TOP

РАДА В ИЗГНАНИИ

Недавно Рада БНР вместе с большинством белорусских оппозиционных лидеров выступила с меморандумом, в котором призвала защитить независимость страны. Председатель Рады Ивонка Сурвилла охотно согласилась рассказать о Белорусской народной республике, о которой большинство наших соотечественников слышали, но мало что знают. Говорит она спокойно, рассудительно. У нее нет акцента, но язык отличается от того, которым сегодня пользуются белорусы. Возможно, так говорили первые руководители БНР…

— Рада БНР сегодня — это 80 человек, — рассказывает Ивонка.— Есть президиум, который включает 15 человек. Члены Рады избираются разными эмиграционными обществами — это Рада в изгнании. Подаются предложения, избираются кандидаты. А мы в президиуме уже смотрим, можно их принять или нет. Два члена Рады должны поддержать кандидата. Если не ошибаюсь, то на данный момент Рада БНР заполнена. Представители Рады живут в 16 странах мира.

— Некоторые говорят, что президиум Рады БНР является своеобразным правительством в изгнании…

— Да, это так. В президиуме есть секретариаты — это своеобразные министерства. Есть секретариат иностранных дел. Им я занимаюсь. Традиционно так сложилось. Есть секретариат внутренних дел, образования… Шесть всего. Не все министерства имеет смысл создавать на чужбине. Поэтому только шесть.

— А можете назвать имена министров в изгнании?

— Секретариатом образования у нас управляет Алла Орса-Романа. Секретариатом внутренних дел — Вячка Станкевич. Он занимается внутренней администрацией Рады и президиума — отсюда название. Секретарь Рады — Алеся Троица.

— Можно ли увидеть кого-то из Рады БНР в Беларуси?

— Наши члены посещают страну. Но я лично не могу. Во-первых, мне наверняка не дали бы визы. Если бы, конечно, я не попросила ее лично у Лукашенко. Об этом мне однажды сказал посол Беларуси в Канаде. Я просить руководителя Беларуси ни о чем не буду. Разговор с послом господином Хвостовым уже давно случился. Вначале у нас были хорошие отношения. Он встречался с нашими белорусами. И говорил мне, что если бы я лично попросила у Лукашенко, то он бы мне дал визу.

Рада БНР, конечно же, символическое правительство. Но жить в зарубежье и не использовать свое политическое влияние, было бы непростительным. Я сама за последний год шесть раз обращалась к правительству Канады, чтобы каким-то образом повлиять на ситуацию с политическими заключенными в Беларуси.

Когда в 2002 году Путин сделал заявление о присоединении Беларуси к России в качестве губернии, Рада БНР отправила письма во все дружественные нам правительства мира. Мы протестовали против таких высказываний и объясняли, почему Беларусь должна быть независимой. Такую работу делаем очень часто. Выступаем на разных конференциях. Боремся, как только можно бороться, за независимую Беларусь.

— С правительствами каких стран Рада БНР установила наиболее тесные отношения?

— С правительством Канады, безусловно. А также с правительствами тех стран, которые сами имели похожие правительства, — с Чехией, Польшей, Эстонией, Латвией и Литвой. Это самые близкие нам и наиболее симпатичные страны.

— Может ли гражданин Беларуси, скажем, представитель демократического сообщества или политической оппозиции войти в президиум Рады БНР?

— Мы являемся Радой БНР в изгнании. Поэтому нормально, что все наши члены — эмигранты. Иногда, бывает, человека избирают в Раду, а затем он возвращается в Беларусь. Но это очень редкие случаи.

— Какой вы представляете себе Беларусь сегодня? Что читаете о Родине, что знаете?

— Я абсолютно каждый день читаю сайты, книги, газеты из Беларуси. До сих пор имею личные связи с разными белорусскими борцами за свободу. Поэтому, думаю, что знаю о Беларуси не меньше каждого белоруса.

— Что вас наиболее порадовало за последние дни из белорусских новостей, что удивило?

— Меня удивило то, что Латушко назначили послом в Париже. Он, кажется, был не таким уж плохим министром культуры. Хотя и посол в Париже — это ответственная должность. Если он будет проявлять себя хорошим белорусом и будет говорить везде, где нужно, что Беларусь — это не Россия, то сделает доброе дело.

А вот радует меня не так много. Была рада известиям об освобождении Санникова. Хотя он потом не очень хорошо говорил о нашей инициативе Вильнюсского совещания и меморандуме. Но мы боремся за каждого политзаключенного, за его освобождение.

Грустных известий больше. Каждый раз, когда открываю интернет, — аресты, обыски, высказывания руководителя страны… Его резкие высказывания в адрес Запада. Это не на пользу Беларуси. Придется приложить много усилий в будущем, чтобы это исправить. И особенно меня печалит все большая зависимость от России…

— При каких условиях станет возможным сотрудничество Рады БНР, пусть даже минимальное, с официальным Минском?

— С нынешними властями нет абсолютно никакой возможности для сотрудничества. Мы считаем, что руководитель страны не защищает Беларусь, а русифицирует ее.

— А если пофантазировать, что белорусские власти вдруг кардинально поменяют свое отношение к Раде БНР, к вам, и Александр Лукашенко вас пригласит приехать, вы приедете?

— Я думаю… Знаете, мне ужасно хотелось бы приехать. Не представляете, как я скучаю по Беларуси, как хочу приехать… Но я такому предложению не поверила бы. Подумала бы, что там для меня что-то готовят… Не знаю, не знаю… Тяжело было бы принять такое приглашение.

Алесь ПИЛЕЦКИЙ, «Еврорадио»