• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Экзамен для учителя

Если политика по отношению к учителю в государстве не изменится, то в школах через несколько лет останутся полные пофигисты, пенсионеры и очень редкие энтузиасты.

Всем педагогическим работникам высшей категории до 1 сентября 2014 года нужно подтвердить свою квалификацию, то есть доказать, что они достойны самого высокого звания. Для этого им надо сдать экзамен. В противном случае будут разжалованы до первой категории, где доплаты поменьше. Подтверждение категории касается педработников в общеобразовательных школах, профтехучилищах и детских садах, а также педагогов дополнительного образования. Сами педагоги и воспитатели совсем не рады очередному нововведению «сверху».

Не первые и не последние

Строго говоря, любая аттестация в любой профессии — дело нужное и правильное. И система образования, действующая ныне в Беларуси, должна постоянно прирастать мастерами экстра-класса. Кто спорит?

В здравоохранении, к примеру, подтверждаются категории каждые пять лет, причем любые, а не только высшие. То есть, если врач не поехал на курсы повышения квалификации и там не подтвердил свою категорию, то в таком случае ему вообще снимают «категорийную» доплату. Либо он оказывается на следующие пять лет без категории вообще. К учителям, по мнению экзаменующих их чиновников, предъявляются не самые жесткие требования. Другой вопрос: сколько платят за учительские категории. Сегодня разница между первой и высшей категорией всего 100 — 150 тысяч рублей.

Но от того, что у педагогов маленькая зарплата, нельзя снижать требования к их квалификации. Мы же идем к тому или иному врачу-специалисту не потому, что у него маленькая или большая зарплата. Мы идем на его звание и квалификацию, на «имя». Так должно быть и у учителей. Снижать планку качества их работы нельзя, уже и так она — ниже некуда. В педвузы зачисляются абитуриенты, набравшие 18—20 баллов из 100.

Остро стоит проблема подтверждения высшей категории и в детских садах, где многие воспитатели из-за низких зарплат давно ушли, а в качестве воспитателей работают люди не с педагогическим образованием. Им-то подтверждать нечего.

Многие педагоги возмущаются жестким сроком — до 1 сентября нынешнего года, хотя раньше говорили, что срок будет продлен до 2017 года. В Министерстве образования подтвердили, что новый проект об аттестации педработников уже разработан и находится на согласовании в Министерстве юстиции, но когда он будет согласован, подписан и опубликован официально, то есть начнет действовать, сказать сложно. Пока документа нет, все идет по-старому. Некоторые педагоги утверждают, что если сроки им все-таки не продлят и придется в срочном порядке сдавать экзамены и писать творческие работы, то они откажутся от своей категории и согласятся на меньшие доплаты.

Про глагол и про тире, и про дождик во дворе

По прежней инструкции высшую категорию можно было получить один раз после сдачи экзамена либо получить автоматически после того, как педагог отработал 10 лет в первой категории. Таким образом, ежегодно количество учителей с высшей категорией прибавлялось на 2,5 тысячи, а количество получивших ее «автоматом» достигало 50 процентов. По мнению специалистов из Министерства образования, наступила определенная «инфляция» высшей категории. Но высшая — это, по их мнению, своеобразный знак качества системы образования, и она не должна присуждаться автоматически, поэтому подходы к ее оценке пересмотрели.

Вот как происходит подтверждение категории. Педагогу надо на десяти страницах написать работу по обобщению своего опыта. Работу изучает специальная комиссия, потом педагогу предоставляется слово для защиты. В завершение ему предлагают разработать занятие по теме опыта. Если вы, педагог, за годы работы удачно используете наглядный материал, то комиссия дает вам задание описать, какие наглядные пособия вы будете использовать на «контрольном» уроке.

— Ничего унизительного или невозможного в подтверждении категории нет,— считает Галина Николаенко, доктор педагогических наук, проректор академии последипломного образования.— Подготовка к аттестации — это в любом случае профессиональный рост. Что касается педагогов в пенсионном и предпенсионном возрасте, то, возможно, в очередную новую инструкцию будут внесены изменения, которые учтут их интересы. Но в любом случае надо отталкиваться от интересов государства, общества и в первую очередь — ребенка.

«Зарплаты маленькие, бумаг — куча, а нас экзаменуют на профпригодность»

Учителя физики Анну Ивановну Томашевич коллеги называют одним из самых прогрессивных педагогов в школе, в которой она работает более 20 лет и, конечно, имеет высшую категорию. Однако подтвердить ее не удалось:

— Это кажется, что написала 10 листов — и все,— говорит Анна Ивановна. — Свою работу я готовила с сентября по март. Я — фанат своего дела, я без школы себя не представляю. Хотелось бы завершить свой профессиональный путь красиво, поэтому и решила подтверждать высшую категорию. Моя работа комиссии не понравилась. Взяли ее экзаменаторы и сразу заявили, что им непонятна ни тема, ни вообще все, что я там написала. Предложили переделать, но я этого делать не буду. Мне было очевидно, что ко мне просто придрались. Из меня сделали негодную школьницу, а я унижаться пересдачей не буду.

В теме «учительской переэкзаменовки» на интернет-форумах и в письмах в редакцию принимают активное участие и наши читатели. Вот что думают по этому поводу некоторые из них:

Елена Свирко, учитель химии, Минск: «Высшую категорию получила 10 лет назад. Последняя доплата за нее в моем «расчетнике» — 420 тысяч рублей. Сейчас тоже надо сдавать экзамен. У меня два варианта: либо я иду и пытаюсь сдать (не факт, что получится, слышала, как там «валят», видимо, чтобы деньги сэкономить), либо ухожу из школы. Куда? Если посмотреть в интернете вакансии, то наравне с учителями сейчас получают посудомойки. У нас в школе треть учителей с высшей категорией, но подтверждать ее собираются всего 3 человека. Сегодня в нашей школе работают практически одни пенсионеры, потому что им работа за нынешнюю зарплату хороша только как доплата к пенсии, а просто прожить на нее невозможно. В этом учебном году из школы уже ушло 7 человек, в прошлом — больше 10».

Nikola: «У меня жена в этом году «подтверждала». Рассказывала, что вместе с ней было еще человек 10 училок, в основном из Минского района. Училки — никакущие, ни бе, ни ме, но высшую категорию присвоили всем. Не устаю повторять, что Беларусь — страна показухи, очковтирательства и внешних признаков всеобщего благополучия без внутреннего содержания».

Ученики-гимназисты: «Пусть школьники старше 14 лет и их родители оценивают работу того или иного учителя — вот тогда это будет справедливо».

Михаил Цыганюк, психолог: «Экзамен для учителя — пустая трата времени и бюджетных денег. Экзамен ничего доказать и ничего опровергнуть не может. Он чисто субъективен и основан на одномоментном эмоциональном эффекте. Как можно по написанному реферату судить о профессионализме учителя?»

Классная дама: «Про бумажную работу хочу отдельно сказать. Каждый день надо дома что-то писать до позднего вечера: конспекты, отчеты, презентации. Как классный руководитель еще обязана вести специальный дневник. В нем на каждого ученика надо заполнить данные, писать, чем он занимается после школы и чем — его родители. А на каникулы надо составлять график занятости ребенка: надо написать, где он будет каждый день и чем будет заниматься. Это глупо и дико! Ребенок не может конкретно знать своих перспектив. Получается сплошная «новаторская» фикция. Хорошо, что нашла себе работу. Из школы ухожу…»

Наталья Пронина: «У меня 30 лет стажа. Не буду подтверждать свою категорию. Не сомневайтесь, учитель, проработавший 30 лет в школе, подтвердит свое педагогическое мастерство где угодно и кому угодно. Унижаться не хочется и метать бисер перед свиньями. Если политика по отношению к учителю в государстве не изменится, то в школах через несколько лет останутся полные пофигисты, пенсионеры и очень редкие энтузиасты».

DANKO: «Какую научную работу может написать мой отец, учитель физкультуры с тридцатилетним стажем? Придумать новый способ перепрыгивать через «козла»?»

Ольга Петровна, экс-директор школы: «В Беларуси учителя уже давно стали подопытными и хорошо дрессированными кроликами, как ни грустно об этом говорить. По любому «свистку» спешим выполнить то, что скажут. Так и с подтверждением категории: сам учитель заплати за свой экзамен, который, имея опыт, еще можешь не сдать. Абсурд!»

Надо признать, что абсурдного у нас очень много и вне системы национального образования. Но разве от этого легче? Так и живем…

Справка

В Беларуси на 1 сентября 2013 года в общеобразовательных школах числилось почти 122 тысячи педагогов, из которых примерно 49 тысяч — с высшей категорией. По данным академии последипломного образования практически за год на подтверждение категории прибыло только 3250 человек. Причем в это число входят не только школьные учителя, но и воспитатели детских садов, педагоги дополнительного образования, профтехучилищ и т. д. За 2013 год в белорусских школах стало на 4,5 тысячи учителей меньше. Ушли они со школьного двора в другие профессии, туда, где больше денег и уважения…

Светлана БАЛАШОВА