• Погода
  • +17
  • EUR3,1082
  • USD2,5965
  • RUB (100)3,4363
TOP

ЛУКАШЕНКО: Я ВАМ КЛЯНУСЬ, ЧУШЬ ПОЛНАЯ!

9 октября Александр Лукашенко дал интервью британским СМИ — газете The Independent и телеканалу Би-би-си. За более чем четыре часа общения с владельцем нескольких британских газет Евгением Лебедевым официальный белорусский лидер ответил на шесть десятков вопросов. Некоторые из них попали в СМИ в тот же день, другие — чуть позже. 19 декабря на сайте The Independent была опубликована статья Евгения Лебедева, в которой его беседа с Лукашенко дается в пересказе, а сегодня пресс-служба президента Беларуси распространила ответы Лукашенко на наиболее актуальные вопросы, заданные в ходе того интервью.

Как Лукашенко стал президентом

Александр Лукашенко считает, что стать главой белорусского государства ему помогло страстное желание спасти страну.

«Я стал президентом благодаря тому, что страстно хотел изменить ситуацию в стране и сделать что-то толковое и полезное для людей. Я жутко любил и люблю свою страну и свой народ. Очень! И тогда еще, будучи пацаном в политике в 38 лет, можно сказать, мальчишкой, мне хотелось изменить это, потому что я увидел, придя из глубинки, что здесь творится. И я, скорее всего, почувствовал, не понял, а почувствовал, что мы можем потерять страну. Вот это было главным.

У меня, возможно, с народом есть некие особые нити взаимоотношений, они основаны на чувствах. Вот если я сейчас попытаюсь врать перед народом, они сразу почувствуют. Народ почувствует, что я вру. Точно так я очень тонко чувствую народ. И вот это страстное желание людям помочь, народом было почувствовано и воспринято.

А всe остальное — антикоррупционный характер моей политики, моя политика в сфере экономики, а я государственником был и остался, — это внешние проявления вот этого желания спасти страну, отвести народ от пропасти. Это первая моя программа, я ее так озаглавил.

К сожалению, в России не очень-то стремятся вникнуть в глубину того, что происходит в Беларуси. Тем более прежде не стремились это делать. Поэтому говорят, что Лукашенко стал президентом на антикоррупционной волне вот этой. Не совсем так.

Я часто говорю, что не знаю, почему я стал президентом. Я не должен был быть президентом, если оценивать это по стандартам, как люди вообще становятся президентами. Понимаете? Это команда огромная, это, наверное, деньги, это средства массовой информации, это еще что-то там».

Лукашенко_Голубев

Самое главное достижение — мы сохранили Беларусь

Александр Лукашенко считает главным достижением Беларуси за 18 лет сохранение независимости.

«Я бы не сказал, что это мои личные достижения. Да, я как глава государства, который обладает большими полномочиями по Конституции нашей страны, сыграл определенную роль в этом, может быть, определяющую, давайте не будем тут юлить и говорить о том, скромно это или нет. Я обязан был сыграть определяющую роль, но это труд многих людей и, честно скажу, всего белорусского народа, который не только слышал меня, но и слушал, и делал так, как я просил. Поэтому это такой большой процесс, всеобъемлющий процесс.

Самое главное, если говорить о достижениях — мы сохранили Беларусь. Никто тогда не мог подумать, что мы в течение 20 лет можем сохраниться как государство. Сохранили от уничтожения, от процессов присоединения или деления.

Ведь никто об этом не говорит и не знает, а накануне президентских выборов даже у нас шли активные разговоры (они в Польше и сейчас не утихают, и карты напечатали), что западная Беларусь — это польская территория, она незаконно принадлежит Беларуси. А на Полесье, на юге страны, было националистическое, сепаратистское движение об отделении южной части Украины и создании Полесской республики. То есть шли и такие центробежные процессы в Беларуси.

Ну а потом известное выражение, что «неплохо было бы, чтобы Беларусь стала северо-западным краем России», «чтобы Беларусь губерниями, областями вошла в состав России». Но нам удалось противостоять этому.

Мы сразу же заявили о многовекторности внешней политики, мы сразу же сказали о том, что Господом предопределено нам жить в центре Европы, и мы должны сыграть ту роль, которую мы обязаны сыграть — быть мостом между Востоком и Западом и не создавать проблем нашим соседям, ни в коем случае чтобы не было никакой конфронтации. Пока разными методами и усилиями нам удается это сделать».

Чушь полная

Александр Лукашенко заявляет, что у него не было амбиций стать президентом Союзного государства Беларуси и России.

«Меня часто в этом упрекали, даже обвиняли в том, что я хочу прибежать в Кремль, схватить шапку Мономаха и как минимум, ее схватив, держать там, в Москве, или вообще в Минск унести. Чушь полная.

Но я всегда говорил: волков бояться — в лес не ходить. Если вы на таких, знаете, демократических принципах справедливости и равноправия выстраиваете государство, вы должны быть готовыми к конкуренции не только с Лукашенко, но и с другими в Беларуси, у нас народ умный и хватает людей.

Я вам клянусь: у меня никогда не было даже мысли о том, что я делаю это ради того, чтобы стать президентом России и Беларуси.

У меня не было никаких амбиций, потому что не было определено, что там будет президент, может, это будет коллективный орган. Это во-первых. А во-вторых, вы что, хотите сказать, что этот пост был бы прописан и мы бы подписали, что его будет занимать русский, еврей или поляк? Нет, все граждане в этом процессе равны. Поэтому, возможно, не только Лукашенко, но и другой белорус мог бы претендовать на это место, это же естественно».

В то же время Лукашенко отметил, что идея создания Союзного государства была «не единственного человека выдумка».

«Это было частью моей предвыборной программы, первой предвыборной программы — союз с Россией. И я четко выполнял обещанное народу. Я вышел на референдум, и на референдуме меня люди поддержали.

Вот я разговаривал с Владимиром Владимировичем Путиным в воскресенье, звонил по поводу его юбилея, и мы как раз затронули эту тему, что мы для народов немало сделали. И на постсоветском пространстве самые продвинутые модели и проект — наш».

Свобода человека — превыше всего

«То, что я не диктатор, — это сто процентов так, потому что это противоречит вообще моей сущности. Я демократ больше, чем вы, даже в вашем понимании этого процесса и этого слова. Я свободу человека ценю превыше всего. Свободу! Частную инициативу заменить сегодня тоже ничем нельзя. Разве мы с вами в понимании этого расходимся?»

Для меня тяжело, когда люди меня критикуют за что-то или выражают неудовольствие, или еще хуже. Я за это очень переживаю, для меня это самое страшное, если хотите.

И давно бы мы от чего-то отказались, если бы не ваше давление со стороны, когда нам все время приходится собираться вместе и пытаться противостоять тому негативу, который наваливается на нас то с Запада, то с Востока. Мы вынуждены это делать, для того чтобы выжить. Хуже будет для страны, если народ увидит безысходность, выхода не будет из плохой ситуации. Вот это будет страшно.

И вы все время нас к этому толкаете. Мы сопротивляемся. А для того, чтобы объединиться, порой приходится принимать жесткие решения. И вы говорите: «Это диктатура». Да нет у меня ресурса для диктатуры. Вы понимаете? Ресурса нет! Даже Россия себе диктатуру позволить не может.

У меня нет природного газа, нефти, ядерного оружия и прочее. О чем вы говорите? Если бы только я посмел сегодня действовать как диктатор, «кушать» людей на улицах, вешать их или еще подобное что-то, да меня просто, и правильно сделали бы, меня бы снесли! И даже не наши люди, меня бы смели с лица земли вот эти демократии, которые расположены западнее от Бреста! И правильно бы сделали.

Вы не хотите никакой демократии, даже в том смысле, как вы ее понимаете. Если бы с вашей стороны не было здесь этого оголтелого давления и подстегивания процессов центробежных сил, по разным причинам (оторвать от России, как вы говорите, или еще чего-то), может быть. Но вы нам создаете, вы нас, наоборот, толкаете от этого процесса.

Я еще раз говорю: для того, чтобы диктатором быть, нужно иметь ресурс. Это, во-первых. И нужно родиться диктатором. Я — не диктатор, я делаю то, что возможно и нужно сегодня для нашей страны. Может, я ошибаюсь. Вполне возможно. Время покажет.

Сегодня вы мне не сможете доказать, что я не прав, потому что это дает возможность сохранить нашу независимость и суверенитет, поддерживать внутри жизненный уровень людей и экономику — как только что вы признали — и ту чистоту, и порядок, строить что-то, не имея практически материальных ресурсов, как это имеют другие. Это удается нам поддерживать.

Основой политики, и моей прежде всего, является честность и справедливость. Это основа всего, в том числе и экономики, как бы ни странным это казалось.

А неужели справедливость — это не свойство и принцип демократии? Я всегда считал, что если это истинная демократия, то это, прежде всего, справедливость. Поэтому, мне кажется, что справедливость — это уже важнейший принцип и показатель демократичности того или иного общества, того или иного человека.

Мы никогда, в отличие от вас — Великобритании, Франции или Америки, — не применяли водометы для разгона массовых демонстраций. И даже когда они штурмовали Дом правительства и взломали дверь, разбили окна и пытались занять Дом правительства, мы не применили ни водометы, ни слезоточивый газ. Мы ввели милицию, ОМОН, вы знаете, рассекли эту часть, толпу, напополам. Зевак было много посмотреть на это, все эти зеваки разбежались, а остался их актив — 400 человек, которые были задержаны, которые ломали дверь. Через сутки их осталось человек, наверное, 30. А те, кто непосредственно ломали, они и сегодня, человека два, по-моему, находятся в местах не столь отдаленных, организаторы.

Я почему не называю этих людей оппозицией, а «пятой колонной», потому что им четко сказали перед президентскими выборами: «Не будет интересующего хаоса и драки — деньги не получите». Им уже сегодня не дают деньги просто на то, чтобы они листовки печатали, в СМИ выступали и прочее. Нет, нужны акции. Деньги идут через Польшу и через Литву, основные каналы. И от разных фондов западных. Мы это знаем. Хозяева в Америке, в Германии, в Великобритании. И притом я бы не сказал, что это частные, бизнесмены какие-то, нет, это фонды, формируемые государством. Мы об этом уже наше общество информировали и приводили конкретные документы и доказательства, и показания, и они давали показания, откуда брали деньги. Да и они в открытую сейчас Западу говорят: «Мы не можем бороться против диктатуры и режима, потому что вы нам не даете деньги». Это же не секрет».

Глупость полная

Александр Лукашенко считает глупостью разговоры о том, что он готовит своего младшего сына Николая к президентству.

«Клянусь, что я никогда, никогда об этом даже не думал! Это глупость полная! У нас президентом может стать человек в 35 лет, как минимум. Ему 8 исполнилось. Так что, вы хотите сказать, что я еще буду 30 лет президентом, для того чтобы передать эту власть малышу?!

Упаси меня Господь быть, во-первых, президентом в таком возрасте, во-вторых, чтобы мой малыш в перспективе стал президентом. Это я вам абсолютно искренне говорю.

Это опять же порождение вот этой теории наших отмороженных, иначе их не назовешь, чтобы запугать людей: «А-а, вот семья, по наследству передаст эту власть и так далее». Я вам еще раз говорю: мои дети наелись моего президентства. И если бы вы знали, как я работаю и что я получил от этого президентства, вы бы со мной согласились».

Бомбить с ними Афганистан Лукашенко не хочет

Александр Лукашенко считает, что народу нужна нормальная жизнь, нормальная экономика и безопасность, а не революция.

«Нам нужна нормальная жизнь людей, нормальная экономика, безопасность людей и так далее. Демократия — вы лучше меня знаете перевод этого слова — должна быть получена от народа. От народа! Он тебе делегировал полномочия на выборах — осуществляй эту власть в интересах народа. А вы сегодня демократию трактуете ну настолько широко, как вам бы хотелось.

Не надо мне и белорусскому народу эта демократия, если нет экономики, если человек не может работать на своей земле и что-то заработать на свою жизнь, если он не может взять кусок земли, если он не может построить дом, посадить дерево, растить своих детей, боится на улицу выпустить и так далее, если уничтожены самые передовые производства!

И самое главное, против чего вам не поспорить — это то, что такая демократия, как в Америке и у вас, нам неприемлема, демократия, которая убивает за пределами страны миллионы ни в чем неповинных людей! Вот представь: моих детей ради какой-то демократии взяли и убили. Да упаси Господь! Белорусам, если сказать: слушай, у вас будет демократия, но мы у вас расстреляем, убьем, на голову сбросим ядерные боеголовки, но будет демократия после этого. Ни один белорус этого не захочет! Так какая же это демократия, которой не хочет народ?

Если вы это совершили, пусть по ошибке, пусть еще по какой-то причине, но после этого вам — американцам, натовцам, вообще Западу, надо сидеть тихо, как мышам под веником, и не шевелиться! Вы не имеете право на то, чтобы что-то говорить не только с трибуны ООН, но вообще вы не имеете право ни о чем говорить, коль вы убивали людей! Два поколения, пока дети не забудут, что вы натворили! А вы нас учите.

Не надо нам такая демократия. Нам не нужен экспорт революции!

Демократия — это хорошо. Но готов ли народ и условия есть ли для принятия такой демократии в стране?».

По мнению Лукашенко, у каждой страны должна быть такая демократия, которая подходит к их строю.

«Другое не приживется! Может, она и должна быть у нас такая, как в Великобритании, но сегодня это не приживется. Возможно, это и идеальная форма, хотя идеального ничего нет, но наиболее продвинутая. Но это — процесс. Формирование демократического государства по вашим лекалам (английским, нежели американским) — это тоже процесс, если он вообще приемлем для нас.

Не потому, что мне не нравится ваша демократия. Ну не нравится и не нравится, ну и что… Что, вы изменитесь? Нет! Я вас не изменю, у вас в арсеналах ядерное оружие, денег немерено — как я вас изменю? Ну, развивайте свою демократию, а мы будем свою. Но давайте попробуем где-то поговорить за общим столом, несмотря на разные наши взгляды».

Лукашенко подчеркнул, что Беларусь открыта к переговорам за общим столом.

«Давайте разговаривать. А какие они мне аргументы предложат? Мы же за столом ОБСЕ встречаемся, и, когда я это говорю, я же в открытую это говорю, за что, может, меня тоже не любят, — им сказать нечего. Они меня уже не трогают, не критикуют, на последнем саммите, потому что знают, что я отвечу фактами и аргументами.

Но вы почему в наши лезете традиции и в наше законодательство, читай: России, Беларуси и той же Украины?! Вы почему нам навязываете, чтобы нас выбирало меньшинство, как в Америке?! Вот, понимаете, для нашего народа это вообще неприемлемо и непонятно, даже умным людям, интеллигенции — как за человека проголосовало меньше населения, а он стал президентом, а за кого больше, тот не стал? Объясните, как меньшим числом голосов могут избрать. Они нас учат!.. А мы не хотим. Мы хотим большинством, чтобы выбрали президента. У нас избрало большинство. Вы подвергаете это сомнению? Называйте факты! Вы хотите сказать, что мы фальсифицировали это все? Называйте конкретные факты!

Они просто не приемлют Лукашенко. Неважно как, где, что, вот завтра будет кто-то из «пятой колонны» — все, друзья, демократия, все будем развивать, дружить с Беларусью. Только не эта власть, только не Лукашенко! Вот главное преткновение. А почему? Потому что он проводит такую политику. Я уже ее перечислял, основное: государственное участие во многих процессах, а я государственник, да, я за рыночную экон%