• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

А инвестировать не спешат…

Почти недельная побывка группы белорусских чиновников во главе с премьером Мясниковичем в Китае не принесла громких результатов. Но, как любят повторять деловые люди, «деньги любят тишину». 

А, собственно, за ними (в этом мало кто сомневается) и ездили белорусские гонцы.

Сегодня Китай — это один из лидеров мировой экономики. Аналитики прогнозируют, что в скором времени Поднебесная обгонит США и станет самым значимым игроком. Беларуси было непростительно игнорировать такую мощную конгломерацию, несмотря на то, что она находится за тридевять земель.

И если оценивать взаимный товарооборот между Минском и Пекином, то он получается довольно весомым — более 3 миллиардов долларов. Но беда в том, что сальдо не в нашу пользу. Из Беларуси в Китай было поставлено товаров лишь на полмиллиарда долларов. Главная статья белорусского экспорта в Поднебесную — это калийные удобрения. В октябре Белорусская калийная компания подписала трехлетний меморандум на поставки калийных удобрений в Китай с компанией Sinofert. Но, как известно, меморандум не есть контракт. И тут белорусскую делегацию опередил российский «Уралкалий». Как будто специально подгадавший подписание знакового контракта к визиту Мясниковича, после встречи с которым прошлой осенью в Минске был арестован бывший гендиректор «Уралкалия» Баумгертнер…

Впрочем, в кредитном направлении взаимоотношения Беларуси и Китая вроде как и неплохо развиваются. За последние несколько лет Китай профинансировал в нашей стране проекты на сумму свыше 1 млрд долларов. В частности, можно вспомнить модернизацию минских ТЭЦ, цементных заводов и др. Условия китайских кредитов являются достаточно выгодными. Как правило, они предоставляются на 10 — 15 лет, с отсрочкой первого платежа на 5—6 лет, да и процент за пользование небольшой — 3 — 4% годовых. Другое дело, что при этом Беларусь получает от Китая связанные кредиты, то есть обязана покупать на полученные средства китайскую продукцию, оборудование, технологии, таким образом лишаясь права выбора. По сути, Китай вкладывает средства не столько в белорусскую экономику, сколько в экспорт собственных товаров, оборудования и даже персонал. При этом власти Беларуси неоднократно высказывали недовольство качеством поставляемого оборудования и срывом сроков реализации проектов.

Белорусское руководство, конечно же, понимая слабые стороны такой любви, возжелало переориентировать сотрудничество с Китаем на привлечение прямых инвестиций. Лукашенко и Мясникович не устают при каждой встрече с китайскими коллегами повторять, что пора бы перейти «от торгового и кредитного сотрудничества к инвестиционному». Китайцы дипломатично кивают в ответ головами, но не спешат вкладываться в Беларусь. «За последние годы в Беларусь поступило около 50 млрд долларов прямых иностранных инвестиций (ПИИ). При этом из Китая — всего 195 млн», — не скрывает своего недоумения Мясникович. В этом плане показательной оказалась встреча белорусского премьера в логове корпорации China Investment Corporation, которая была создана китайским правительством для диверсификации и эффективного использования части золотовалютных запасов Китая. Директор департамента по международному сотрудничеству CIC Лю Фанюй смогла обнадежить белорусского гостя лишь тем, что «у нас появилось больше доверия по дальнейшим инвестициям в вашу страну». «Наше сотрудничество будет зависеть от конкретных контактов и переговоров», — подытожила директор департамента крупнейшего в мире инвестфонда.

У Минска, обремененного внешними долгами в условиях дефицита валюты, огромное желание форсировать процесс привлечения ПИИ. По замыслу белорусского руководства, восполнить пробел китайских инвестиций в отечественную экономику должен самый крупный во всей Восточной Европе инвестиционный проект по строительству китайско-белорусского индустриального парка. Не случайно во время визита в Китай Мясникович уделил ему особое внимание. Но и этот проект продвигается не семимильными шагами. Хотя Минск пытается убедить Пекин в перспективе создания в Беларуси плацдарма для дальнейшего продвижения своих товаров в Европу и страны Таможенного союза. Однако на китайские ресурсы претендуют и другие страны. Надо честно сказать, что Беларусь на фоне даже Казахстана или Польши выглядит не так уж и убедительно.

Впрочем, недавно Александр Лукашенко хорошо пропиарил производство китайских легковушек Geely в Борисовском районе. На первом этапе планируется собирать 10 тыс. иномарок, а в 2019 году — в 12 раз больше. 90% машин планируется направлять на экспорт. В основном в Россию. И тут кроется самая большая закавыка — российская сторона приходу этой техники не особо рада. «Мы не можем запретить производство здесь китайских машин, но как это будет реализовываться на нашем рынке — это другое дело. Мы не хотим разрушить наше собственное автомобилестроение. Вот и весь вопрос», — вполне откровенно высказался в свое время посол России в Беларуси Александр Суриков. В РФ в настоящее время работают около трех десятков предприятий по сборке легковых автомобилей. Но есть свои национальные гиганты в лице «АвтоВАЗа», который в 2014 году намерен сократить 11% персонала. В таких условиях Минску нужно будет очень хорошо постараться, чтобы убедить Кремль пустить «Джили» на российский рынок.

В этой связи вспоминается история, рассказанная одним из правительственных чиновников. Однажды у Тозика (нынче вице-премьера, а ранее посла Беларуси в Китае) спросили, кто же будет ездить на китайских машинах. Он ответил, мол, вас, чиновников, пересадим. Госслужащие лишь заулыбались в ответ… Хихикают также и минские таксисты, которых также хотят пересадить на новые китайские иномарки…

Александр ЗАЯЦ, TUT.BY