TOP

ЧИНОВНИКИ ТОЖЕ ХОТЯТ «ПЕРЕДЕЛА БЕЗ РЕВОЛЮЦИИ»

Чиновники, те, что живут на зарплату, раздражаются. Не одобряют. И даже начинают делать то, что пусть и с натяжкой, но можно назвать попыткой борьбы с системой.

На прошлой неделе много шума наделал «слив» информации на один оппозиционный сайт: в сеть из Мингорисполкома попал документ, в котором рассказывается, что якобы своим указом под грифом «для служебного пользования» президент выделил государству Катар землю под Минском для строительства резиденции, и еще кусок — под охотничьи вольеры — на 99 лет в аренду. Чиновники дружно от документа отгородились — дескать, фальшивка, ничего не знаем. Но служебное расследование уже идет.

Потом СМИ писали: спецслужбы ищут, как произошел «слив». Но главный вопрос не как, а почему. Потому, наверное, что кто-то из чиновников в Мингорисполкоме или выше посчитал подобное неприемлемым. А потому и предал огласке документ.

Факт не первый, это очередной звоночек: чиновники, те, что живут на зарплату, раздражаются. Не одобряют. И даже начинают делать то, что пусть и с натяжкой, но можно назвать попыткой борьбы с системой.

Система постепенно стала раздражать и тех, кто вверху пирамиды: им хочется большего доступа к ресурсам.

Второй «слив» информации явно оттуда. Напомним, в интернет попала также информация о крупном переделе земли. «Ежедневник» пишет: тему недавно стартовавших коррупционных скандалов с землей у Минского моря, в Лапоровичах, подняли Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями (ГУБЭП) МВД и Генеральная прокуратура. Загадочный инвестор, образовавшийся в 2009 году, уже через три месяца получил в свое распоряжение 279 га земли возле Минского моря… О реализации проекта два с половиной года вообще ничего не было слышно. И вот ГУБЭП МВД пресекло попытку торговли той самой элитной землей, которая была выделена под реализацию инвестпроекта.

Конечно, пока классифицировать точно, что именно происходит, рано. Но уже очевидно — бодаются крупные шишки. Или «крыши».

Народ же наблюдает за компроматами, и думающая его часть укрепляется в мысли: страна готова к переменам и сверху, и снизу.

Кстати, об этом говорилось в аналитических данных НИСЭПИ, который провел летом национальный опрос. Он показал: доля сторонников перемен в Беларуси увеличилась за год на 16,2% и достигла исторического максимума в 77,3%. При этом доля сторонников сохранения в стране стабильности сократилась с июня 2011 года вдвое и также достигла минимального значения за все время наблюдений — 15,1%.

Сам факт сходства мнений о необходимости перемен делает предложенную Брюсселем программу «Европейский диалог о модернизации Беларуси» особенно актуальной. Только понимают под переменами чиновники и крупный бизнес — одно, а средний белорусский класс и патриотично настроенные интеллектуалы — другое.

В этом, возможно, и есть ответ на вопрос, почему в «Диалоге» власти отказались участвовать. Главный не одобрил. А тех, что ниже, не удовлетворил факт, что пакет готовящихся реформ будет обеспечивать верховенство закона в том числе и в перераспределении ресурсов. А это при выделении себе, родному, земли и дележке крупных активов Беларуси может навредить.

В общем, перемены необходимы — но все уверены, что революции не будет.

Любопытную мысль о сходной ситуации высказал Камиль Клысиньски, аналитик Центра восточных исследований (Варшава), специалист по Беларуси (интервью читайте на этой стр.).

Аналитик согласен: нет пока наметок, что белорусская власть жаждет скопировать польский вариант. При этом подчеркивает: Европа хочет от Беларуси не революции и хаоса, а трансформации, посредством «Европейского диалога о модернизации Беларуси» в том числе.

Аналитик тут прав. Одно лишь «но» остается. Никто из опрошенных политиков, правозащитников, просто представителей НГО пока не может даже представить, как такое может произойти, чтобы — опа! — и появилось переходное правительство. Так что в рамках «Диалога о модернизации» впору создавать некую группу, которая хотя бы попыталась представить, что может стать отправной точкой для трансформации.