TOP

Поликлиника №13

Когда кто-то из знакомых рассказывает об ужастиках из опыта нашего медобслуживания, говорю себе: «Понятно. Опять «поликлиника № 13». Так с молодости окрестила халтурное отношение к своим обязанностям некоторых медработников.

За жизнь была приписана к пяти поликлиникам Минска: есть с чем сравнивать. Так вот, более «проблемного» медучреждения, чем 13-я поликлиника видеть не доводилось. Причем так было и в советские времена, когда на 5-й день заболевания гриппом тебя заставляли тащиться в поликлинику, чтобы продлить бюллетень. И без звука тут же закрывали его, когда ты, совсем больной, отсидев 2 часа в кашляющей, сопящей от насморка очереди, терял последние силы и терпение и просил выписать тебя на работу, лишь бы не проходить через это «чистилище» еще и еще. Закрывали бюллетень досрочно, видя диагноз, без проведения анализов, предвидя возможные осложнения для организма больного.

Круг замкнулся: после мытарств молодости я вновь вернулась в 13-ю поликлинику. Это — карма. При каждом редком, вынужденном посещении знакомого с 80-х годов здания как будто путешествуешь на машине времени: ты — в Советском Союзе. За двумя отличиями: в регистратуре есть компьютеры, а жалобы на качество обслуживания не влияют на работу автономного организма поликлиники. «Поликлиника в застое» — сама по себе, больные — сами по себе.

Читая высказывания некоторых республиканских и минских чиновников о посетителях городских поликлиник, приходящих туда якобы за «клубным общением», поговорить «за жизнь», диву даешься. Насколько наши власть предержащие не понимают проблем людей!

Не буду говорить банальностей о различиях в качестве обслуживания в т.н. «лечкомиссии» (ныне — «Республиканский клинический медицинский центр» УД Президента РБ) и в обычных поликлиниках. Об этом — разговор впереди. Я сейчас веду речь об отсутствии простого человеческого сострадания к рядовым пенсионерам, нуждающимся в повышенном внимании медперсонала просто в силу возрастных проблем со здоровьем. Вовсе не «поговорить» ходят они в поликлиники, а чтобы как можно дольше быть на своих ногах. Потому что, кроме самих себя, многим в наше жестокое время надеяться не на кого. Ни на государственные дома призрения, ни на близких, занятых собственной повседневной жизнью — выживанием.

С улыбкой вспоминаю свою наивность времен пребывания в Верховном Совете 13-го созыва. Я тогда не стала становиться на учет в т.н. «лечкомиссии», а пользовалась услугами 34-й поликлиники по месту жительства. Чем тамошние врачи были весьма недовольны и постоянно пытались перенаправить меня в ведомственную поликлинику. А я им терпеливо объясняла, что это мое право — выбирать обслуживание по месту жительства. Чтобы в районной поликлинике не расслаблялись, зная о персональном контроле со стороны местного депутата за качеством работы. По принципу «проверено на себе — мин нет!».

Признаюсь и в другом: в годы работы уже в Палате представителей не раз обращалась по просьбам медиков медучреждений моего округа к исполнительной власти города и республики с просьбами помочь оборудованием или отказаться от нерациональной реорганизации, продиктованной имитацией бурной реформаторской деятельности наверху. Так удалось уберечь от закрытия отделение гастроэнтерологии в 1-й клинике Минска. Не удалось защитить от пертурбаций 7-ю клинику, против которых были тамошние врачи. При обращении на высший уровень руководства здравоохранением мне было прямо указано, что 7-я клиника не входит в «сферу интересов» моего округа! Как будто депутат парламента работает не в республиканском органе!

Но вернемся к нашим баранам. 9 сентября 2009 года на прогулке по лесу «поймала» пару клещей. Тут же мне их достали и я отнесла клещей на анализ, вполне живых и дееспособных. По свежим следам выяснила, что боррелии не обнаружены. Такой же ответ поступил и в поликлинику.

Предполагаю, что в лаборатории проверили только одно из двух насекомых и вынесли вердикт. Понадеялись на русский «авось». Я дорого заплатила за чью-то халатность.

На 12-й день на месте укуса появилось красное пятно с несколькими слитными пятнами вокруг. Пошла на прием к инфекционисту в 13-ю поликлинику. Врач категорически заявила, что я — «не ее клиент», что пятно — аллергия от укуса клеща. Выписала мне два вида кремов и велела мазать до исчезновения проявлений. На мое предложение назначить анализ крови на боррелиоз инфекционист привела кучу возражений: и принимают анализ редко; и делают его 10 дней; и в карточке у меня лежит ответ на исследование клещей «боррелии не обнаружены». Предлагала даже поспорить на что угодно, что я зря к ней обратилась.

10 дней выполнения врачебного назначения ничего не дали. И вот тут-то моя подруга-врач забила тревогу. По ее настоянию я поехала в инфекционную больницу. Там по итогам визуального (!) осмотра мне сразу поставили диагноз «болезнь Лайма» и назначили лечение антибиотиками 21 день. Позже этот диагноз подтвердили анализы. Из-за безграмотности профильного врача поликлиники лечение началось на 2 недели позже, что при течении данной болезни критически важно.

Я уж не говорю о том, что вердикт «боррелии не обнаружены» сообщили мне по телефону из лаборатории в течение 3 дней после укуса, когда можно было обойтись 5 днями лечения и на ранней стадии излечиться, притом гарантированно.

Зато сразу отмечу высочайший профессионализм всех врачей инфекционной больницы, расположенной на ул. Кропоткина, — от дежурного врача до руководства больницы, участвовавшего в консилиуме по поводу осложнений, возникших по ходу лечения.

Год назад уже мой сын сильно разболелся в январские морозы и ничего лучше не придумал, как пойти на прием в 13-ю поликлинику. Отсидев 2 часа в очереди, попал к врачу, который на основании отсутствия температуры и экспресс-анализа крови отказал в просьбе выдать больничный. Я потом выяснила, что так нередко бывает в начальный период заболевания, особенно у мужчин. Не знаю, как было не обратить внимания на измученный, болезненный вид молодого человека и жалобы на сильное недомогание.

Могу предположить, что некоторые врачи считают, что пришедший в поликлинику своими ногами пациент здоров и в лечении не нуждается. Или даже то, что есть некие указания выдавать поменьше бюллетеней в интересах бесперебойного функционирования рабочей силы.

Ровно в такой же ситуации дочь друга нашей семьи, натурализовавшаяся в Германии, в январе получила у немецкого врача бюллетень на 3 дня на основании жалоб на плохое самочувствие, хотя не было ни температуры, ни плохого анализа крови. Вот разница в подходах к пациенту в обществах, где человек — средство и где человек — цель, а не производительная сила.

Кстати, сын мой тогда разболелся серьезно, но упрямо ездил на работу в 20-градусные морозы. Только сказал: «Больше никогда в жизни не поверю ни одному врачу!»

Я его понимаю. Когда в той же 13-й поликлинике люди дерутся в очередях на электрокардиограмму. Когда на моем участке с 2003 года никогда не было участкового врача и по вызову приходят женщины весьма преклонных лет (одна из них недавно выписала мужу лекарство от ангины, не спросив, нет ли у него аллергии на что-либо, а в детстве у него был анафилактический шок именно на эту лекарственную группу). Когда в поликлинике нет ни одного отоларинголога. Как, впрочем, и эндокринолога. И кардиолога, за направлением на прием к которому мне пришлось 3 раза ходить на прием к терапевту (причем в первый раз была принята на 2 часа позже, чем в то время, которое было указано в талоне, за которым тоже надо было сходить). Талон на прием к отоларингологу получить не смогла, так как сначала получила направление на его получение у терапевта, причем не с первого, а со второго раза. А поскольку талоны выдает дежурный врач по живой очереди, то, дважды отсидев в такой очереди по часу, уходила за дефицитом времени.

И возникла у меня крамольная мысль: а что, как это заговор некоторых чиновников против части своего народа? Ну, вроде как слабых — за борт! Тест на выживание. Стране нужны олимпийские герои, а не бесполезные старики, которым требуется бесплатное медобслуживание.

И в оправдание такого подхода дается указание максимально затруднить получение этого самого бесплатного медобслуживания, записывать на прием к специалистам за месяц-два, выдавать направления и талоны со второго-третьего раза. И строго фиксировать ваше «хождение по мукам» в человеко-посещениях. Чтобы доказать, что старики ходят в поликлиники слишком часто. Просто потусоваться.

Вот мне интересно, за что я боролась долгие годы, требуя с парламентской трибуны возобновления массовой диспансеризации? Точно не за такую практику.

А хорошие врачи есть. Их немало. Даже в 13-й поликлинике.

Ольга АБРАМОВА