TOP

Самоуправление «без дураков»: союз элит и обывателей

Наш рассказ об опыте системной трансформации соседей в сфере самоуправления продолжим деталями его политического реформирования.

(Продолжение. Начало в №42.)

В Польше за последние 20 лет и элиты, и обыватели увидели: без включения общественного интереса в близкую, понятную народу социально-экономическую проблематику перемен в стране не дождаться.

Тормозит сознание? Тут дело в ментальности и привычках

В принципе привередливый читатель может возразить: автор явно поставил телегу впереди лошади. Подразумевая, что начало начал в серьезном государственном деле — это именно политика, а я стартовал рассказом о преобразованиях административных.

С критикой согласен. Но и у меня есть своя логика. Она вытекает из глубины и времени перемен.

Да, польская реформа самоуправления началась политическим решением верхов организовать новое демократическое сообщество вокруг места проживания граждан. Для чего летом 1989-го сенат выступил с соответствующей законодательной инициативой. Ну а спустя год первые действительно свободные выборы в органы местного самоуправления официально зафиксировали разрушение традиционной партийной монополии в его делах.

И вот тут — существенная оговорка. Действительно, по документам регионы, территории получили реальное право принимать решения в своей сфере, а граждане — нести ответственность за них.

Но добиться того, чтобы гражданская активность не заглохла после ярких выборов, каких-то скандальных социально-бытовых, экономических коллизий в повседневной деловой рутине — гораздо сложнее, нежели организовать ту же новую административную систему…

Вот мнение одного из ведущих разработчиков муниципальной реформы профессора Ежи Регульского:

— Существует огромная проблема общественного понимания. Да, закон можно изменить за пару недель или месяцев, труднее перестроить государственные институции. Но сложнее всего происходит изменение человеческой ментальности и привычек — здесь уже вопрос многих лет и даже поколений… Это само по себе представляет большую проблему координации в момент изменения закона и приспособление его к нашей психологии.

На взгляд моих многочисленных собеседников из Люблина и Варшавы, проще было реформировать сознание чиновников. Возможно, потому, что их новые профессиональные обязанности четко регламентировались и контролировались стремительно измененным законодательством. К тому же во власть пришла масса новых людей, не обремененных прежними политическими стереотипами, например, об иерархической зависимости.

— Возьмем такую столбовую позицию, как независимость мэров, — рассуждает председатель фонда «Открытая культура» Павел Ляуфер. — Поначалу бюрократу со стажем было куда труднее не прогибаться по привычке перед воеводством, правительством, даже премьер-министром. А вот администраторы-новички смелее пользовались правом самостоятельности в решениях. Хотя, чего греха таить: те, кто повыше, обычно не спешат расставаться с возможностью управлять ситуацией на местах. Но постепенно всех стали поджимать обыватели. Ведь повсеместно активизировалась политическая жизнь, всюду шло партийное, гражданское строительство с его разносторонними интересами. Утверждаясь, добывая популярность, региональные лидеры широко использовали право общественного спроса с руководителей регионов. Для чего активно ангажировали обывателей. Вот такое переплетение политической корыстности местной элиты и политизации регионов также причудливо способствовало политическому же, хозяйственному росту наших чиновников, депутатов, мэров. Они достаточно быстро закалились в ходе ломки концепта авторитарного государства.

Потенциал диалога? Он ведет к компромиссной развязке узла проблем

Не забываем: мы соседи с поляками. И полосатый «забор» по Бугу не в состоянии провести эдакий водораздел в каких-то принципиальных политических установках сознания. Не только мы — они также привыкли, например, к схеме: дескать, народ в государстве нашем хороший, а хромает оно лишь из-за плохой власти, чаще местной… Белорусское телевидение, остальные пропагандистские рупоры, собственно, об этом и толкуют 20 последних лет, делая исключение только одному чиновнику.

Ну а в Польше с правительства Мазовецкого и по сегодняшних премьера Туска с президентом Комаровским толкуют и толкуют о другом: выбрали власть — не пеняйте ей за пенсии да зарплаты, не ждите подачек с неба, а сотрудничайте с чиновниками, контролируйте их, воспитывайте, несите свою ответственность!

И хотя незатейливый императив на тему «государство — это все мы!» реализовать на деле чрезвычайно сложно, подвижки за Бугом в лучшую сторону налицо. Вот примеры и штрихи.

Из множества выбираю параллельные актуалии для белорусского большинства.

Для него чаще всего встречи с разнокалиберными чиновниками ассоциируются с благоустройством домов, дворов, приведением в порядок дорог, подъездов… И как правило те диалоги проходят на повышенных тонах. Люди с самыми «громкими» голосами в итоге заносятся вертикальщиками в разряд «оппозиционеров». Такая вот «политика»… Ее результат: во время минувшей избирательной кампании в Палату представителей ни один из баллотировавшихся по всей стране «бытовых» активистов не смог заполучить депутатский мандат, хотя местный электорат симпатизировал им. Но ведь конечное слово за административным ресурсом…

— У нас иная картина: привычный со времен социализма номер с назначением ставленников от власти не проходит, — рассказывает депутат Люблинского совета Беата Степанюк. — Побеждают те, кто заручился общественным признанием, умело использовал его в период агитации. При этом не важно, представляешь ты интересы правящей «Гражданской платформы», оппонирующей ей «Право и справедливость» либо иной силы. Реальные выборы имеют свою логику, которая на стороне политически активных граждан. Людям важно знать, что их избранники болеют интересами гмины, повета, воеводства. И в этом смысле выигравшая партия не может навязать регионам «своих» людей. Более того, гляньте: у нас хватает примеров, когда граждане через референдумы отзывают сейчас мэров, входящих в «ГП», а на их место ставят представителей «ПиС» — это пример новой политической культуры нашего общества.

Беата с коллегами не просто ценят доверие избирателей, но и в буквальном смысле слова стараются «выцарапать» его — ведь найденная и успешно решенная проблема обеспечивает им постоянную электоральную поддержку. Например, очень энергично депутаты, их активисты (в Польше таких людей называют советниками управ) борются за преобразование Рыбной площади в центре старого города. Для этого подключили студентов, всевозможных экспертов, художников, прессу, включая крупнейшую в стране «Газету выборчу». Ясно, что такой подход не оставляет местных жителей равнодушными: так либо иначе они вовлекаются в реальную работу по обустройству своей территории.

Теперь опять о нашем, белорусском. Не только власти — даже демократически ориентированные люди считают своим долгом в лучшем случае подтрунивать над теми, кто, как говорится, идет в народ и помогает организовать ремонт пресловутых скамеечек, водопровода, крыш… Оппозиционные «умники» от «большой» политики хмыкают: мелочевка, бытовуха — в общем, гастарбайтеры власти! Сколько презрения… А понимания сути?

Спрашиваю у специалиста по охране культурных ценностей Люблина Марека Стасяка, что он думает по этому поводу:

— У нас прямо противоположное отношение к практике так называемых «малых» дел. Оно базируется на представлении, что чистый двор ведет к ухоженной улице, а в конечном итоге — к обустроенному городу с привлекательной для инвесторов и туристов репутацией. Отсюда наше самое пристальное внимание к любой дворовой инициативе.

Беседу поддерживает Хуберт Монтик — в управе Люблина он занимается консервацией памятников культуры:

— Человеческое отношение власти к гражданам способствует доверию последних к своему государству, своей мэрии… Понимаете, у людей постепенно формируется, растет вера в то, что коснись завтра дело чего-то значительно большего, нежели те самые скамеечки или реконструкция Рыбной площади, — например, свободы, их голос также будет услышан. Разумный диалог администратора и обывателя ведет к компромиссной развязке…

Прошу подтвердить красиво сказанное суровой практикой. В частности, интересуюсь положением дел в сфере охраны памятников и культуры, которой занимаются мои собеседники по долгу своей службы. Ожидаю услышать о трудностях — Люблин ведь старый город, где должно быть полным полно проблем, хорошо известных нам по реставрационно-восстановительной чересполосице Минска, Гродно, Бреста, Несвижа, Быхова и тд.

А кому нужны конфликты? Всем нравится взаимоуважение

Но меня разочаровывают: не только в Люблине — практически повсеместно в Польше эти проблемы решаются властями в мирно-конструктивном сотрудничестве с населением, многочисленными НГО. Более того: та совместная работа очень четко формализирована и любое нарушение чревато для чиновников наихудшими последствиями.

В таком сотрудничестве большое значение имеет так называемый общественный опекун исторических ценностей. Он собирает мнения рядовых граждан, координирует работу многочисленных негосударственных организаций. Их представители входят в специальное товарищество «Форум развития Люблина», у которого самые тесные связи с управой города. Кстати, на административную работу Хуберт Монтик перешел именно из «форума», одним из создателей которого и являлся.

Ясно, что у вчерашних общественников и другое — «человеческое», как они говорили, отношение к обывателям. Например, провели десятки встреч с местным населением, клиентами и владельцами баров, кафе, ресторанов, чтобы решить, как именно должна выглядеть реклама этих заведений, как следует обустраивать сезонные выносные торговые площадки… Обсуждали то, что у нас попросту спускают сверху. А тут — договариваются, оговаривают кучу нюансов. Процесс очень сложный. Но в итоге приходят к знаменателю. И он является залогом того, что, скажем, в следующем году никто не посмеет просить рестораторов заменить за свой счет круглые уличные столики на квадратные либо зеленый навесной тент на голубой…

Так что доверие граждан к власти дорого стоит во всех смыслах.

Температуру таких вот сложных дискуссий во многом снижает тесное взаимодействие чиновников с многочисленными негосударственными организациями — то есть с организованной общественностью. В управе Люблина этим занимается Петр Хорось, он начальник сектора по делам сотрудничества с НГО и общественного участия — вдумайтесь в название!

Без этой институции трудно конструировать взаимопонимание бюрократии с обывателями, о котором мне столько много рассказывали обе стороны. В Варшаве официальные контакты с «третьим сектором» осуществляют вообще 70 представителей власти! Между тем польская столица не больше белорусской. По одной лишь этой цифре понятно, какая пропасть между нами в обозначенных взаимоотношениях. Ну а если взять периферию, то знают ли вообще в райисполкомах Беларуси о существовании негосударственного сектора? Если только с точки зрения прокуратуры и налоговой?

А в Польше связка «власть НГО» попросту узаконена. И закон этот, который разрабатывали пять лет, работает уже десятый год. Фактически он доведен до автоматизма в исполнении: без положительной рецензии организаций третьего сектора, вобравшего в себя как энтузиастов, так и глубоких специалистов, идеи, планы, инициативы госструктур таковыми и останутся…

— Мы не просто штампуем своим «одобрямсом» предложения чиновников: высказываем дополнительные предложения, выдвигаем новые предложения, — рассказывает Павел Ляуфер. — И к ним относятся очень серьезно. Так, перед реконструкцией центральной площади Люблина (Литовского пляца) НГО и граждане буквально засыпали управу своими советами. И практически все они реализовались!

Image 2402

Эта реконструированная площадь – воплощение идей чиновников и активистов НГО, активных граждан

— У нас в Беларуси для иллюзии общественных консультаций попросту привлекают в особо важных ситуациях «своих» экспертов…

— В Польше такой номер не пройдет. Да, управа может пригласить и лояльные по отношению к своему проекту НГО. Но если существуют профильные организации с иным взглядом на проблему, их попросту обязаны пригласить поучаствовать в обсуждении. О-бя-за-ны! И точка. Иной вопрос — кто примет предложение, а кто проигнорирует.

Но даже тем, кто за «игнор», завтра в любой момент предоставят право контроля за реализацией утвержденных планов.

Прозрачность польского самоуправления — тема последнего материала нашего исследования.

Александр УЛИТЕНОК

(Окончание следует.)

Читайте также:

Самоуправление «без дураков»: впереди правительства

Страна Пенсионерия-2

Страна Пенсионерия