TOP

КОМУ ВЫГОДНЫ ПИКИРОВКИ МЕЖДУ ЭКС-КАНДИДАТАМИ В ПРЕЗИДЕНТЫ?

Зачем выясняют отношения участники президентской кампании 2010 года?

В интернете появилось очередное письмо из тюрьмы от экс-кандидата в президенты Николая Статкевича, в котором он обвинил «самого христианского кандидата» в доносительстве. В свою очередь, адресат, коим воспринял себя нынешний сопредседатель оргкомитета по созданию БХД Виталий Рымашевский, выступил с ответным обращением к Статкевичу.

Лидер движения «За свободу» Александр Милинкевич считает, что, с одной стороны, всегда очень важно после выборов делать «разбор полетов», определять, что было положительного, а что сделать не удалось, в чем был провал.

— Если этого не делать, то и в следующей кампании будет не лучше, — отмечает политик.

Милинкевич: Иногда хочется дать сдачи по-мужски

С другой стороны, по мнению Милинкевича, взаимные обвинения без предоставления фактуры, документов — это очень опасный путь.

— Я не могу сказать, какими документами обладают эти экс-кандидаты. Пока это только слова, опубликованные в интернете, — говорит лидер движения «За свободу». — Но бывает и так, что на самом деле за этим стоят подлоги, провокации специальных служб, которые любят ссорить оппозицию. Это вопрос очень тонкий, и важно не попасться на удочку таких сценариев, которые призваны поделить оппозицию, заставить ее обвинять друг друга, делать врагов.

Сам политик утверждает, что никогда не отвечает на ту грязь, которая на него выливается, не отвечает на зло злом. И эту позицию Милинкевич считает выигрышной.

— Хотя иногда бывает обидно и хочется дать сдачи по-мужски, — признается политик. Но его принцип — не реагировать на догадки: сказать о ком-то, что он предавал, лгал, можно только в случае, если у тебя есть неоспоримые доказательства.

«Переболеть» площадь 2010-го белорусам пока не удалось

Политический обозреватель Павлюк Быковский считает, что вопрос нужно ставить не «кому это надо», а «кому это выгодно».

— Но это не обязательно показывает на то, кто является заказчиком проблемы. Очень удобно полагать, что выгоду из всего этого конфликта извлекает власть. Совершенно верно, такая выгода есть. Вместе с тем, я думаю, что главным экспертом по почерку Николая Статкевича является его жена, которая и не отрицает, что это его почерк, — отмечает Быковский.

Разговоры о том, каким образом неподцензурное письмо вышло из-за решетки, Павлюк Быковский характеризует как «не совсем корректные», поскольку известно, что не впервые неподцензурные письма «выходят из таких мест».

— Эти разговоры не указывают на факт того, действительно ли сам Статкевич выступал с такими утверждениями, а с другой стороны, то, что отвечал Рымашевский, не является опровержением или подтверждением тех упреков, которые были высказаны в письмах за подписью Статкевича, — обращает внимание эксперт.

По мнению собеседника, проблема намного сложнее.

— Мы до сих пор не пережили, не прочувствовали, не проговорили то, что произошло в 2010 году. И пока последний политзаключенный не вышел на свободу после событий 19 декабря 2010 года, тот репрессивный механизм, который был запущен, продолжает работать, и мы по-прежнему сталкиваемся с тем, что в обществе возникают недоверие, взаимные обвинения. «Переболеть» эту проблему нам пока не удалось, — считает Павлюк Быковский.

Геннадий КОСАРЕВ, Zautra.by