• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

«Не отнимайте миску у бездомного кота!»

Смотрю в окно. Что-то непонятное творится с погодой. Америку засыпало снегом. У нас льют дожди. Можно сказать, никакого ощущения праздника. Как оно дальше будет, не знаю. Может, и к нам придет зима.

А пока Америку накрыло какой-то полярной воронкой. Относительно нашей грязищи и дождей синоптики утверждают, что, мол, сезоны сместились. Вместо зимы продолжается осень. Тогда что будет вместо весны? Наступит лето?

Одно понятно: в нашей жизни, во всем космосе нет ничего постоянного, все меняется. Страшновато, конечно. С другой стороны, если ничего вечного нет, то это не так уж плохо …

* * *

На рынке «Максимус», что в Малиновке, много кошек. Днем они обычно прячутся. К вечеру начинают свою ночную жизнь. Бродят по рынку, ищут чего-то съедобного. Трудно им живется. Но человек есть человек, кошкам он помогает выжить в тяжелых «рыночных» условиях.

1 января, поздним утром, прогуливаюсь возле рынка. После новогодней взбалмошной ночи впечатления соответствующие. Подспудно ищешь чего-то оптимистичного. И находишь. Возле магазинчика для всяких собачьих надобностей вижу объявление-табличку возле входа, на земле. Очень интересное объявление: «Пожалуйста! Не отнимайте миску у бездомного кота!». Рядом — эти самые миски, которые пока еще не отняли у бездомного кота.

На рынке торговлей в основном занимаются женщины. Считается, что наши женщины — люди сердобольные, они всегда помогут страждущему. Будь это мужчина, кошка или собака. В магазинчике им скучновато, клиентов мало, вот так стой весь день за прилавком и помалкивай. Поэтому сердобольность продавщиц распространилась и на кошек. Накормить, погладить, даже сказать ласковое слово бездомному коту…

Скажем так, это побочный эффект состояния экономики: кошки — как заменитель покупателя, которого перестало хватать и на рынках, и в магазинах…

Правда, меня занимает более простой и приземленный вопрос: выходит, даже у кота крадут миску? И если крадут, то вместе с кормом? Этого не знаю. Только неплохо знаком с обитателями рынка, скажем так, с неофициальными обитателями. Стоит внимательно рассмотреть некоторых местных дворников. Это все те же бомжи, бездомные, как коты, которых наняли за … миску корма.

* * *

1 января на рынке «Максимус» картошкой торговал один человек. А мясом — ни одного. Это мне жена поведала. Потом она поехала на Комаровку. Там мясом торговали человек пять. Не больше. Из этого я делаю вывод, что до Европы нам все еще очень далеко. По той причине, что европеец мыслит рационально: что ему выгодно, а что нет, что ему делать, а чего не стоит…

Будь на месте белоруса голландец или француз, он бы торговал и 31 декабря, и 1, и 2 января. Они бы, может, и ночью торговали.

Честно говоря, мне их предусмотрительность не совсем по душе. У остальных белорусов менталитет такой же, как у меня, между прочим.

1 января я выглянул в окно и не обнаружил во дворе ни одного человека, не очень этому и удивился. То же было и в последующие дни. Земляки отсыпались после бурных ночей. Вокруг домов валялось множество пустых бутылок, а две ночи подряд шла такая интенсивная стрельба из петард и хлопушек, что автор был вынужден вполголоса материться самыми нехорошими словами…

А может, народ все же осмыслял последствия новогоднего подорожания некоторых товаров и услуг? Сильней всего меня лично убило подорожание сигарет. Потому что если куришь, то каждый день. Раньше я платил за пачку «Короны» 6400 руб., теперь на тысячу больше. Сами посчитайте, насколько больше в месяц я буду платить. Я уж всерьез подумывал: не бросить ли курить? Но я же человек, перефразируя Маркса, ничто из дурных привычек мне не чуждо. От этого никуда не уйдешь. Резко повысив цены, над всеми нами совершили насилие. А мы опять промолчали. В силу, так сказать, менталитета.

Зато повысили минимальную зарплату, меньше 1 млн 600 тысяч рублей нам теперь платить запрещено, это противозаконно. Радоваться этому или нет? А чему тут радоваться? Тому, что с повышением «минималки» повысятся и цены на все? «Финразверстка» продолжается все более высокими темпами. Да и вообще, что это за правительство, что это за власть, которая вместо удочки предлагает нам рыбу? Мы же не коты бездомные, сами хотим себя прокормить.

* * *

Вот еще животрепещущий вопрос: приватизация квартир. Когда денег в РБ относительно хватало, никто не ставил вопрос о директивной приватизации жилья так прямо. Хочешь — приватизируй, не хочешь — подожди. Потом Лукашенко слегка прижали хвост — денег сразу перестало хватать. И где их брать? Ну как где? У нас.

Одна наша соседка давно уже состоит в секте евангельских баптистов. Как говорится, это ее дело и меня не касается. Правда, перед ней стоит все та же неотвратимая проблема: приватизация квартиры. У ее семьи — а это, кроме нее, 80-летний муж-инвалид и юная дочка — двухкомнатная квартира. Соседка уже подала заявку на приватизацию. Им насчитали, что первоначальный взнос составляет 19 млн 400 тысяч рублей.

Теперь поговорим об их доходах. Пенсия у баптистки всего 1 млн 500 тысяч. Она работала кладовщицей где-то в Осиповичах. Ее муж-инвалид получает около 3 млн рублей пенсии. Где работает и сколько получает их дочка, мне неизвестно. Да и что может получать девочка чуть больше двадцати лет?

Они собирают нужную сумму и рассчитывают собрать ее к лету. Тут каждый может все подсчитать сам при общем доходе семьи в четыре с половиной млн рублей. Следует учитывать, что муж все же инвалид, и ему уже под 80 лет. Другими неприятными словами, его в любой момент может не стать. При этом и его пенсии тоже может не стать. Вопрос: можно ли собрать 19 млн рублей, когда твоя пенсия всего полтора млн рублей? Даже если отказаться от еды, от других жизненных потребностей, от необходимости платить коммуналку (могут и выселить) и прочего, то ведь времени на собирание суммы просто не хватит. Цейтнот может получиться.

Так что ж, отказаться от приватизации? Я не знаю, что решат в этой семье, знаю только, что баптистка — человек законопослушный, против общих правил не пойдет никогда. Значит, будет платить…

А что делать вообще инвалидам? Недавно говорил по телефону с жителем г. Иваново Брестской области. Он моложе меня, но уже инвалид 1-й группы — какая-то болезнь суставов ног. Его 22-летний сын тоже инвалид 1-й группы. В отличие от отца, он родился с ДЦП — детским церебральным параличом. Сын не ходит вообще, правая сторона тела парализована, говорить он не может. Другими словами, без посторонней помощи он обходиться не может. Ухаживает за ним мать. Ей нет еще 50 лет, вполне могла бы работать. Но как бросишь сына? Поэтому она не работает. За уход ей платят около миллиона рублей, такой размер пособия. Еще есть сын-семиклассник, он, как вы понимаете, не зарабатывает ничего. Хотя ему должны платить детское пособие. Но не платят почему-то.

Пенсия у отца 2 миллиона 19 тысяч. Сын, поскольку не работал ни дня, получает 1 миллион 100 тысяч. Плюс еще миллион матери. Итого три с небольшим миллиона на четверых человек. Спрашивать, хватает ли этих денег семье, как-то даже неудобно. Есть еще дочь, она замужем и у нее своя семья.

Отец звонил на «прямую линию», посвященную проблемам инвалидов. У него был один вопрос: почему у сына такая маленькая пенсия, которой едва на памперсы хватает? Ему, конечно, ответили, что разберутся, как-нибудь помогут. Никак не помогли. Делать деньги из воздуха еще ни у кого не получалось.

Деньги можно только заработать. А потом уже делиться с больными и слабыми.

Таким образом, у жителя Иваново вопрос о приватизации жилья пока что вообще не стоит. У него совсем другая проблема: как выжить?

Сергей ШЕВЦОВ