• Погода
  • -18
  • EUR3,0813
  • USD2,5428
  • RUB (100)3,4635
TOP

Владимир Некляев: «Пересаживаются из кресла в кресло, как с горшка на горшок»

«Риск Лукашенко в одном: в потере власти. И из всех людей власти точно такой же риск еще только у одного человека», — считает лидер «Говори правду» Владимир Некляев. Подписание договора о создании Евразийского экономического союза и президентские выборы знаменуют для всех белорусов трудные времена. 

— Новый госсекретарь Совбеза еще не назначен, но место для него уже освобождено. В оппозиционной среде это решение Лукашенко активно обсуждается. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Не совсем понимаю природу оппозиционных возбуждений, возникающих каждый раз, когда Лукашенко принимается за перестановку мебели в принадлежащих ему кабинетах. Если бы в креслах, которые он передвигает, сидели люди, руководители, способные принимать самостоятельные решения, тогда стоило бы гадать, кто из них и куда будет передвинут, в какое кресло пересажен. Но этого нет — и в системе, созданной Лукашенко, просто быть не может. Кто из чиновников был передвинут, уволен по причине каких-то принципиальных несогласий с проводимой в стране политикой? Кто из них встал со своего кресла и сказал: «Я ухожу в отставку, потому что вы не хотите признать: главная опасность, грозящая стране, не в «пятой колонне», не в оппозиции, а в экономическом застое, в политическом тупике, в котором из-за вас оказалась Беларусь!» Почти 20 лет назад премьер Чигирь и министр труда Соснов решились на гражданский поступок, но теперь таких людей, как говорил Паниковский в «Золотом теленке», уже нет и скоро совсем не будет. Пересаживаются из кресла в кресло, как с горшка на горшок… Так какая разница, кто на каком горшке сидеть будет, если результат деятельности одинаковый?

— И все же: говорят, что кресло госсекретаря Лукашенко освободил для своего старшего сына…

— А хоть бы и для младшего … Что это меняет?

Что касается старшего, то и без назначения руководителем Совбеза для всех чиновников он, какую бы должность ни занимал, второе лицо в государстве. Для чего его положение формализовать? В этом нет логики. Если, конечно, с логикой дружить.

— Тогда в чем есть логика?

— Например, в том, чтобы перевести с хозяйственной, если можно так сказать, работы на работу политическую Виктора Шеймана. Вот ему нужна формализация.

— Но это рискованно. Шейман уже был госсекретарем Совета безопасности …

— Риск Лукашенко в одном: в потере власти. И из всех людей власти точно такой же риск еще только у одного человека…

— У Шеймана?

— Ну не у Мясниковича же…

— Вы видите для Лукашенко опасную ситуацию?

— Да. Их даже две, связанных между собой и влияющих друг на друга: подписание договора о Евразийском союзе и президентские выборы. Если эти две опасности сблизить во времени, а тем более поменять их очередность, они ослабнут. Разведенные во времени (а от подписания договора да выборов почти год) — усилятся. Но в любом случае это будет время, требующее решительных действий.

— Если я вас правильно понял, вы считаете, что Лукашенко может перенести дату президентских выборов и снова привлечь к руководству выборами Виктора Шеймана?

— А почему нет, если это ему выгодно? И кого еще ему привлекать?..

Я говорю о Шеймане, потому что он — единственная (кроме Лукашенко) политическая фигура во власти, по местоположению которой можно судить о том, что в этой власти сегодня происходит и что нас с вами в ближайшем будущем ждет. Если Шейман будет возвращен в Совбез, это будет означать не только то, что дату президентских выборов попытаются перенести если не на конец 2014-го, так на начало 2015 года, и что руководить выборами будет именно Шейман. Это будет означать еще и то, что Путин, который по-прежнему является старшим, а не младшим (как это кое-кто пытается представить) «братом» Лукашенко, на такой сценарий (лишь бы Лукашенко подписал евразийский договор) дал добро. И тогда…

— Что тогда?

— Тогда нас ждут действительно трудные времена. Во всяком случае, тот политический сценарий, который мы (я имею в виду кампанию «Говори правду») продумали на два предстоящих года, во многих местах нужно будет переписывать. Это сложно, но лучше его переписать, чем оставить неизменным и повторить ошибки 2010 года.

— А если все же главой Совбеза будет назначен не Шейман? Кто тогда?

— Тогда не имеет значения, кто…

Иван ГРЕКОВ, «Белорусский партизан»