TOP

ГЛАВА МИССИИ БДИПЧ ОБСЕ ПОКИДАЕТ БЕЛАРУСЬ В СОМНЕНИЯХ

Накануне своего отъезда из Беларуси глава миссии наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ Антонио Милошоски дал интервью, в котором подвел некоторые итоги работы миссии и объяснил, почему уезжать из нашей страны ему приходится в сомнениях. 

— 28 сентября ЦИК утвердил итоги выборов. Сравните, пожалуйста, официально озвученные цифры (более 74% проголосовавших избирателей, в том числе 26% — в ходе досрочного голосования) с аналогичными показателями на парламентских выборах в других странах и, в частности, в странах Европы?

— Явка избирателей зависит от политического выбора, от того, насколько важной является конкретная избирательная кампания. Таким образом, от страны к стране эти цифры обычно разнятся. Нельзя говорить, что существуют какие-то общие правила или общая практика касательно цифр по явке избирателей.

Но что касается явки избирателей здесь, в Беларуси, я должен отметить, что у нас не было возможностей получить достоверные данные об избирателях, которые делали свой выбор. Мы не давали какую-то оценку касательно цифр явки. Многим нашим наблюдателям не была предоставлена возможность полноценно наблюдать за процессом подсчета голосов. Поэтому мы не можем дать какое-то заключение касательно явки избирателей.

— Член ЦИК с правом совещательного голоса от оппозиции Сергей Калякин на заседании комиссии 28 сентября высказал мнение, что Центризбирком «слишком торопится», и что он должен подождать, пока будут рассмотрены все жалобы. Однако ЦИК единогласно утвердил итоги выборов. Как такие процедуры происходят в мировой практике? Утверждаются ли итога выборов до рассмотрения всех проступивших жалоб?

— Во-первых, нужно отметить, что каждая жалоба, которая подана, должна быть объективно и беспристрастно рассмотрена Центризбиркомом или судом. Это наиболее важно. И уже менее значительным является то, когда она будет рассмотрена — до объявления окончательных результатов или после.

Но что для нас было странным, это то, что ЦИК объявил результаты в то время как в 30 избирательных округах, согласно предоставленной нашим наблюдателям информации, результаты о подсчете голосов и выборов еще не были подготовлены. Это очень странно, если объявляются окончательные результаты выборов и называют победителя до того, как обработаны все бюллетени во всех округах по всем избирательным участкам.

Второй момент, который создает почву для сомнений, заключается в том, каким образом результаты выборов были объявлены. То есть была объявлена общая явка избирателей и победители, но не было объявлено, сколько процентов набрал каждый из кандидатов, а результаты не были разбиты по избирательным участкам. Такая практика объявления результатов до того, как обработаны все бюллетени, не объявление результатов по каждому избирательному участку создает почву для сомнений в результатах подсчета голосов.

— 28 сентября глава ЦИК Лидия Ермошина заявила журналистам, что «в работе миссии наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ на нынешних выборах можно отметить много позитивного» и что наблюдатели ОБСЕ научились «работать более толерантно», не оказывая давления на членов избирательных комиссий. Вместе с тем, отметила Ермошина, на этих выборах «было несколько претензий в провинции, но они быстро разрешались». Вы знаете, какие претензии могла иметь в виду госпожа Ермошина?

— В целом, у нас было плодотворное и хорошее сотрудничество со всеми окружными и участковыми избирательными комиссиями. Возможно, возникали какие-то незначительные инциденты в виду недопонимания из-за владения разными языками. Но в целом, сотрудничество было положительным.

Мы очень рады, что госпожа Ермошина отметила, что все наши наблюдатели приехали сюда с хорошим настроением, с хорошим отношением и с хорошими намерениями.

— На брифинге сразу после выборов Вы сообщили, что лично столкнулись с препятствиями на избирательном участке, когда Вас попросили отойти на 7-8 метров от стола, где производился подсчет голосов. Как Вам объяснили эту просьбу? И что Вы видели, когда отошли от стола? Можно ли технически на таком расстоянии зафиксировать нарушения, увидеть, например, вброс бюллетеней?

— С дистанции в семь метров можно смотреть телевизор, но невозможно осуществлять полноценное наблюдение за подсчетом голосов. И дело заключается не в расстоянии, а в доверии — существует ли полное доверие к тем наблюдателям, которых вы пригласили наблюдать за ходом избирательной кампании, и готовы ли дать им возможность присутствовать при подсчете голосов, обеспечивая, таким образом, прозрачность процедуры.

Если вы предоставляете наблюдателям полную возможность следить за процедурой подсчета голосов, это означает, что вам нечего скрывать. Но когда процедура подсчета голосов является привилегией исключительно членов избирательной комиссии, а наблюдатели не могут полноценно за ней следить, возникают определенные сомнения.

Отсутствие строго определенной процедуры подсчета голосов не дает гарантий их честного подсчета. Важным является не только, кто и как голосует, но также и то, кто и как эти голоса считает.

В этой связи в 37% случаев наши наблюдатели оценили процедуру подсчета голосов как плохую. И это очень высокая и негативная оценка данной процедуры во время прошедших выборов.

— Лидия Ермошина также упоминала эту цифру — 37%, но при этом она подчеркивала, что в остальных случаях наблюдатели миссии БДИПЧ ОБСЕ, а также наблюдатели миссии от СНГ были удовлетворены возможностями для наблюдения. Встречались ли Вы с наблюдателями от СНГ уже после выборов и обсуждали ли вы с ними, почему им процедура подсчета голосов показалась удовлетворительной, а наблюдателям ОБСЕ нет?

— На протяжении всей избирательной кампании мы поддерживали регулярное общение с миссией СНГ. Но я думаю, что следует подчеркнуть два основных различия между миссиями. Во-первых, для ОБСЕ/БДИПЧ весьма необычно, чтобы миссия давала оценку и заключения по выборам до того, как избирательная кампания прошла. А наблюдатели от миссии СНГ это делали.

Во-вторых, миссии ОБСЕ/БДИПЧ работают по стандартной методологии, с которой знакомы все страны-члены организации. С ней также знакомы и члены наблюдательной миссии СНГ, так как все страны Содружества являются и членами ОБСЕ. Таким образом, мы считаем, что отчеты и оценки, которые даются миссиями БДИПЧ ОБСЕ, являются актуальными для всех стран-участниц ОБСЕ, в том числе и для государств СНГ.

— 24 сентября Вы встречались с министром иностранных дел Владимиром Макеем, а 27-го — с руководством ЦИК. В каком духе проходили эти встречи? Как реагировали на Вашу оценку выборов белорусские чиновники?

— У нас было конструктивное обсуждение предварительных заключений и выводов. Не секрет, что у нас разные мнения касательно различных этапов избирательного процесса в Беларуси, но важно, что мы были честны и открыты друг с другом и смогли обсудить те вопросы, которые повлияли на оценку данных выборов. Мы также пришли к согласию насчет того, что в нашем итоговом отчете должны содержаться рекомендации на будущее, чтобы продолжить совершенствование белорусского законодательства.

Очень важно понимать то, что ОБСЕ хочет быть партнером Беларуси, помогать в реформировании и совершенствовании избирательного законодательства и избирательного процесса. И первым сигналом при наличии политической воли к такому сотрудничеству могло бы стать приглашение для ОБСЕ вновь открыть свой офис в Минске.

— А объяснила ли как-то Лидия Ермошина, почему не было выполнено данное ею обещание о том, что наблюдатели БДИПЧ ОБСЕ смогут беспрепятственно следить за процессом подсчета голосов?

— Вместо того чтобы спрашивать об объяснениях, мы выразили свое разочарование и сказали о том, что вопрос полноценной возможности наблюдения за подсчетом голосов — это вопрос о доверии к наблюдателям. Мы также объяснили, что прозрачность этой процедуры является ключевым моментом при проведении выборов. И это важно даже не для международных наблюдателей, а для избирателей. Я считаю, что процесс назначения членов избирательных комиссий должен быть еще более инклюзивным, Таким образом, прозрачность и доверие должны строиться с самого начала. Участковые избирательные комиссии не должны быть таким своеобразным закрытым кругом людей, которые разделяют какие-то общие интересы, например, на работе, а затем также закрыто осуществляют свою работу в качестве членов избирательных комиссий.

Госпожа Ермошина никаким образом не прокомментировала данные объяснения с нашей стороны. Но, тем не менее, даже отсутствие какого-либо комментария мы принимаем как ответ.

— Вы упомянули, что обсуждали на встречах с белорусскими чиновниками рекомендации, которые будут сделаны в итоговом отчете миссии. О каких рекомендациях идет речь?

— Во-первых, это будут рекомендации по улучшению белорусского избирательного законодательства, потому что нынешнее законодательство недостаточно соответствует международным стандартам и нормам.

Во-вторых, будут рекомендации, направленные на укрепление доверия и прозрачности для всех заинтересованных сторон в ходе избирательного процесса.

В-третьих, порекомендуем принять меры, которые повысят состязательность во время избирательных кампаний, потому что должен быть предоставлен свободный и широкий выбор, без каких-либо ограничений.

В-четвертых, мы также считаем, что не должно быть ограничений на общение кандидатов, всех заинтересованных сторон, общественности в ходе избирательной кампании. Выступления, дебаты, которые проводились бы в прямом эфире, были бы более демократичны, нежели те, которые идут в записи.

Кроме того, не нужно бояться разных мнений. Это, я считаю, один из принципов свободных выборов и является основой для свободы волеизъявления.

— Какое личное впечатление осталось у Вас от белорусских выборов, реакции на них избирателей, общения с белорусами, впечатление от страны в целом?

— Я должен отметить, что главный вывод, который мы смогли сделать от общения с гражданами Беларуси, заключается в том, что все заинтересованы в развитии и улучшении жизни и ситуации в стране. Что касается данной избирательной кампании, мы отметили отсутствие сильного интереса к выборам. Мы не заметили, чтобы частью прошедшей кампании стали, например, дебаты по таким важным вопросам как образование, здравоохранение, религия, приватизация и другим. В виду отсутствия обсуждения таких важных вопросов, обсуждение явки избирателей и бойкота выборов стало главной темой этой избирательной кампании.

— А если бы Вы жили в Беларуси, учитывая, что Вы смогли получить некоторое представление о стране, Вы поддержали бы идею бойкота?

— Мой ответ будет таким: если в стране есть избирательная система и законодательство, к которым существует полное доверие, то нет причин, чтобы бойкотировать выборы. Если же есть недоверие к избирательному процессу, процедуре подсчета голосов, то шансы на то, что какие-либо стороны будут склонны к бойкоту выборов, возрастают. Но у каждой партии есть право выбирать — принимать участие в избирательной кампании или нет.

Татьяна КОРОВЕНКОВА, БелаПАН