TOP

ПОЗОЛОТА ОБЛЕЗЕТ…

…а свиная кожа останется. Так утверждал когда-то Ганс Христиан Андерсен, датский сказочник такой был, если кто не знает. А ведь прав датчанин, тысячу раз прав. Куда ни попадешь, где ни едешь, сразу замечаешь эту фигуральную позолоту, замечаешь также, что она уже облезает. Кое-где уже и облезла. 

Как вы понимаете, ни в дальнюю, ни в ближнюю заграницу я не езжу. Предпочитаю исключительно родные пенаты. Так дешевле и злее…

* * *

Автовокзал в Минске «Восточный», отсюда мне предстоит ехать в Клецк. Кроме автобуса добраться в Клецк ничем нельзя. Напряженка с билетами. На 10 утра не было, купил на 12. Брожу по вокзалу, смотрю и анализирую.

Народу очень мало, легко можно пересчитать всех. Это понятно, билеты на автобусы подорожали. Не до фантастических высот, но и социальными их уже не назовешь. К тому же все остальное, от обуви до молока, тоже дорожает. Приходится сильно задуматься: а стоит ли вообще ехать за этими огурцами в деревню? Поэтому на автовокзале приятное безлюдье, прохлада, тишина и полное отсутствие очередей. В чем-то рыночные отношения — это даже хорошо. Жаль только, что самого рынка у нас пока еще нет. Зато цивилизация видна невооруженным взглядом. Например, везде висят таблички «Курить запрещено. Ведется видеонаблюдение. Штраф «до 4 б.в.» Рискнул и проверил относительно видеонаблюдения. Стал на самом виду, демонстративно закурил, жду кого-нибудь, наряда милиции или парочку злых теток. Спокойно докурил, бросил окурок в урну. Никого не дождался. Остальные курящие, как мужского, так и женского пола, тоже курили. И их никто не тронул. Что же, про 4 базовые величины — это шутка была? Да нет, не шутка. Захотят оштрафовать — оштрафуют. С другой стороны, шведы вот тоже мишек разбросали, а где была ПВО со своими навороченными ракетами? Значит, тоже пугают. Нарушителей пугают, нас обнадеживают. Но нарушители все равно летают. Позолота облезает…

Время от времени захожу в здание вокзала. Кроме пассажиров там фланируют некие мужчины с изучающе-внимательным взглядом. Проходишь мимо, слышишь тихое: «Бобруйск… Глусск… Гомель… Могилев…» Перед гражданами встает проблема выбора: ждать своего автобуса или ехать на «леваке» прямо сейчас? Во всяком случае, это будет дешевле и быстрее. А что вы хотели — конкуренция.

С одним «леваком» я поговорил. Официально он безработный. Неофициально — возит народ, зарабатывает неплохо. Да, эти «левые» водители работают очень даже производительно. Наверное, и получают так же. Только кто оценит этот трудовой подвиг без уплаты налогов, кроме жены? Кто заплатит за него, кроме пассажиров?

Уже бывший вице-премьер Румас в начале своей совминовской карьеры потряс аппаратное сообщество заявлением, что частники работают гораздо более эффективно. Да мы про это и сами давно знали. И где сейчас Румас? Возглавил банк, который будет финансировать государственные программы, но не частные. В частности, сельское хозяйство, которое продолжает ударно повышать уровень задолженности. Юмористическая ситуация, честно говоря…

* * *

Продолжаю бродить по автовокзалу. Вот старик-уборщик не очень старательно моет шваброй бетонный пол. Ему помогает некий поношенный мужчина, вероятно, тоже уборщик.

— Что ж, — спрашиваю старика, — теперь принято и платформы мыть? Как в Европе?

— Ой, не говори! Подурели совсем! А нам же еще урны эти чистить надо… Видишь, сколько их?

— Наверное, платят хорошо?

— Где там! За прошлый месяц 800 тысяч…

— Ну и пенсия, конечно. Большая, если не секрет?

— Да какой секрет. Миллион 700 тысяч.. Не, уйду я, надоело, бляха, уйду…

От старика сильно разит перегаром. Только что с ним разговаривала какая-то начальница, видно, главная по перронам. Вернее, не говорила, а отдавала приказания неприятным голосом. Конечно, она видела, что старик поддавши, но на этом внимание не акцентировала. И здесь все понятно: вдруг старик и правда уйдет? Где найти другого работника, кто пойдет мыть бетон и собирать в урнах окурки за символическую плату?

В Россию дед, понятно, не поедет, поздно уже. Однако найти такую же работу, но с зарплатой в два раза больше — не проблема.

Вспоминается мимолетный разговор на остановке. Парень попросил прикурить, сразу завязалась беседа. Собеседник был слегка подшофе, тут же выдал наболевшее:

— Понимаешь, автослесарь я, на заводе работаю. Ремонт-мумонт там, крашу, мою, что надо, то и делаю. Два миллиона получаю. Как прожить на них?

— Что так мало? Лучше б у частника работал…

— Да был я и у частника! Думаешь, там лучше? Бывало и не платил по месяцу-два. Его ж тоже дерут как липку. У него денег нету, и у меня не будет…

— Так ехал бы в Россию. На наши деньги имел бы там 6—7 миллионов, а может, и больше.

— А что, это такие большие деньги? Мне вон и квартиру строить надо, и жить на что-то… Не, Россия тоже не выход. А почему я дома не могу заработать столько, чтоб на все хватило? Че я должен ехать куда-то? Эх, остолбенело все по самое не могу…

Вот так. Действительно, не такие уж большие деньги, 6—7 миллионов. Особенно в сравнении с европейскими, даже российскими заработками. А у нас вообще парадоксальная ситуация. Сегодня 6 млн — это деньги, а через месяц это уже 5 млн — по покупательной способности. Что-нибудь планировать просто бессмысленно…

Прямо на газетных киосках примерно месяц назад появились объявления о том, что требуются киоскерши. Вот те на, раньше устроиться на эту работу было трудновато, насколько знаю. Во всяком случае, никаких объявлений не было. Честно говоря, легче сказать, кто у нас сейчас не требуется. Разве что министры, а также другие руководители. С ними у нас точно переизбыток.

Что интересно, власти борются с оттоком кадров путем повышения зарплаты. Правда, она никак не основана на росте производительности труда. Поэтому это повышение быстро-быстро выходит боком — цены постоянно растут. А люди все равно уезжают. На 52 тысячи сократилась занятость на минских предприятиях государственной формы собственности. Это с начала года. Но безработица не растет, как всегда. Как это? Люди не идут в службу занятости, вот безработица и не растет. Люди молча уезжают.

Если бы реформы в Беларуси все же начались, модернизация из слова превратилась бы в факт, тогда бы появились новые, современные рабочие места. Где работник получал бы соответствующую зарплату. Тогда бы он за границу не рвался. Поскольку реформами пока и не пахнет, остается один способ удержать людей — повышать зарплату административно. Стоит ли говорить, что это кратчайший путь к самоубийству всей многострадальной белорусской экономики. К тому же даже повышение зарплаты происходит чисто по-советски: кто год назад получал больше, тот теперь подтянут до среднего уровня. Ну а средний уровень — это та же уравниловка. В общем, не стимул работать лучше и больше…

* * *

Вернемся на автовокзал «Восточный». Объявлена посадка на автобус Минск—Гродно. Пассажиры уже заняли свои места, контролер проверила у них билеты. К автобусу не спеша двигается водитель. Происходит диалог:

— Ну что? Сколько народу? — с улыбкой спрашивает водитель у контролера.

— Пятеро, — тоже с улыбкой отвечает контролер.

— Ладно. Хватит, — подводит черту водитель.

Между прочим, автобус большой, более-менее современный. Это вам не советский «пазик», душный, тесный, неудобный. Тут даже не очень жарко, есть вентиляция. Едешь на втором этаже, любуешься с высоты окрестностями, чувствуешь себя человеком. А в сухом остатке — всего пять пассажиров. Надо ли говорить о том, что рейс заранее убыточный? И я думаю, что не стоит. Дело житейское: комфортную поездку до Гродно могут позволить себе только пятеро граждан. А у других таких денег просто нет. Или они есть, но нужны для пропитания.

Вдруг на посадочную платформу подкатывает автобус европейского производства, не в пример круче мазовского. Следует по маршруту Минск—Паланга. В нем пассажиров нет вообще. Водители носят галстуки, одеты строго, несколько консервативно. Но, на весь огромный автобус, затейливо разукрашенный разными импортными надписями и эмблемами, только два пассажира, они же водители. Одни убытки, а прибыли ноль, даже минус. Не хотят белорусы отдыхать на побережье Балтики? Думаю, хотят. Да не могут. По той простой причине, что тамошние деньги свободно конвертируются, а деньги белорусские — нет. И нам хочется такого же уровня жизни, такого образа жизни, такой же свободы (хотя бы передвижения). В то же время, все больше белорусов начинают осознавать тот факт, что с суконным рылом в калашный ряд лучше не соваться. И им становится обидно, и они начинают искать виноватых, и пытаться понять, что делать дальше.

Авось до чего-нибудь и додумаются…

* * *

На подъезде в нашем доме появилось объявление: в такой-то день и в такое-то время будет проводиться проверка счетчиков воды, просьба быть на месте. Понятно. И непонятно. Краем уха слышал, что народ самостоятельно уменьшает расход путем манипуляций со счетчиком. Очень по-нашему. В смысле, как вы нам платите, так и мы вам оплачиваем. Вы нам недоплачиваете, мы вам тоже недоплачиваем. Кстати, вопреки объявлению, у нас расход воды так и не проверили. Опять же краем уха слышал (у нас люди очень информированные), что проверяющих становится все меньше. Представьте, человек умеет считать, владеет компьютером, знает бухгалтерию, зачем ему сидеть в расчетно-кассовом центре или ЖЭСе? Торговые сети предлагают схожие специальности и несравнимо большую зарплату. Все верно, чем меньше становится рабочей силы, тем острее и жестче конкурентная борьба за нее. И на первое место выходят торговые организации, причем, не государственные…

А вот количество усмиряющих все не уменьшается. Каждую пятницу к нашему ГОМу вечером приезжают крытые брезентом грузовые милицейские машины. Это Белполк милиции присылает бойцов на охрану микрорайона. У них вполне конкретная цель: показать себя, зарекомендовать хорошим цепным псом. У них еще нет работы, квартиры, все это надо заработать. Как? Влиться в карающе-усмиряющую систему, занять там свое место. Как ни странно, за счет тех, кого они охраняют…

В итоге получается облезшая позолота, за которой скрывается свиная кожа. То есть то, что есть на самом деле.