• Погода
  • -20
  • EUR3,0813
  • USD2,5428
  • RUB (100)3,4635
TOP

Первая жертва?

Решение российской компании «Уралкалий» прекратить экспортную продажу продукции совместно с «Беларуськалием» через Белорусскую калийную компанию (БКК) вначале казалось рутинной экономической новостью. Однако вскоре выяснилось, что оно будет иметь для Беларуси долговременные последствия. 

Фактический распад БКК означает землетрясение на мировом калийном рынке. Дело в том, что до сих пор этот рынок был монополизирован. «Уралкалий» и «Беларуськалий» вместе контролировали около 42% мирового экспорта калийных удобрений. Второй картель Canpotex, объединяющий три североамериканские компании, занимал 30% рынка. Вместе два альянса контролировали 70% мировых продаж калийных удобрений. «Уралкалий» и «Беларуськалий», объединив усилия в рамках БКК, могли диктовать свои условия и цены крупнейшим потребителям — Китаю и Индии. В докризисный период цены на калийные удобрения за считанные годы увеличились в несколько раз — почти до $1 тыс. за тонну. Сейчас, правда, они упали до $400 за тонну.

Прекращение «Уралкалием» поставок через БКК означает демонополизацию мирового калийного рынка. Аналитики считают, что это для мировой индустрии удобрений равносильно развалу ОПЕК для нефтяного рынка. Или, как если бы Саудовская Аравия вышла из ОПЕК. В первые же дни эта новость лишила мировых производителей удобрений порядка $20 млрд капитализации. По оценкам экспертов, исчезновение монополиста в лице БКК приведет к обвалу цен на калий на мировых рынках на 25 — 30%, либо даже вдвое уже во втором полугодии. Цены на мировом калийном рынке будут диктовать потребители, которые, кстати, очень крупные (Китай, Индия, Бразилия), поэтому они могут навязывать свои условия.

Сам «Уралкалий» понес огромные потери. Падение его акций составило 36%. За неделю компания потеряла более трети своей собственности. Причем, судя по всему, это долгосрочный тренд. По оценкам экспертов, «Уралкалий» может потерять половину прибыли уже в этом году и даже в 2014 году компании не удастся компенсировать падение за счет роста продаж.

Эта новая ситуация на мировом калийном рынке самым непосредственным образом отразится на Беларуси. «Беларуськалий», как один из крупнейших поставщиков валюты для белорусского бюджета, понесет аналогичные потери.

Главный вопрос, который возникает в связи с этими последними событиями: зачем «Уралкалий» пошел на такой шаг?

Официальная версия, выдвинутая руководством российской компании, не выдерживает никакой критики. Дескать, «Беларуськалий» нарушил условия, правила продажи продукции через одну проводную сеть (БКК). Указ президента Беларуси №566 от 22 декабря 2012 года разрешил белорусской компании продавать калий через другие сбытовые каналы.

Но дело в том, что такие нарушения в еще большем масштабе допускал и «Уралкалий». В 2012 году, т.е. задолго до этого указа, российская компания осуществляла через БКК всего 22% своих экспортных продаж. Остальные 78% шли через собственного трейдера — «Уралкалий-Трейдинг». И после появления указа А. Лукашенко «Беларуськалий» за пять месяцев 2013 года вне рамок БКК поставил на экспорт лишь 1,7% от общего объема своего экспорта. За этот же период «Уралкалий» через «Уралкалий-Трейдинг» продал потребителям 69% от общего объема собственного экспорта хлоркалия и лишь 31% — через БКК.

Среди экспертов возникла версия, что российская компания решила использовать тактику демпинга, то есть искусственно снизить цены на свою продукцию, чтобы захватить рынок и избавиться от конкурентов. Себестоимость производства удобрений у «Уралкалия» ниже, чем у других производителей. Она составляет $62 за тонну. А у белорусов и у американцев себестоимость превышает $100. Поэтому, дескать, российская компания сохранит приемлемые уровни маржи, а падение цен для конкурентов будет более болезненным. И следующим шагом «Уралкалия» будет скупка или склонение к сотрудничеству разорившихся конкурентов и создание таким образом гипермонополии, однополярного мира на мировом калийном рынке. И первой жертвой этого грандиозного замысла станет наш «Беларуськалий».

Концепция, конечно, очень мудрогелистая и замысловатая. Уж слишком рискованная игра. Огромные потери «Уралкалия» в ближайшие годы очевидны, а вот перспективы завоевания всего мирового калийного рынка — туманны.

Кроме того, белорусский экономист Сергей Чалый, называя такую гипотезу вероятных действий российской компании глупостью, в качестве аргумента, опровергающего ее, приводит такие соображения. Дескать, главный акционер «Уралкалия» Сулейман Керимов закредитован, он весь в долгах, у него нет денег, чтобы покупать какие-то иностранные активы.

Однако здесь следует иметь в виду некоторые подробности создания этой российской калийной монополии, указывающие на важную политическую составляющую данного проекта. Объединение в 2011 году двух компаний России — «Уралкалия» и «Сильвинита» произошло под сильным давлением власти. Об этом много писали СМИ. Говорили, что председателя совета директоров «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева заставили продать свои акции олигархам (Сулейману Керимову, Александру Несису, Зелимхану Муцоеву), которые, хоть никогда ранее не занимались калийным бизнесом, но стоят ближе к вершине российской властной пирамиды. То есть само объединение двух компаний и создание одной суперкомпании было проектом Кремля. Логично предположить, что новый «Уралкалий» стал политическим инструментом в руках российского руководства не только для зарабатывания «бабла», но и для решения каких-то внешнеполитических задач. Примерно так, как используется «Газпром». Поэтому, если исходить из версии, что это проект Кремля, то закредитованность С. Керимова не является проблемой. Он лишь марионетка. Для такой великой цели, как захват калийного рынка, деньги найдутся.

В любом случае, если даже завоевание мирового рынка — это слишком туманная перспектива, то такая локальная задача, как рейдерский захват «Беларуськалия», более реалистична. И ее решение может окупить те экономические жертвы, на которые пошел «Уралкалий». Не говоря уже о реализации политических целей Москвы относительно Беларуси. Во всяком случае, это вполне рациональное объяснение брутальных действий «Уралкалия».

А для принуждения к продаже белоруской компании сейчас благоприятный момент. Поскольку «Беларуськалий» — один из главных поставщиков валюты в Беларуси, то обвал цен на калийные удобрения негативно отразится на экономическом положении страны. А валютные ресурсы сейчас Беларуси нужны как никогда. Ведь нарастает дефицит торгового баланса, нужно отдавать иностранные долги. Новые кредиты может дать только Россия. Делать новую девальвацию за два года до президентских выборов — политически опасно. А. Лукашенко загоняют в ловушку. Дескать, единственный выход — продажа «Беларуськалия» «Уралкалию».

Подобную тактику Москва использовала накануне покупки «Белтрансгаза»: и цены на газ повышала, и маленькую газовую задолженность выбивала шантажом, сокращением поставок голубого топлива.

Судя по всему, вопрос разрыва сотрудничества в рамках БКК как средство давления для продажи «Беларуськалия» поднимался россиянами на переговорах много раз. Обратите внимание, как часто в последнее время А. Лукашенко проводил совещания по калийной теме, даже создал какую-то комиссию под контролем своего сына Виктора и председателя КГБ. Из той скупой информации, которая публично оглашалась, обращали на себя внимание слова главы государства, которые он все время повторял: мы заинтересованы в одном канале продажи калийных удобрений вместе с «Уралкалием» в рамках БКК. Другими словами — белорусская сторона была готова идти на уступки. Но это не помогло, потому что российские олигархи хотели другого.

Станет ли «Беларуськалий» первой жертвой коварных замыслов Кремля? Возможно, ответ мы узнаем достаточно скоро.

Валерий КАРБАЛЕВИЧ