• Погода
  • -18
  • EUR3,0813
  • USD2,5428
  • RUB (100)3,4635
TOP

ВЛАДИМИР МАЦКЕВИЧ: НЕ ЖДИТЕ 2015 ГОДА

Философ и методолог Владимир Мацкевич намерен объединить все здоровые силы белорусской оппозиции, чтобы сообща прийти «если не к победе, то хотя бы к организации сопротивления, достойного сопротивления режиму в период общественно-политических обострений, которые всегда совпадают с электоральными кампаниями».

Владимир Мацкевич дал интервью «Белорусскому партизану». Публикуем его в сокращенном варианте.

 

«Всей объединенной оппозиции хватило только на один округ»

— В начале 2011 года все кричали: нельзя участвовать в этих выборах, пока сидят политзаключенные! Но все участвовали в этих «выборах», даже бойкотчики. Бойкотчики бойкотировали не потому, что «нельзя участвовать, пока сидят политзаключенные», не потому, что они могут организовать этот бойкот — у них не было сил элементарно выдвинуть нескольких кандидатов.

Если объективно посмотреть на итоги: сколько было выставлено кандидатов, сколько людей выдвинуто в избирательные комиссии, сколько наблюдателей смогли выставить — всей объединенной оппозиции хватило на то, чтобы закрыть наблюдателями только один-единственный округ в Минске. Да и там на двух участках наблюдателей не было!

Поэтому все разговоры про моральную победу, про эффективность бойкота или, наоборот, участия — это пустой треп, нападки друг на друга, чтобы отвлечь внимание от реальных показателей.

Да, в Минске была низкая явка, и скорее всего, в минских округах выборы не состоялись. Это мы понимаем. Но понимания явно недостаточно, потому что материала для судов не собрано, материалов, которыми можно опровергнуть — логически, содержательно — выводы наблюдателей миссии СНГ, не собрано.

Я уже не говорю о том, что данные независимого наблюдения показывают, что при наличии фальсификаций по большинству округов за пределами Минска явка составила более 50%. Это не позволяет говорить о состоявшемся бойкоте.

Только планомерная, систематическая, дисциплинированная работа в течение нескольких лет может привести если не к победе, то хотя бы к организации сопротивления, достойного сопротивления режиму в период общественно-политических обострений, которые всегда совпадают с электоральными кампаниями. Всегда, но особо острыми являются в период президентских кампаний.

И сейчас я уже вижу, как те же самые люди, делавшие не просто ошибки — преступные ошибки, намеренные ошибки! — сознательно мешавшие всем позитивным действиям, опять начинают готовиться к электоральной кампании 2015 года.

А значит, не просто несут на себе груз неотрефлекслированных ошибок, но несут на себе установки, ведущие непременно к поражению. Эти люди должны быть изолированы от управления политической демократической оппозицией и гражданским обществом. Хотят работать и бороться — пожалуйста! Работы много, пусть работают рядовыми оппозиционерами, даже линейными менеджерами, но свою неспособность к руководству и управлению они показали достаточно красноречиво.

 

«В умелых руках в стране может возникнуть новая ситуация»

— Давайте спросим себя: кому выгодно отождествлять всю оппозицию с десятком персонажей, которые говорят за оппозицию и за нее «отдуваются»? Именно к этим лицам относятся упреки в слабости оппозиции, ее непривлекательности.

Сегодня последовательные сторонники Лукашенко и те, кто готов его терпеть, пока им не предъявят альтернативу, в совокупности составляют до 50% населения. Вторая половина — четверть последовательных противников и еще четверть — пассивные люди, которые поддержали бы альтернативу Лукашенко. Но пока ее не видят, они скорее назовут себя противниками Лукашенко, но не будут предпринимать никаких действий. Численность активных и пассивных сторонников режима и численность активных и пассивных противников его примерно равны. Это огромный потенциал.

Дело не в слабости оппозиции (хотя надо признавать, что она слаба), эту оппозицию надо организовать. Внутренняя, кухонная, обывательская оппозиция есть, но эту обывательскую оппозицию может организовать некая идея, идеология, программа, стратегия, позитивное предложение. Они должны дать положительный ответ на вопрос: если не Лукашенко, то кто? Причем никого не устроит абстрактный ответ — нужно отвечать конкретным именем, конкретной программой. Если не сегодняшний социализм и коррумпированная государственная экономика — что взамен? Если мы приватизируем предприятия, то как, каким образом, кому они попадут в руки; если мы привлекаем инвестиции, то какие и чем будем расплачиваться? Если нужно вернуть государственный долг, то как, за сколько лет? На все эти вопросы необходимо отвечать, не говоря уже про целый блок социальных вопросов. А что нам делать со здравоохранением, образованием, культурой?

Когда мы получим ответы на все поставленные вопросы, привязав их брендово к конкретному имени (если не Лукашенко, то кто?), тогда мы получим симпатии электората к этому политику, к силе, которая за ним стоит, к их программе.

Но этого мало. Нужно отвечать на вопросы: как вы будете строить отношения с Россией в рамках Таможенного союза, в рамках Евразийской интеграционной инициативы, в рамках «Союзного государства», когда Беларусь опутана кучей обязательств? Что будете делать с обязательствами — рвать, отказываться, денонсировать, постепенно пересматривать? И сможете ли вы добиться нейтралитета Кремля в белорусском вопросе, предложив ему тоже позитивную программу?

 

«Эти люди не могут возглавлять оппозицию»

— Но для начала нужно изолировать верхушку оппозиции, с которой ассоциируется вся белорусская оппозиция. Вряд ли они уйдут самостоятельно…

— Не надо изолировать!

Просто поймите: такие люди, как Романчук, — это пустопорожние фантазеры, абстрактные пересказыватели модных популярных либеральных теорий, которые не имеют ни практического опыта управления, не имеющие стойкости и нравственной силы, чтобы отстаивать собственные взгляды.

Вы поймите, что люди вроде Рымашевского, в отсутствие Северинца захватившего власть в БХД, ничего, кроме собственных корыстных эгоистических интересов не преследуют. Поэтому они будут идти против любых разумных предложений, если эти разумные предложения исходят не от них. И гробить их.

Вы поймите, хороший человек Калякин. Но на протяжении 20-ти с лишним лет существования его партии, которая не подвергалась репрессиям (это не радикальный БНФ), не развивается. Более того, она отказывается от методологии марксизма и идет на поводу популистских лозунгов — борются уже не за построение плановой социалистической экономики, а за некий абстрактный «Справедливый мир».

Эти люди не могут возглавлять оппозицию в силу утраты теоретической концептуальной стратегической определенности.

— Но Вы же сами понимаете: добровольно никто не покинет насиженные места…

— Новые инициативы рождаются на базе консолидации общественного недовольства. Когда партии диксредитировали себя в середине 90-ых годов, особенно после переворота 96-го года, общественная инициатива «Хартия» моментально, в течение нескольких месяцев стала популярной. Это была общественная инициатива. И только потом, когда лидеры «Хартии», отгородившись от всех общественных деятелей, решили, что теперь они будут главными политиками, она скатилась на уровень всех тех политических партий, альтернативой которых она создавалась. Это была грубейшая ошибка «Хартии», которую повторяли потом другие.

«Рух «За свабоду», который точно так же возникал на базе организаций третьего сектора как общественное движение. Но после первых же небольших успехов, возомнил себя квазипартией, и скатился к тому же состоянию, в котором пребывают и карликовые, никому не нужные партии. Рух, который вывел Милинкевича на первые позиции в 2005-2006 годах, в конце 2006 года сел за один стол со всеми теми, альтернативой которым он выдвигался.

В 2010 году та же самая ситуация повторилась с кампанией «Говори правду». Это было общественное движение, возникшее на волне недовольства политическими структурами и партиями, получившее наибольшую популярность, буквально в течение года раскрутившее Некляева из поэта в политика (и он был главным политиком к декабрю 2010 года, именно его единственного из всех кандидатов изолировали от Площади, проломав голову). И что потом? Потом «Говори правду» вместо того, чтобы обращаться к общественности, действовать как общественная структура, объявила себя одним из маленьких политических субъектов, сели за стол рядом с другими и превратились в элемент «шестерки».

Теперь мы создаем Национальную платформу гражданского общества. Перед Национальной платформой мы ставим цели — изменение общественно-политического режима в стране, возвращение страны к нормальному цивилизованному развитию, как в экономике, как в политике, так и в общественной жизни. Это политические цели, это гражданско-политические цели. Это движение неравнодушных граждан.

И мы, авторы Стратегии, лидеры Национальной платформы, мы сделали выводы из всех предшествующих ошибок — собственных и ошибок наших предшественников. И пока мы делаем Национальную платформу, мы не будем повторять ошибок наших предшественников. И на базе Национальной платформы мы будем разворачивать широкое общественное движение, противостоящее нынешнему режиму.

 

«Стратегия только тогда хороша, когда имеет ответы на все возможные сценарии развития событий»

— Готовы ли лидеры Национальной платформы работать с оппозиционными силами?

— Все желающие оппозиционные силы добровольно, осознанно могут присоединиться к нам. Мы приглашаем все разумные силы к диалогу и совместной работе. И без этих дурацких закидонов: мы политики, поэтому вы на вторых ролях. Только реальная политическая борьба расставляет все по своим местам — кто политик, а кто — болтун от политики.

 

«Ядро уже есть — присоединяйтесь!»

— Первым шагом к достижению перемен должно стать разделение оппозиции на здоровые и нездоровые силы?

— Я не стану никого ни на что делить. Но я не буду молчать! Если я понимаю, что за сегодняшним самовыдвижением Лебедько, пусть еще не объявленным публично, но сделанным де-факто, не стоит ничего, кроме амбиций самого Лебедько, то почему я должен закрывать на это глаза и молчать? Чтобы дать шанс Лебедько? У него было много шансов, ими он не воспользовался. Все, Толя, хватит!

Я не буду молчать, а вы решайте: пойдете с Лебедько, или пойдете со мной. Причем я уступлю свое место любому, кто будет более популярен, более приемлем для электората. Нужно обращаться ко всему гражданскому обществу. Если Некляев согласится возглавить общенациональное движение — я буду с ним. Национальная платформа будет на его стороне. Если нет, значит нет.

Если этого не будет, мы будем действовать с другими оппозиционными силами. Правда, сегодня и «Говори правду», и «Рух «За свабоду» как минимум декларируют готовность двигаться вместе.

Иван ГРЕКОВ, «Белорусский партизан»