TOP

«ZМЕНА» ИДЕТ НА СМЕНУ (ВИДЕО)

Есть ли в оппозиции молодые и амбициозные политики? Те, кто мыслит по-другому, кто способен в будущем вырасти в лидера национального масштаба? Есть. Осмелимся предположить, что один из них — Павел Виноградов. С ним беседует наш корреспондент.

«Ты, Виноградов, можешь даже не стараться…»

— Сколько вам было лет, когда вы заинтересовались политикой? Как это случилось?

— Мне было 17. Началось все с неосторожного разговора с моей знакомой. Я сказал, что был бы не против поучаствовать в какой-нибудь политической «движухе». У этой девушки оказался брат в «Зубрах» — была такая молодежная политическая организация…

Вначале просто клеил наклейки. Мне это жутко нравилось. Я чувствовал себя партизаном!.. Потом был первый митинг в 2006 году, встретился там с Милинкевичем. Дальше — Площадь-2006…

Потом начал больше читать, смотреть фильмы, разговаривать с людьми и сравнивать… Стал больше понимать, что у нас происходит в стране, например, в том, что мы так живем, кто-то ведь виноват? И кто именно в этом виноват, мне становилось все яснее и яснее.

В 2008 году я поступил в педагогический университет. Смог проучиться всего 15 дней. Ровно до тех пор, пока администрация университета не узнала, кто я такой и что на меня заведено уголовное дело за митинг предпринимателей по поводу указа президента № 760, который запрещал им нанимать работников, кроме членов их семей. В деканате мне сказали: «Ты, Виноградов, можешь даже не стараться. В этом университете ты учиться не будешь…»

— Но вообще-то вы планируете получить высшее образование?

— Естественно. Но каждый раз что-то не складывается. Когда в прошлом году меня выпустили из тюрьмы, было уже 14 сентября, т.е. я уже опоздал с поступлением в ЕГУ. Сейчас надо мной установлен надзор, я не могу выезжать за границу даже на сессии.

— В Беларуси учиться не можете?

— Здесь у меня нет ни шанса. Не важно, частный или государственный это будет вуз, я уверен, мне не дадут учиться.

— А не было желания бросить все и уехать подальше?

— На самом деле время от времени посещают такие мысли. В 2010 году, во время выборов, я думал, что если в стране ничего не изменится, Лукашенко останется президентом, то я уеду. Мне в принципе есть куда уезжать — мама живет в Италии. Даже политубежища просить не надо. Но власть внесла коррективы в мою жизнь. После Плошчы-2010 мне уехать не дали — посадили в тюрьму. Я вышел на свободу через 9 месяцев, злой и очень обиженный. Поэтому я подумал, что раз их так раздражаю, то, пожалуй, еще побуду здесь как минимум до следующих президентских выборов (улыбается).

«Тебе разреши — и ты отравишь весь отряд…»

— Как близкие относятся к вашей деятельности?

— В принципе — нормально. Больше всех переживают бабушка и дедушка. Родители поддерживают полностью. Они на моей стороне. Жена переживает, конечно. Передачи носить ей надоедает. Но она знает, чем я занимаюсь и зачем это делаю. Она сама один раз сидела «на сутках» за то, что якобы ругалась матом, было это в 2008 году. Она тогда занималась правозащитной деятельностью.

— Насколько я знаю, у вас была необычная свадьба…

— О, да. Это была самая аутентичная андеграунд-свадьба в стиле «минимал» (улыбается). Я тогда отбывал наказание в колонии № 22 «Волчьи норы». Приехала Света, приехали наши друзья и родители. Все были очень рады меня видеть, т.к. администрация колонии до этого мне вообще не давала свиданий. Но если ты женишься, находясь в колонии, почти всегда предоставляется длительное, на трое суток, свидание. Кроме этого разрешают передачу — 30 кг. Свидание мне предоставили, но передачу в зону не разрешили со странной формулировкой: «Тебе, Виноградов, разреши — ты обязательно принесешь и отравишь весь отряд». Почему я должен кого-то отравить, я так и не понял, но спорить было бесполезно…

— Детей собираетесь заводить?

— Я пока не могу заводить детей. Пока есть вероятность, что в какой-то момент я могу угодить в тюрьму, вот сейчас нахожусь под надзором, не имею возможности даже выйти из дома после восьми часов вечера, за год 7 административных арестов — какие тут могут быть дети?

Юмор, смелость и креативность

— Как в твоей жизни появилась «Zмена»?

— «Zмена» не появилась сама по себе, мы с друзьями ее создали. Еще когда я сидел в тюрьме, задумал создать веселую и мощную молодежную организацию. Сейчас все идет не так быстро, как хотелось бы, но, думаю, мы движемся в правильном направлении.

Наша первая акция была 10 февраля 2012 года. Тогда мы выставили в Минске на многолюдной остановке транспорта мягкие игрушки, рядом с ними плакаты с лозунгами: «Игрушка митингует», «Где свобода прессы?» и т.д. Акция имела резонанс больший, чем мы ожидали. Когда нас посадили за эту акцию, поднялась международная солидарность, «митингующие игрушки» появились в разных странах и в разных городах.

— «Zмена» — это только акции?

— Нет, я так не думаю. «Zмена» — это организация, объединяющая молодежь, которая хочет перемен в стране и готова что-то для этого делать.

— Почему именно игрушки занимают большое место в ваших акциях?

—Мы стараемся сделать все так, чтобы это не было уныло и скучно, чтобы смотрелось весело, забавно, смело. Чтобы спровоцировать власть на действия.

Например, пикет игрушек, с которого мы начали. Власть повела себя невменяемо. Власть со всей своей армией, со всей милицией, с КГБ почему-то начала бороться с игрушками. Это показывает ее, скажем мягко, не в лучшем свете.

— Семь административных арестов за этот год, превентивный надзор — вас все это не угнетает?

— Конечно, угнетает. Два раза меня сажали «на сутки» за незаконное пикетирование и пять раз за то, что я якобы ругался матом. Всего 61 сутки, и этот год еще не закончился.

То, что мне пишут в протоколах, что я якобы ругался матом, к этому я уже привык. Ну, пишут и пишут — Бог им судья. Обидно, конечно. Я-то знаю, что не ругался.

Надзор — очень напрягает. Раньше я знал, что ночь — это самое спокойное и безопасное время, когда можно придумать что-нибудь, подготовить какую-то акцию. Раньше ко мне милиция по ночам не ходила.

Теперь они приходят с 8 часов вечера и до 7 часов утра, причем с завидным постоянством, иногда по три раза за ночь, и я не имею права их не пустить…

—Как собираетесь Новый год отмечать?

— Думаю уехать с женой, с друзьями из Минска куда-нибудь за город — от греха подальше. Не хочу, чтобы повторилась история прошлого года, когда 30 декабря меня вызвали в милицию на профилактическую беседу, а Новый год я встретил на Окрестина. Чтобы выехать из Минска, мне надо получить разрешение комиссии по надзору. Надеюсь, мне его дадут.