TOP

Дети Хама

Хамство может подстерегать вас в нашей стране где угодно: в транспорте, в магазине, на рынке, в поликлинике, в школе вашего ребенка, на работе и в вашем собственном доме.

Российский актер-интеллигент Алексей Серебряков несколько лет назад увез семью на Запад. Увез, похоже, навсегда. И теперь живет на две страны, постоянно летая на съемки и обратно, к жене и детям.

Объясняя свое судьбоносное решение, Серебряков признался, что очень любит свою страну, Россию, что хотел бы жить и работать здесь всегда, если бы не одно «но»… Это «но» — повседневное, бытовое хамство, которым пронизана жизнь каждого рядового россиянина. От этого хамства нет защиты. И актер не пожелал, чтобы его дети росли и воспитывались в такой атмосфере.

Кораблик из яблони

…На юге Украины у людей — метафоричное мышление. Там умеют настолько точно найти художественное обозначение каждому процессу и явленью, что просто диву даешься. Полчаса будешь объяснять что-то обычной речью, а лучше не скажешь, чем житель Одессы или Николаева — одной фразой.

Так вот, хорошая знакомая из тех краев как-то рассказывала, как «всем миром» с соседями отговаривали друга ехать на старости лет жить в Израиль. Знаете, какой довод был основным? «Что ты там забыл, в том Израиле? У тебя же здесь пуп закопан!» И со вздохом закончила свою пламенную речь: «Уехал, не послушал! А сюда привезли хоронить только!»

Сегодня у людей из бывшего СССР появились варианты выбора страны для обитания.

И каждый выбор оправдан и справедлив. Потому что земная жизнь у человека — одна. И прожить ее хочется интересно и, по возможности, с пользой. И для себя, и для окружающих.

Мой выбор был предопределен изначально. В детстве отец много возил нас, детей, по республике. Новогрудок, озеро Свитязь, Неман, Любча, Раков… Эти места, увиденные глазами ребенка, навсегда запали в сердце. Никогда не хотела уехать из Беларуси. И сына так же воспитывала. Хотя возможностей уехать и отлично устроиться в других странах было много с начала 90-х годов, когда открылись границы и пришлось овладеть новыми профессиональными знаниями и навыками. До сих пор не уверена, что отказ от отъезда был правильным решением. Но это был и есть мой выбор.

Желание уехать из Беларуси посетило меня всего раз в жизни и продержалось совсем недолго. Но каким острым и даже яростным оно было! И связано это желание оказалось с тем, что я собирательно определяю для себя как тотальное хамство.

Каждую весну мы с лучшей подругой по ее приезде из Америки (она живет на две страны) ходим в минский Ботанический сад на цветение сирени и яблонь. Это уже традиция. Кто-то 31 декабря ходит с друзьями в баню. А мы по весне — в Ботанический сад.

Дело в том, что в начале двухтысячных годов мы с активом нашей общественной организации три года подряд в годовщину Чернобыля сажали в Ботаническом саду яблони. Саженцы я закупала в питомнике по количеству лет, минувших после аварии на ЧАЭС. Одна из трех яблоневых аллей в последующем погибла из-за нападения тли. А две уцелели и разрослись. И радуют глаз и душу по весне цветением, а по осени — видом румяных яблочек.

Только не думайте, что мы пассивно любуемся дарованной нам красотой! Не раз за прошедшие годы доводилось поливать деревья в засушливое лето. Или протирать пораженные тлей листики яблонь ваткой с водой (совет немецких экологов)… Очень трудоемкое дело.

И вот однажды, придя по весне в наш яблоневый сад, видим следы городского вандализма: кто-то ножом вырезал у комля самого лучшего деревца кусок ствола в форме лодочки. Наверно, пришел в сад гулять с ребенком, а рядом — озеро. И решил с малышом запустить кораблик…

У меня полились слезы… Дерево погибло безвозвратно из-за чьей-то бездумной подлости, из-за хамской выходки. Что со мной было! Я напугала подругу, яростно повторяя: «Я хочу отсюда уехать! Немедленно! Я не хочу здесь больше жить!» Потом этот порыв, конечно, прошел. Но даже сейчас, через десять лет, я вспоминаю открывшуюся передо мной картину и чувствую, как начинают гореть щеки…

Человек — главный хищник на земле

Экологически озабоченный человек. Честно сказать, это про меня. Несколько лет подряд, выезжая в лес на пешую прогулку, каждый раз увозила в Минск по паре мешков с мусором, собранным на местах туристических привалов. Как стыдно мне было за этих неведомых людей! Как будто это я сама напакостила — намусорила в лесу и не прибрала за собой. В последние годы в лесу стало вроде почище: или совесть у людей просыпается, или лесничество активизировалось с уборкой…

Кстати, о лесничестве. Долгие годы считала, что любой лесхоз денно и нощно обороняет лес от всякого рода татей: порубщиков, браконьеров… Оказалось, что лес беззащитен… Между законом и правоприменением — дистанция огромного размера.

4 ноября 2012 года поехала побродить по осеннему лесу, попрощаться с ним перед долгой зимой. Иду себе по тропке с электрички и слышу стук топора. Потом прямо передо мной на дорогу падает большая красавица-ель. Из кустов вылезает мужик с топором и спокойно начинает обрубать у дерева нижние ветки. Подхожу. Здороваюсь. Спрашиваю, есть ли у него разрешение на порубку, и если есть, то не будет ли он так любезен мне его показать. Мужик в ответ хамит, причем на «ты», да еще все время как-то нехорошо помахивает топором.

Очень не люблю, когда ко мне обращаются на «ты» без моего согласия. Никогда не понимала эту панибратскую партийно-хозяйственную традицию «тыкать» кому ни попадя: подчиненному, женщине, старику, младшему по возрасту. Да еще выдавать это за знак расположения! Но это так, к слову.

А уж от непредставленного мне «джентльмена» терпеть фамильярности — не в моем характере. Даже если вокруг никого нет, а у мужичка в руках — топор. Объясняю «дровосеку» свои дальнейшие пошаговые действия и что ему воспоследует за совершенное правонарушение. Переходит на «вы» и спрашивает: «Вам что, больше всех надо?» Немного подумав, осмысленно отвечаю: «Да, мне больше всех надо!»

Позднее связываюсь с т.н. «Леспаркхозом», даю координаты срубленного дерева, приметы правонарушителя, называю дачный поселок и дом, где можно будет найти вырубленные из ели подпорки и лапник для зимней консервации цветника. Так уж получилось, что через пару часов после происшествия я возвращалась на электричку мимо дачи, куда отволокли срубленную ель…

Так вот, вопреки закону, владельцев дачи оштрафовали на сущую безделицу. Хотя все доказательства правонарушения нашли. За порубщиков кто-то вступился, и дело спустили на тормозах.

Но это меня не удивило. За время работы депутатом я и не такого насмотрелась. Поразило другое: зачем было рубить высокое, прекрасное дерево у самой дороги, когда можно было безо всякого риска и без ущерба для природы нарезать лапник для цветника чуть подальше, в глубине леса?

А остаток срубленной ели так и торчит возле проезжей части, как сломанный зуб. Как же надо не уважать людей, чтобы пакостить даже там, где живешь сам, и где, теоретически, гуляют и твои дети! Будут ли они ценить окружающую красоту и беречь ее? Или тоже пойдут на нее с топором, чтобы вырубить себе зубочистку?

Все-таки человек — главный хищник на земле.

Хамство многолико

Хамство может подстерегать вас в нашей стране где угодно: в транспорте, в магазине, на рынке, в поликлинике, в школе вашего ребенка, на работе и в вашем собственном доме. Даже в церкви вы не можете быть гарантированы от хамства некоторых бесцеремонных прихожан.

Не хочу резонерствовать и говорить, что в советское время было по-другому: дескать, и люди были вежливее, и продавцы приветливее, и трава зеленее… Ничего подобного. Вот только два примера из моего личного опыта: я, беременная, где-то месяце на седьмом-восьмом, еду в троллейбусе. Все передние сиденья заняты девчушками четырнадцати-пятнадцати лет. Они хихикают, вертятся, но уступать место беременной женщине никто не собирается.

Выходя на своей остановке, я наклонилась к девочкам и сказала: «Запомните, когда вы станете старше и будете носить ребенка, никто не уступит вам место в транспорте. Все возвращается!»

И другой случай. В том же состоянии и на том же сроке захожу в овощной магазин. А там как раз проводится акция для ветеранов войны. Каждому с удостоверением ветерана взвешивают 10 кг румяных, красивых яблок.

И так мне захотелось яблочка! Рот моментально наполнился слюной. Я подошла к прилавку и попросила продавщицу, женщину средних лет, быть так любезной и продать мне одно (!) яблоко. И тут, к моему ужасу, эта тетя открыла рот и начала орать: «Ишь, чего захотела! Яблоко ей! Это только для ветеранов, а не для таких, как ты!»

Я не поверила своим ушам. Что я такого крамольного сказала или сделала, чтобы вызвать такую реакцию?! Две девочки-стажерки за прилавком вообще перепугались и с ужасом смотрели друг на друга и на меня. У меня от обиды выступили слезы на глазах. «Еще и ревет!» — заорала тетка. Ей я ничего не сказала. Пожалела своего неродившегося ребенка. Просто ушла из магазина с тяжелым сердцем.

Хочешь пристыдить — скажи прямо

Правда и то, что хамства количественно стало больше. Потому что оно сегодня вообще не встречает отпора у нормальных людей. Люди как-то смирились с этим отвратительным явлением и сникли, подчинились ему. Нет жизненной энергии для сопротивления.

А между прочим, писатель Андрей Битов верно заметил, что проблемы России как страны начались тогда, когда интеллигент, столкнувшись в дверях с хамом, перестал давать ему ногой под зад, а начал вступать с ним в объяснения. И к власти пришли шариковы.

Вы обратили внимание, что в общественном транспорте в городах все передние сиденья, отведенные для инвалидов, стариков, беременных, матерей с малыми детьми, стабильно заняты юношами и девушками? Они же штурмом берут передние двери трамваев, троллейбусов и автобусов в часы пик, предназначенные для посадки тех же категорий пассажиров. Молодые люди оккупируют передний выход из транспорта, мешая входу и выходу тех же стариков, матерей с малышами…

Если попадется въедливая старушка и сделает замечание, ей тут же скажут: «А где это написано?» А «фишка» самого последнего времени — усадить на переднее сиденье юную подругу или молодую жену и разъяснять пенсионерам, что девушка, мол, беременна. Недавно один молодой человек именно так инструктировал свою подругу, присевшую рядом со мной в автобусе: «Будут поднимать — скажешь, что беременна. Мой друг с женой всегда так делают. А бабка не развалится, постоит!» Как говорится, «финал-апофеоз»! Куда-то мы не туда пришли…

А больше всего мне нравятся бабушки-«божьи одуванчики», для которых некоторые пассажиры просят молодых людей освободить место. И вот когда подростки уже приподнимаются с сиденья, эти старушки говорят: «Пусть сидит, ведь она (или он) так устала!» Если это мягкий юмор или даже ирония, то мне сие действо непонятно. Хочешь пристыдить — скажи прямо. Не хочешь говорить — молчи. Глотай унижение. Выбор твой. Только не потворствуй хамству!

Когда моя сестра приехала навестить сына в Прагу, он предупредил ее: «Главное, не пугайся. Здесь пенсионерам уступают место сразу, без просьбы. Это нормально». Я сама видела в той же Праге жанровую сценку. Трамвай. На переднем сиденье — юноша. В ушах — наушники. Заходит старуха. Резко опускает руку парнишке на плечо. Командует: «Встань!» Он вскакивает. Старость уважаема. В Чехии.

И какое же удовольствие я получаю, когда в нашем трамвае хоть изредка какая-нибудь мама предложит сыну уступить место дедушке! Или то же самое сделает учительница, обращаясь к едущим с ней (в театр, в музей?) ученикам. А заодно коротко напомнит правила поведения в общественном месте. Эй, БРСМ, а заодно и «молодежка» от оппозиции, ау! Слабо зарядить республиканскую кампанию на транспорте по «понуждению к вежливости»?

Эту работу дяди из МВФ за нас точно не сделают

Готовя эти заметки, пыталась найти в разных словарях определение понятия хамства. И оказалось, что его попросту нет! Никто из составителей не сумел подобрать адекват.

Кто такой был Хам, знают почти все. Так звали одного из троих сыновей Ноя, который неуважительно обошелся с собственным отцом, да еще и разгласил чужой грех. За что и был наказан в потомках. Слово «хамство» образовалось от имени Хам, и в ХVIII веке перешло из церковнославянского в обыденный язык.

Дать определение слову «хамство» не сумел даже великий писатель Владимир Набоков. Не нашлось в его богатой лексике подходящих синонимов. А вот мой любимый автор Сергей Довлатов написал так: «Хамство есть не что иное, как грубость, наглость, нахальство, вместе взятые, но при этом — умноженные на безнаказанность. Именно в безнаказанности все дело, в заведомом ощущении ненаказуемости, неподсудности деяний… Именно безнаказанностью своей хамство и убивает вас наповал, вам нечего ему противопоставить, кроме собственного унижения, потому что хамство — это всегда «сверху вниз», это всегда «от сильного — слабому», потому что хамство — это беспомощность одного и безнаказанность другого…»

Хамство обязательно будет присутствовать в любом обществе, построенном по «вертикальному» принципу. Страна моя мне нравится, а вот хамство — нет. Так, может, сменим «вертикаль» на «горизонталь»? Эту работу дяди из МВФ за нас точно не сделают.

А пока что пробую бороться с хамством индивидуально. И не надо напоминать про христианскую этику и смирение: мол, ударили по левой — подставь правую щеку. Христос выгнал хамов-торговцев из храма безо всякой жалости. Так и нам надо убрать из нашей жизни то, что ее оскверняет — тотальное хамство.

Ольга АБРАМОВА