TOP

ИГРА В ПРЯТКИ

Руководство пытается выдать действительное за желаемое.Никита Богословский Вроде бы нынешнее празднование Дня независимости прошло как обычно. Торжественное заседание, парад, народные гуляния и пр. Но было и нечто новое. 

С одной стороны, праздник прошел с большей официозной помпезностью. Была открыта площадь Государственного флага, официально представлен Дворец Независимости. А. Лукашенко явно хочет войти в историю в качестве отца белорусской Независимости.

А с другой стороны, все это происходит на фоне заметного и все большего ослабления суверенитета Беларуси, возрастания зависимости страны от России. Неэффективная белорусская экономика не может удержаться на плаву без российских энергетических субсидий и все новых кредитов. Идут переговоры о переходе под контроль России пяти ведущих предприятий Беларуси. Со строительством атомной электростанции российской компанией за российские кредиты энергетическая зависимость нашей страны от РФ станет полной.

Наконец, уже в этом году Беларусь может потерять свой военный суверенитет. Согласно информации главнокомандующего ВВС РФ В. Бондарева, российская авиабаза под Лидой начнет функционировать уже в 2013 г. Причем, это будет военная база именно России, а не совместный белорусско-российский объект, как уверял раньше министр обороны С. Шойгу.

Между тем, официальные лица Беларуси, включая президента, упорно молчат об этом чрезвычайно важном и трагическом для белорусского суверенитета факте. Видимо, стыдно признать свое историческое поражение.

А мы можем констатировать, что никогда ранее разрыв между торжественными официозными декларациями и реальностью не был таким значительным. Чем больше официальных символов независимости (площадь Государственного флага, Дворец Независимости), тем меньше самой независимости. Если эта тенденция получит развитие, то в итоге А. Лукашенко может войти в историю не как отец белорусского суверенитета, а как его могильщик.

Этот кричащий разрыв между пропагандистской риторикой и реальностью был заметен и в выступлении президента на торжественном заседании, посвященном Дню Независимости. «Мы обеспечили единство нации, внутренний мир и покой», — утверждает глава государства. На самом деле раскол белорусского социума такой глубокий, какой редко встретишь в других странах. «Мы обеспечили и нашу экономическую безопасность… Страна достойно живет, зарабатывая на жизнь, сколько может, своим умом и трудом», — уверяет А. Лукашенко. Это при том, что без российских дотаций, составляющих 16% ВВП Беларуси, страна не выживет.

Или такие слова из выступления президента: «Мы в Беларуси не стремимся контролировать частную жизнь граждан. Это недопустимо! Более того, неприкосновенность частной жизни, охрана личного пространства человека были, есть и будут фундаментальными принципами нашей политики… В этом проявляется наша приверженность подлинным демократическим принципам и, главное, наше уважение достоинства человеческой личности». И это утверждается после известного скандального постановления правительства, согласно которому гражданин не может установить антенну, поменять окна или пол в своей квартире без разрешения властей.

Как обычно, по традиции А. Лукашенко говорил о внешних угрозах, которые мешают счастливой жизни белорусов под мудрым руководством президента. Но в этот раз они оказались немного другими, даже необычными, хоть все равно исходящими от проклятого Запада.

Основную угрозу он увидел в глобализации, информатизации. Мимоходом президент отметил положительные моменты этих процессов, говорил о том, что они способствуют экономическому развитию. Однако главный акцент был сделан на зло, которое несет глобализация, от которой надо отмежеваться, защищаться.

В каком-то смысле здесь белорусский лидер искренен. Глобализация ломает привычный, упорядоченный мир, тот миропорядок, который сложился в сознании белорусского лидера. Он хотел бы управлять закрытой страной, которой был СССР и есть сегодняшняя Северная Корея. Чтобы никто не мешал ему делать со своим покорным народом что захочется. А глобализация — это серьезная помеха, вызов и угроза. Но не Беларуси, как утверждает А. Лукашенко, а созданной им архаичной социальной модели, которая совершенно не вписывается в современные глобальные тенденции, ибо они ее методично подтачивают, разрушают, делают неконкурентоспособной государственную экономику. В результате, с одной стороны, народ сравнивает свой уровень жизни с соседними странами и массово уезжает за рубеж на заработки или за покупками. А с другой стороны, государственный патернализм привел к тому, что, как сам президент признал, «все шире распространяются у нас лень и иждивенчество».

Глобализация опасна еще и тем, что делает доступными для белорусов демократические ценности. И поэтому А. Лукашенко пытается всячески их окарикатурить, напугать ими, отвратить от них белорусское общество. Он поносит европейские ценности, сводит их лишь к однополым бракам и потребительству, утверждая, что «это трагический знак общего духовного кризиса и ослепления западного мира».

А тут еще этот проклятый интернет. Для всего мира новые информационные технологии — гигантский прогресс, исторический прорыв в будущее. Но А. Лукашенко называет интернет не иначе как «помойкой», то есть видит только его негативные стороны. Он же еще в первые годы своего правления взял под полный контроль радиоэлектронные СМИ и считал, что получил монополию на манипуляцию общественным сознанием. И так было все хорошо, пока не появилась эта «помойка», в которой сидит уже не менее трети населения. Отсюда его возмущение: «Скажу прямо — среди всех новых вызовов и угроз информационная безопасность в самом широком смысле этого слова является главной».

Поэтому президент Беларуси — искренний антиглобалист. Он призывает отгородиться от этих процессов, спрятаться от реальности, поставить искусственные барьеры. И в этой связи обращается к опыту Китая, который, по мнению А. Лукашенко, сумел «создать эффективную систему защиты национального киберпространства». В переводе на русский язык это означает, что в КНР просто и грубо блокируется доступ к «нежелательным» с точки зрения властей сайтам. Если исходить из такой логики, то в Северной Корее создана еще более «эффективная система защиты национального киберпространства». Там доступ населения к интернету вообще запрещен.

Перед лицом таких вызовов и угроз А. Лукашенко потребовал изживать иждивенчество, призвал во имя патриотизма к мобилизации граждан, как во время войны. Однако, во- первых, такой разворот невозможен в рамках существующей социальной модели. Ибо трудно мобилизовать людей, которые привыкли получать незаработанные зарплаты (за январь-апрель производительность труда выросла на 3,5%, а реальные денежные доходы — на 21,6%).

Чтобы побудить граждан меньше надеяться на государство, самим активнее заботиться о своем благополучии, нужно отказаться от государственного патернализма, дать людям свободу в проявлении инициативы. Но ведь ничего этого нет, власть все крепче закручивает гайки.

А проявление массового патриотизма затруднительно в условиях того отчуждения граждан от власти, которое сегодня существует в Беларуси. Бюрократическое государство, в котором властные институты неподконтрольны, неподотчетны народу, несменяемы населением, не может рассчитывать на народную мобилизацию под патриотическими лозунгами. Ибо такое государство для граждан — чужое.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ

Также на эту тему: В. Карбалевич «ВАТЕРЛОО АЛЕКСАНДРА ЛУКАШЕНКО»