет?

Институт суррогатного материнства в Беларуси законодательно закрепили еще в середине 2006 года, когда в Кодекс о браке и семье внесли соответствующие изменения и дополнения. Тогда же в Минске появилась первая фирма по поиску и подбору «кандидаток в мамы». Каждая женщина заполняла подробную анкету, проходила комплексное медицинское обследование, и при получении от врача вердикта о том, что кандидат действительно готов к программе суррогатного материнства, все участники процесса направлялись в нотариальную контору для заключения договора. В то время иностранцы платили до 20 тысяч долларов в качестве вознаграждения, да и ежемесячная сумма содержания суррогатной матери была в два раза больше, чем в Беларуси. В 2007 году официально было заключено несколько подобных договоров с жительницами Минска, Гродно, Жодино и Могилева.

Как показало время, суррогатное материнство в нашей стране до недавних пор не пользовалось спросом. До прошлого года только 11 пар решили завести детей с помощью суррогатных матерей.

Возможно, причина была именно в отсутствии четкого закона. С его принятием (в конце минувшего года) ситуация, по мнению специалистов, меняется в лучшую сторону.

— Есть живой интерес как от жительниц Москвы, Санкт-Петербурга, Литвы, Латвии, Германии, Франции, Польши, так и со стороны наших зарубежных партнеров — специализированных компаний,— признался директор одного из столичных агентств, которое размещает объявления типа «Организация ищет женщин для сотрудничества. Достойное вознаграждение гарантировано».

В компании белорусским суррогатным матерям гарантируют гонорар в сумме 8 тысяч долларов, 1,5 тысячи — на одежду и 300 долларов ежемесячно на продукты. Медицинские и прочие бытовые расходы оплачиваются заказчиками отдельно. Есть жесткие требования: возраст до 35 лет, наличие собственного ребенка. Женщина должна быть абсолютно здоровой и состоять в браке.

— Думаю, наш бизнес будет успешным,— не скрывает оптимизма мой собеседник. — Проблемы, связанные с репродуктивной функцией населения, остро стоят во всем мире. Израиль, к примеру, отправляет каждый год в различные страны более 200 пар. Надо учитывать, что не всегда получается подсадить эмбрион суррогатной матери, так что по нескольку раз людям приходится ехать в Грузию, Украину, Армению. Почему бы желающим не приехать в Беларусь? По сути, государство и мы предлагаем женщинам достойную работу — стать суррогатной матерью, а это возможность помочь собственной семье. Ведь сейчас многие остаются без работы, без денег, да и другие есть мотивы…

В ответ на мои возражения о том, будто мы выставляем наших женщин на «зачаточный экспорт», опускаем планку национальной семейной этики и морали (во многих странах суррогатное материнство запрещено законом), не думаем о психологических проблемах суррогатной матери, которые непременно возникают после того, как ребенка ей приходится отдавать его биологическим родителям, директор агентства ответил:

— Обычный бизнес. В Европе за суррогатное материнство просят гораздо больше, а сейчас у нас уровень жизни гораздо ниже, так что наши женщины готовы предлагать услуги суррогатных матерей гораздо дешевле. Думаю, в ближайшее время мы в Беларуси можем столкнуться с бумом в этой сфере!

Голос церкви не услышали

Недавно в Минске состоялся «круглый стол» «Религиозный фактор национальной безопасности Республики Беларусь». Выступая на встрече, руководитель направления по защите материнства и семейных ценностей Минской епархии Белорусской православной церкви иерей Дмитрий Гриценко резко выступил против принятия парламентом закона о суррогатном материнстве:

— Таким образом нашу любимую Беларусь уравняли со странами третьего мира, где женщины зарабатывают деньги, рожая детей на продажу.

По мнению священнослужителя, в этом законе много ляпсусов, противоречий с нравственностью. Он принят, несмотря на предупреждения католической и православной церквей о том, что законопроект не соответствует традиционной морали общества.

— Сегодня в России бурно обсуждается новое для нас понятие — гендерное равенство,— отметил иерей Дмитрий Гриценко.— Речь идет об узаконивании однополых греховных связей. И если мы сегодня промолчим, то завтра можем услышать от новых законодателей: почему же вы молчали раньше? А нас услышат?

— Мы должны дать людям шанс стать родителями, — выразила точку зрения законодателей депутат Палаты представителей Светлана Шилова.— Суррогатное материнство не противоречит этике до тех пор, пока оно исходит из медицинских показаний и исключает социальные причины, когда женщине лень вынашивать ребенка, женщина боится родов или не хочет беременностью мешать своей карьере.

Кто может стать «мамой на прокат»?

По медицинскому определению, суррогатное материнство — вид вспомогательных репродуктивных технологий, когда женщина вынашивает и рожает ребенка, зачатого из яйцеклетки, изъятой из организма другой женщины (генетической матери).

Закон о вспомогательных репродуктивных технологиях (ВРТ) закрепляет право женщин, страдающих бесплодием, на использование услуг суррогатных матерей. Закон устанавливает четкие правовые границы, в которых действуют генетические родители и суррогатная мать. Оговаривается, что суррогатная мать вынашивает и рожает ребенка, который не является носителем ее генотипа, то есть не является для нее генетически родным. Суррогатное материнство является видом ВРТ, воспользоваться которым может только женщина, для которой вынашивание ребенка по медицинским показаниям невозможно, либо связано с риском для жизни, здоровья ее или ребенка.

Какую маму чаще всего ищут генетические родители для своего ребенка? Прежде всего они интересуются возрастом женщины, наличием высшего образования, семейным положением.

Хорошим считается возраст около 23 лет, но не более 35. Высшее образование воспринимается как некая гарантия минимального интеллекта, наличие у женщины собственного ребенка приветствуется, мужа — нет. По опыту соискателей, именно мужья могут создать немало дополнительных проблем.

Деньги часто уходят вместе со счастьем

Консультант одного из крупнейших в России центров планирования семьи и вспомогательных репродуктивных технологий, доктор психологических наук, профессор Валентина Михайловна Стрельченко оказывает психологическую помощь и послеродовую поддержку суррогатным матерям с момента появления в Москве института суррогатного материнства.

— Чаще всего молодые женщины решаются стать суррогатной матерью исключительно из возникающих в их семьях материальных проблем. Часто инициатором подобного заработка становится муж, которому хочется достроить дачу или купить машину поновее. Женщина уступает его доводам, соглашается, психологически не будучи готовой к тому, что с выношенным ребенком придется потом расстаться навсегда.

Генетические родители, подыскивая суррогатную мать, как правило, тщательно изучают обстановку в ее семье. Им очень важно, чтобы семейная атмосфера была наполнена всеми положительными составляющими, особенно — любовью к детям, которые уже есть. При этом потенциальную суррогатную маму экзаменуют и вопросами, и различными психологическими тестами, часто прибегают к опросу воспитателей в детском саду, учителей, родственников, знакомых. Могу с уверенностью сказать, что такую проверку выдерживает далеко не каждая женщина, даже если ей очень нужны деньги.

— Насколько психолог помогает при принятии решения стать суррогатной матерью?

— Во-первых, далеко не все прибегают к помощи психолога. Иногда условием контракта является изоляция суррогатной матери от посторонних контактов, исключая необходимые, по мнению «заказчиков». Во-вторых, не во всех организациях, которые занимаются поиском кандидатов, есть психолог, и, в-третьих, никакой специалист-психолог или психотерапевт не может дать гарантию, что после родов у суррогатной мамы не пострадает психика.

Чаще всего, суррогатная и биологическая матери находятся в вынуждено-приятельских отношениях. На начало программы суррогатного материнства у женщин — одни мысли, а к концу — другие, но обе боятся потерять ребенка.

— Валентина Михайловна, получается, что сюжеты многосерийных мелодрам о суррогатных матерях, наполненные драмой и криминалом, действительно взяты из практики психологов?

— К сожалению, финал чаще счастливее в кино, чем в жизни. После родов женщина, отдав ребенка генетическим родителям, переживает сильнейший стресс, из которого некоторые выходят годами, а некоторым необходима пожизненная помощь и контроль психотерапевтов, применение сильнодействующих успокоительных препаратов. У меня есть очень тяжелые пациентки, которые нуждаются в постоянном психологическом сопровождении и вынуждены по несколько месяцев в году пребывать в стационаре.

— Вы против суррогатного материнства?

— Да. На мой взгляд, к нему надо прибегать только в самом крайнем случае (я имею в виду бездетные пары), потому что порой желанный ребенок появляется в ущерб другим детям, которые остаются жить с больной мамой. В качестве примера приведу несколько строчек из письма бывшей суррогатной мамы: «…Не могу до сих пор найти ответ на вопрос, зачем я уступила мужу и согласилась? Деньги закончились, муж сначала называл меня «свиноматкой», потом стал пить, а сейчас ушел жить к своей матери. Я не знаю, что мне делать. Павлик все время спрашивает, когда придет папа. Я не могу уснуть без снотворного, а если нет денег на таблетки, то МОЯ девочка снится мне целую ночь. Наверное, я сойду с ума: хожу по улицам и заглядываю в каждую коляску, хотя знаю, что МОЯ доченька уже далеко, но не могу никак смириться с тем, что я ее никогда не увижу. Не могу смотреть на себя в зеркало: постарела лет на десять. Павлик говорит, что не хочет такую маму, да я и сама себя такую не хочу…»

— Вы даете читать такие письма тем, кто решил стать суррогатной мамой?

— Обязательно. Собственное желание и собственная уверенность в том, что «у меня крышу после родов не сорвет» — это очень хорошо, но этого, к сожалению, может оказаться мало. Часто женщины уже после первой консультации понимают, что психологически не готовы к расставанию с выношенным ребенком, понимают, что быстрое решение материальных проблем обернется проблемами более существенными.