TOP

ДЕЛО ТЕРЕЗЫ СТШЕЛЕЦ: БЕЛОРУССКИЕ ВЛАСТИ НАРУШИЛИ СОБСТВЕННЫЕ ЗАКОНЫ

Действия таможенных органов по продаже автомобиля, конфискованного у гражданки Польши, должны вызвать массу вопросов у службы собственной безопасности.

Драма Терезы Стшелец, которой был запрещен выезд из Беларуси вызывает самые разнообразные отклики. Лица, не понаслышке знакомые с юриспруденцией, удивлены и возмущены непрофессиональными действиями белорусских судебных, таможенных и пограничных органов в ее деле.

Об этом корреспонденту charter97.org рассказал юрист Игорь Кабалик, сделавший свой комментарий по этой нашумевшей истории.

«Условно говоря, все события можно разделить на несколько частей. Первая — это привлечение Терезы Стшелец к административной ответственности и конфискация принадлежащего ей автомобиля. Гражданке Польши вменяли в вину нарушение статью 14.7 КоАП РБ («использование находящихся под таможенным контролем транспортных средств в нарушение установленного законодательством порядка»). А между тем в этой статьи присутствует еще одна формулировка: «… равно передачи ввезенных на таможенную территорию РБ нерезидентом РБ транспортных средств для личного пользования… резидентом РБ в нарушение установленного порядка».

То есть для применения этой статьи необходимо два условия — «передачи» транспортного средства и именно «для личного пользования». Если первое условие формально имело место, то второе — крайне сомнительно и не доказано, даже исходя из комментариев Таможенного комитета. Не говоря уже о заявлениях Терезы Стшелец, которая утверждала, что ее автомобиль сломался на территории Беларуси, был оставлен у знакомых, а сама она выехала за запчастями в Польшу», — говорит он

Юрист уверен, что дальнейшие действия таможенных органов по реализации автомобиля должны вызвать массу вопросов у службы собственной безопасности.

«А именно: почему так быстро (и по такой цене) продали этот автомобиль, как соблюден порядок реализации и, наконец, кто же счастливый обладатель транспортного средства? Тем более, что в дальнейшем конфискация была отменена.

Очень спорной выглядит процедура начисления гражданке Польши налоговых платежей и пени на общую сумму более 173 миллионов рублей. Не она находилась за рулем автомобиля во время задержания, а потому на Терезу Стшелец не могут быть наложены какие–то налоги и сборы. Если и есть претензии, то их следует адресовать человеку, задержанному работниками ГАИ, и который (по версии таможни и суда) являлся лицом, использовавшим автомобиль «для личного пользования», — заявил Игорь Кабалик.

Аннулирование «въездной визы» гражданки Стшелец и отказ ей в праве выехать в Польшу юрист назвал абсурдом.

«По белорусскому законодательству аннулировать въездную визу «компетентные органы» могут и без объяснения причин любому лицу. Но это ведь — «въездная виза»(потому она так и называется»). В данном же случае гражданка Польши не въезжала, а выезжала с территории Беларуси. Как можно не выпускать гражданина другого государства, если против него не возбуждено уголовное дело и не избрана мера пресечения? Ничего подобного в законе нет!

Более того, если аннулируется «въездная виза», то иностранный гражданин выдворяется за счет государства с его территории. А тут гражданка Польши сама пыталась уехать, а ее не выпускали. Какой нормой закона нынешнего режима это предусмотрено? Интересно было бы узнать», — говорит Игорь Кабалик.

Напомним, что в заявлении пресс-службы Государственного таможенного комитета РБ утверждалось, что «несмотря на наличие неисполненных польской гражданкой обязательств, белорусской стороной из гуманных соображений было принято решение о снятии ограничений на выезд гражданки Стшелец». Ранее именно этот орган обвинил польку в нарушении таможенного законодательства, а из-за отказа уплачивать пошлины и налоги ей не разрешали покинуть нашу страну. В знак протеста Тереза Стшелец, находившаяся в последнее время в здании Генерального консульства Польши в Бресте, объявляла голодовку.

После возвращения на родину Стшелец рассказала журналистам, что счастлива быть снова дома, и подтвердила, что считает свое удержание на территории Беларуси более месяца несправедливым и незаконным. «Произошедшее со мной не вписывается в рамки морали: я чувствовала себя заложницей», — отметила женщина и добавила, что, скорее всего, больше никогда не поедет в Беларусь.