TOP

Шаг влево, шаг вправо…

«Не дай мне Бог сойти с ума, уж лучше посох и сума…» Кто бы мог предположить, что до сих пор стихи Пушкина будут столь актуальны? Думаю, ему очень повезло, что в наше время он не жил. Да еще и в Беларуси…

«Ни звонков, ни шагов, ни звона ключей…»

Это уже Виктор Цой, почти земляк Пушкина. Пушкина и Цоя я, конечно, не сравниваю. Но уж больно подходит Цой вот к этому письму. Оно называется: «Вопросы проживающих в доме-интернате для престарелых и инвалидов по адресу, … заданные…». Сами понимаете, раскрывать имена, фамилии, адреса я не имею права. Давайте внимательно читать эти вопросы.

«1. Пересмотрев множество принятых законов, мы нигде не нашли такого, где норма питания лежачих больных, старых или безногих людей отличалась бы от ходячих. А вот у нас такое существует. Норма питания лежачих больных отличается от нормы питания ходячих.

К примеру, если люди на ногах получают сок, то лежачим он не положен. Каша, суп, сыр также выдаются в меньшем количестве. Подскажите, в каком кодексе можно найти это постановление…»

Не подскажу. Потому что и сам не знаю. Слава Богу, до дома престарелых еще не дожил. Зато в обычных больницах приходилось лежать довольно часто. И везде было одно и то же: привычное ожидание завтрака, обеда, ужина, вечернего кефира. Это если к вам никто не приходил с полной сумкой еды хотя бы через день-два.

В одной больнице люди, не стесняясь, забирали весь оставшийся хлеб. Особенно завидовали тем, кто «прислуживал» на кухне…

Впрочем, я лежал не во всех больницах. В президентской больнице, думаю, харч получше. Но, честное пионерское, я туда попасть не хочу.

«2. Основной документ, который регламентирует выпуск сигарет, распространение и их потребление — Декрет Президента Республики Беларусь №28 «О государственном регулировании производства, оборота, рекламы и распространения табачного сырья и табачных изделий»

Гражданам запрещается курить: в организациях здравоохранения, культуры, образования, спорта, а также на предприятиях торговли и бытового обслуживания населения, в управлениях общественного питания, в помещениях органов государственного управления, на вокзалах, в аэропортах и в подземных переходах…

Интересно, к какому из перечисленных учреждений относится наш дом? Если к организации здравоохранения, то почему у нас такой низкий уровень медицинской помощи? Без вызова городской «неотложки» не могут оказать квалифицированную первую помощь, что, очевидно, сказывается на высокой смертности в нашем доме. Если ледовые дворцы, бассейны — для спортсменов, так курилки — для курильщиков: давайте ледовые дворцы и бассейны тоже не будем строить, мы ведь плавать и в хоккей играть не можем…»

Мне когда-то довелось побывать в этом интернате. Подтверждаю: жильцы в хоккей играть не умеют. А также плавать. Зато курят. Хоть какое-то облегчение. Вредно, конечно. Но если у вас нет обеих ног, то какой там хоккей. Какое там плавание… Покурить бы, помечтать, подумать о своем. А больше тут заняться нечем…

«3. В нашем доме автомобиль, предназначенный для перевозки больных в больницу, не соответствует своему предназначению. Мало того, что невозможно загрузить коляску с больным человеком, так и еще можно замерзнуть в необогреваемом салоне.

Может, прежде нормальный автомобиль нужно было приобрести, чем тратить миллиарды на ежегодные ремонты? При езде по городу больные летают вместе со всем инвентарем по салону, как дрова, особенно при переезде «лежачих полицейских». А когда приходится выходить, машина обязательно будет стоять в сугробе или луже…»

Когда я был в этом доме (для умирающих?), меня привели в одну обычную палату. Там было четверо. Из них только один на коляске. Трое — лежачие. Комната была маленькая, там и одному было тесновато. Но их было четверо. Но меня даже не это поразило. Глаза. Глаза этих стариков, в которых все было написано. И они все молчали…

Тут уж и я подумал: доживу — так лучше под трамвай, поезд, машину или — с балкона своей многоэтажки. Если сил хватит…

«Закрой за мной дверь, я ухожу…»

«4. Жилищный кодекс Республики Беларусь предусматривает, что жилое помещение социального пользования предоставляется в пределах от 15 до 20 квадратных метров общей площади жилого помещения на одного человека (ст.81). Почему же нас заселяют как селедку в бочку? Если на 14 квадратных метрах проживают два колясочника, то, чтобы одному развернуться или заехать в туалет, другой должен выехать в коридор. Задавали вопрос администрации, чтобы заселять вместе с колясочником ходячего. На что был получен ответ: «Не положено! А кому не нравится, выселяйтесь, никто вас не держит!»

Не первый раз я слышу от обитателей подобных домов это знаменитое «никто вас не держит!» Что же делать инвалиду-колясочнику на улице, если у него жилье уже отобрали, когда он переехал в интернат? А кто ему даст социальное жилье, если в очереди полно и здоровых, но нищих? Что ж, под забор и там помирать?

Впрочем, есть и другой выход — беспрекословно слушаться администрацию и выполнять любой ее каприз. Тогда не выгонят, даже конфетку дадут. Иногда. По праздникам. Очень похоже на «Новинки», где в некоторых отделениях власть вершат дюжие санитары и их «добровольные помощники». За корочку хлеба с маслом они с вами сделают все, что угодно…

«5. На каком основании наши проживающие заключаются под стражу в спецотделении, построенном в здании интерната?»

Только на том основании, что в Республике Беларусь продолжают действовать принципы СССР, по которым все подобные заведения (включая дома для престарелых) основаны на лагерном порядке. БУР — это барак усиленного режима, а ШИЗО — штрафной изолятор. Говорят, хорошо действуют в воспитательных целях.

И последние строки из письма в редакцию: «В ст.40 Конституции РБ записано: «Каждый имеет право направлять личные или коллективные обращения в государственные органы». Что мы и делаем».

Все эти и многие другие вопросы были отданы председателю общества инвалидов, а тот передал их директору. Правда, директор отказалась дать на них ответы на собрании. Встретившись с председателем общества инвалидов, она заявила, что не согласна ни с одним поставленным вопросом. Цитируем: «У наших людей таких вопросов быть не может, и все это обман и выдумки».

Все правильно: «Наши люди на такси в булочную не ездят». Никого я ни в чем обвинять не буду. И к «позорному» столбу ржавыми гвоздями приколачивать также нет никакой охоты. Жильцы дома-интерната, который считается чуть ли не примерным, все изложили. Выводы пусть сделают читатели…

Сергей ШЕВЦОВ

Читайте также:

Рожденные в СССР

Раскулачивание продолжается?

Трудно быть человеком