TOP

ОЛЕГ МАНАЕВ: ВПЕРВЫЕ ДОВЕРИЕ К ВЛАСТИ НЕ ЗАВИСИТ ОТ УРОВНЯ БЛАГОПОЛУЧИЯ ЛЮДЕЙ

Социолог профессор Олег Манаев вместе с «Еврорадио» анализирует последнее социологическое исследование, настроения общества и объясняет, почему социологам можно доверять.

— Стали известны результаты последнего социологического опроса Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ). Прежде чем пройтись по самым интересным цифрам, не могли бы вы несколькими предложениями какой-то общий вывод насчет состояния общества озвучить?

— Если подвести какой-то итог, то он будет касаться не только результатов этого конкретного исследования, а практически каждого опроса. И неважно: НИСЭПИ это делает, или Администрация президента, или Академия наук. Актуальный срез общественного мнения, за редким исключением, почти за 18 лет практически ничего нового не показывает. Какая-то тихая озерная поверхность, бабочки летают, какие-то там пузыри иногда появляются… Но если начинаешь рассматривать в динамике — кварталами, годами — то какие-то интересные вещи выявляются.

— В течение 2012 года НИСЭПИ провел несколько исследований, задавая приблизительно одинаковые вопросы людям. Как изменялась «раскладка» ответов?

— Заметно. НИСЭПИ работает уже 20 лет, но впервые возникло такое явление: падает экономическое благополучие людей — падает почти на столько же и отношение людей к власти. Начинают люди сомневаться в президенте и правительстве, не хотят голосовать… Но потом благополучие улучшается, и отношение к власти исправляется. Но в 2012 году эта железобетонная стабильность в этом смысле начала ломаться. Мы видим, что в течение 2012-го происходила стабилизация экономического состояния большинства белорусов, а возвращения прежнего доверия к власти, ее политике — уже нет. Это новое явление.

— Исследование НИСЭПИ констатирует: рейтинг руководителя страны остановился— в сентябре доверие ему выразили 38,5% опрошенных, а в декабре — 39,1%. И какие из этого выводы?

— Это очень важная характеристика! Представьте на минуту, что вы президент, а я ваш помощник. Обсуждаем, что с этими цифрами делать? Раньше было бы как: сейчас есть средний заработок в 500 долларов — давайте до 550 дотянем, а к концу 2013 года и вообще до 700. И все побежали к госпоже Ермаковой, чтобы дополнительных денег напечатать. Это — привычный путь.

Но теперь такой разговор вряд ли происходит. Потому что власти смотрят на эти цифры, предоставленные им и другими источниками, и видят: не работает больше такой подход, как раньше. Наблюдается «замерзание» рейтинга на уровне 30 процентов, А они же столько усилий в течение года делали по улучшению финансово-экономического положения! И они начинают думать, что делать, что менять. Деньгами, репрессиями, модернизацией…

— Почти одинаковое количество людей ответило на вопрос: «После ухода Лукашенко жизнь улучшится или ухудшится?» — 24,5% ответили, что улучшится, и 25,9%, что ухудшится.

— В декабре прошлого года цифры были 31,7% против 21,5%. Если бы такая динамика была где-то на Западе или в Америке, то специалисты очень удивились бы отсутствию «социального взрыва» — если не революции, то хотя бы уличных акций протеста. Но тут уже надо брать во внимание национальный характер белорусов. Я говорю о той толерантности, которая частенько переходит в осторожность, а то и в обычную… Понимаете, что я имею в виду. Там, где другой не выдержит и кулаком по столу стукнет, белорус будет терпеть и терпеть. Вы смотрите: в прошлом году уровень жизни обвалился в 2,5 раза, рейтинг президента — тоже ровненько в 2,5 раза! Многие ждали, что будет какая-то общественная активность, будет улица. Но этого не случилось. И исследование НИСЭПИ показывает, что люди не готовы к открытому высказыванию своего недовольства.

— Согласно опросу, Андрей Санников имеет рейтинг 4,8%, а Николай Статкевич, который до этого времени находится за решеткой, — 1,1%. Казалось, белорусы обычно приветливее относятся к тем, кто в неволе…

— Это мы так думаем, что симпатии белорусов должны быть на стороне мучеников. Но большинство людей с гонениями, преследованиями, страданиями не сталкиваются. Для большинства не стоит вопрос: кому больше палкой по голове дали либо больший срок «впаяли», тому и народные симпатии. Этот мотив трогает очень узкий сегмент белорусского электората. Для большинства в данном случае более важным является другое: кто имеет опыт серьезной государственной работы? Если брать Санникова и Статкевича, то народ не смотрит, кому пять лет дали, а кому шесть, кто теперь в Англии, а кто — в тюрьме. Народ смотрит на тот образ, который сами же кандидаты во время избирательной кампании и продвигали. У Статкевича был образ революционера, который 20 лет непоколебимо противостоит режиму. Санников власть тоже критиковал, но если вы вспомните его листовки, то увидите — он постоянно подчеркивал, что был чиновником. Он подчеркивал «иняз», дипломатическую академию в Москве, работу в Нью-Йорке, Женеве, заместителем министра иностранных дел, говорил, что решал вопросы разоружения. Он постоянно это подчеркивал. И правильно делал! Это и теперь играет важную роль в массовом сознании при определении, кому отдать свои симпатии.

— Большинство опрошенных высказываются за вступление Беларуси в Евросоюз, против объединения с Россией. Можно ли считать это свидетельством того, что белорусы определились с приоритетами в вопросе «Восток или Запад»?

— Если сравнивать ответы на этот вопрос, которые белорусы давали в течение 10—15 лет, то видно, что в сознании людей происходит постепенный дрейф в сторону Европы. Массовое сознание сдвигается именно в эту сторону. И особенно хорошо это видно по 2012 году. Если раньше белорусы следом за своим руководителем бросались в симпатиях с Востока на Запад и напротив, то теперь этого нет. Несмотря на то что все отлично знают: кризис 2011—2012 годов наша страна пережила не благодаря финансово-экономическому гению «батьки», а благодаря помощи Москвы. Но это понимание сегодня не бросает общественную сознательность белорусов в объятия России, как это было раньше.

— В одном из своих интервью Василь Быков сказал, что заниматься социологией при авторитарном режиме сложно. Действительно ли, исходя из этого, мы получаем правдивые ответы, которые на самом деле реально отображают процессы в «массовом сознании»?

— Действительно, такая цитата была. У НИСЭПИ с Быковым были хорошие отношения, и он регулярно получал нашу «продукцию» — результаты исследований. Скажу честно — эти результаты ему не всегда нравились. Ведь иногда они разрушали тот образ белорусов, описанию какого он посвятил большую часть своей жизни. Вспомните последние новеллы Быкова: они выдержаны в других тонах — его оценка души белоруса и перспектив страны, в том числе и политических, иная, чем это было 10 или 20 лет назад. И я предполагаю, что определенную роль в переосмыслении своих героев и антигероев сведения социологических опросов сыграли.

Безусловно, в условиях авторитарного режима независимым социологам работать тяжело. И поэтому приходится прилагать дополнительные усилия организационно-методологического характера для того, чтобы нейтрализовать деятельность «фактора страха». У НИСЭПИ есть несколько уровней « контроля качества». НИСЭПИ всегда, помимо комментариев своих специалистов, публикует «голые цифры».

— Одна цифра из двух последних исследований НИСЭПИ, я говорю о количестве тех, кто принял участие в парламентских выборах, поссорила вас практически со всей оппозиционной элитой. Чувствуете из-за этого определенный дискомфорт или обиду на лидеров демсил за то, что они не хотят «смотреть правде в глаза»?

— Дискомфорт, естественно, есть, но никакой обиды нет. Истории напряженных отношений независимых социологов, моих личных с лидерами оппозиции уже 20 лет! Дискомфорт есть. А обид нет потому, что я понимаю: мы говорим не об изучении глубинного космоса, а об изучении общества. Каждый человек, как единица этого общества, вправе оспаривать результаты этого изучения. Ко всему, я отлично знаю, что хотя политики и хаят итоги наших исследований, они ими активно пользуются во время разных встреч.

Змитер ЛУКАШУК, «Еврорадио»