• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Как живут словацкие сеньоры-2

В Беларуси проживает 2,6 миллиона пенсионеров, что составляет почти треть населения страны. Каждый пятый белорусский пенсионер продолжает работать, ведь мизерной пенсии порой не хватает на жизнь. А как в Европе? (Окончание. Начало в №2, 14.01.2014)

«Там пенсионеры активно проводят свое время, занимаются воспитанием внуков, ездят на курорты, ведь их пенсии просто не соизмеримы с нашими», — ответит на этот вопрос читатель. И будет прав, но только отчасти…

Вена — далекая и близкая

Я прилетаю в Вену, чтобы добраться из аэропорта в соседнюю Братиславу: расстояние от австрийской столицы до столицы Словакии составляет всего 70 километров. В поиске автобуса до Братиславы мне и моим коллегам помогает подтянутый австрийский пенсионер. Бросив в метро внука, он бежит с нами, чтобы показать, где нужно сесть, на остановку. Ему очень интересно узнать, откуда мы.

— О, Вайсрусланд! Беларусь! Лукашенко! — восклицает он.

Наш разговор крутится вокруг ситуации в Беларуси. Становится немного грустно, что все представление о нашей стране у иностранцев (в который раз в этом убеждаюсь!) завязано на одной известной фамилии.

Перед отправлением автобуса я расспрашиваю у нашего помощника о положении пенсионеров в Австрии.

— Я прожил всю жизнь в Вене, здесь и работал. Пенсия у меня сегодня — 2000 евро. Но поскольку у нас достаточно большой дом, то и на коммунальные услуги уходит прилично — с женой мы платим порядка 700 евро в месяц! Куда-то поехать? Не скажу, что мы делаем это часто — больше помогаем детям и внукам.

Уже потом, сравнивая соседнюю Австрию со Словакией, я все больше нахожу различий в жизни людей, живущих сегодня в единой Европе. Одни зарабатывают хорошо, другие стремятся попасть туда, где хорошо зарабатывают. Как и белорусы, повально уезжающие на стройки в Москву и Санкт-Петербург, словаки не теряются и ездят на работу в австрийские компании.

— Особенно это касается молодежи, — говорит моя переводчица Марина, окончившая в свое время БГУ (сегодня девушка учится в аспирантуре в Братиславе), — ведь зарплаты в Вене на порядок выше. Братиславцы ездят в Австрию и по культурной программе: например, мы с мужем и друзьями садимся в автобус до Вены, чтобы просто погулять по красивым улочкам и попить кофе в соседней столице.

Пенсионная реформа — несколько путей решения

По приезде в Братиславу я отправляюсь в фонд SOCIA — это организация, которая оказывает сеньорам различные бытовые услуги на дому. Администратор SOCIA Хелена Волекова, которая ранее занимала пост министра труда и социальных дел, знает о жизни словацких пенсионеров не понаслышке — каждый день ей приходится работать с этой категорией людей.

Администратор SOCIA Хелена Волекова, которая ранее занимала пост министра труда и социальных дел, знает о жизни словацких пенсионеров не понаслышке — каждый день ей приходится работать с этой категорией людей.

— Мы оказываем помощь одиноким людям, у которых имеются определенные проблемы со здоровьем. Это уборка, стирка, приготовление еды и тому подобные услуги. Организация существует на гранты, мы собираем также различные пожертвования.

До 1990 года в Словакии действовал закон, который позволял оказывать подобные услуги только государственным организациям. После изменений в законодательстве в этот процесс были включены как физические, так и юридические лица. Сегодня эту сферу регулирует закон о социальных услугах.

Пани Хелена рассказывает, как такие услуги оплачиваются. Как правило, сеньоры платят 25 — 50% от стоимости оказываемой услуги. Остальные деньги могут выделяться из местного или регионального бюджетов.

— Это достаточно сложная система, как и новая пенсионная реформа, — говорит администратор SOCIA.

Я не стану рассказывать обо всех подробностях новой реформы, которая затронула словацких сеньоров. Но кое-что пояснить все-таки нужно.

Еще не так давно словаки получали пенсии приблизительно одинакового размера, без учета того, сколько зарабатывали во время своей активной трудовой деятельности. Поэтому те лица, которые получали зарплату относительно больше, оплачивали пенсии тем, кто зарабатывал меньше. К тому же закон устанавливал максимальную планку в отношении пенсии, которую можно было заработать за свою жизнь. Это, естественно, вызывало определенные недовольства. И вот 1 января 2004 года в Словакии начали внедрять новую пенсионную реформу.

Самое главное изменение коснулось пенсионного возраста — он стал больше. Сегодня словацкие мужчины и женщины уходят на пенсию в 62 года. Ранее этот возраст ограничивался 60 годами у мужчин, женщины могли уходить на пенсию от 53 до 57 лет в зависимости от количества детей.

— И это — не предел. После 2016 года пенсионный возраст в Словакии будет постепенно увеличиваться, — говорит моя собеседница.

Проводя аналогии с нашей соседкой, Польшей, где увеличение пенсионного возраста вызвало определенную волну недовольства, Хелена Волекова говорит о том, что пенсионная реформа в Словакии внедрялась постепенно, поэтому каких-то волнений не вызвала. И соглашается со мной, что словаки в этом отношении очень схожи с белорусами. Все-таки мы — не поляки и не украинцы, и наши пенсионеры, как и словацкие сеньоры, вряд ли станут организовывать свой протестный Майдан.

Сколько же пенсионеров сегодня проживает в Словакии? Пани Хелена говорит, что эта цифра составляет сегодня приблизительно 15% от общего населения страны, или 800 тысяч человек.

— Сегодня средняя пенсия составляет порядка 400 евро, и этой суммы хватает ровно для того, чтобы прожить, — говорит Волекова.

Новая реформа установила определенные коррективы в разнице таких пенсий: во многом она зависит от так называемого пенсионного страхования — обязательных отчислений в пенсионный фонд, а также от дохода за период работы.

— Еще у человека, который собрался уходить на пенсию, должно быть как минимум 15 лет трудового стажа. Если же будущий сеньор не работал, а на пенсии он оказывается в нужде, но у него есть семья, которая работает, то он ничего не получает. В иных случаях он может рассчитывать на помощь государства, но также не очень большую, — поясняет пани Хелена.

Кстати, у словаков есть выбор, когда уйти на отдых: хочешь — в 62 года, а хочешь — в 55. Правда, и пенсия будет небольшой. Поэтому словаки, конечно же, стремятся продолжать работать, чтобы накопить себе на старость.

Доля работающих пенсионеров (после 62 лет) на рынке труда Словакии невелика, около 12% от общего количества сеньоров. Объясняется это тем, что работодатели неохотно принимают на работу пожилых людей. Но это — вопрос времени. Сегодня в стране планируется внедрять концепцию активной старости, которая позволит словакам активно участвовать во всех сферах жизни после выхода на пенсию. Концепцию, разработанную социологом Зорой Буторовой, уже поддержало правительство страны, правда, пока не совсем ясно, как она будет реализовываться на практике.

Ностальгия по коммунизму, которой нет

В отличие от белорусского правительства, словацкое руководство не забрало льготы у своих пенсионеров. Например, для сеньоров существуют скидки на налоги (налог на животных, недвижимость), на проезд в городском транспорте (50%). После 80 лет словацкий пенсионер вообще может ездить в общественном транспорте бесплатно…

В конце нашей беседы я интересуюсь у Хелены Волековой, чем увлекаются словацкие сеньоры, могут ли они позволить себе, например, отдохнуть у моря.

— К морю наши сеньоры ездят мало, — улыбаясь, говорит Хелена. — Вместо этого наши турфирмы организуют для пенсионеров льготные путевки внутри страны.

Что люди делают после выхода на пенсию? Да, в общем-то, то же самое, что и белорусы — смотрят телевизор, слушают радио, играют в карты, ходят в гости.

— Есть у нас и клубы по интересам, всего их в Словакии около 2,7 тысячи, — говорит Хелена Волекова. — Там пенсионеры обучаются пользоваться интернетом, ищут старых друзей, разбросанных по всему свету, организовывают тематические вечеринки.

Я спрашиваю Хелену, есть ли у ее поколения ностальгия по коммунистическому прошлому Словакии.

— Ностальгии как таковой нет. Правда, сегодня пожилые люди чувствуют себя не очень уверенно. Они не знают, что их ждет впереди — времена Чехословакии в этом отношении были более предсказуемы. Да и переход на евро для многих людей старшего поколения прошел тяжело. Некоторые до сих пор не могут привыкнуть к единой европейской валюте, поэтому предпочитают посылать в магазин своих внуков.

— А вы помогаете денежно своим внукам, как наши мамы, папы, бабушки и дедушки?

— Ну а как же без этого? Это у нас, славян, наверное, в крови, — смеется Хелена. — И я тому — показательный пример.

Виталий БАБИН, Минск — Братислава — Минск

Автор благодарит общественную организацию «Человек в опасности» (Словакия) за помощь в подготовке материала.