TOP

«Когда человек долго находится во власти, его перестают любить»-2

Интервью Вячеслава Кебича 20 лет спустя после первых президентских выборов (Окончание. Начало в № 18.)

«Нельзя выпускать продукцию только ради ВВП»

Белорусский торгово-финансовый союз, который возглавляет Кебич, занимается поиском инвесторов. По словам бывшего премьера, сейчас они пытаются «протолкнуть производство новых двигателей для вертолетов, тракторов, автомобилей». Такое предложение им сделали москвичи. Также представители союза нашли для инвестора из Польши площадку в Брестской области под санаторий, где будут терапией с помощью лошадей лечить церебральный паралич и проблемы предстательной железы. Размер инвестиций этого проекта составит 14 млн долларов.

— Сейчас стоит задача разгружать склады. Как это стоит делать?

— Когда я работал директором станкостроительного завода союзного подчинения во времена Косыгина, нам план засчитывали тогда, когда мы отгружали продукцию и получали деньги. Нельзя выпускать продукцию только ради ВВП. Скажите, вы покупаете ковры сейчас или нет?

— Нет.

— А зачем тогда выпускать ковры? Вкладываем туда деньги, назначаем ответственного на уровне первого заместителя председателя Совета министров, платим заработную плату, недоплачиваем, вызываем недовольства. А зачем сегодня нужны эти ковры? Клоповники, извините меня, и сборщики мусора? Для этого есть Турция, Персия, Иран. Есть уйма продукции, которую мы выпускаем, но не знаем, зачем.

— Так что делать с коврами?

— Перепрофилировать производство. Нужно смотреть, что пользуется сбытом. Для этого есть Министерство экономики, профильные министерства. Они должны думать.

— Можете им что-то подсказать?

— Сегодня люди не очень нуждаются в подсказках…. Надеюсь, вы меня поняли… Порой на руководящие должности назначают тех, кто не имеет к этой сфере никакого отношения.

— Если бы вы сегодня были на месте Мясниковича, что бы вы делали по-другому?

— Я не хочу на его место. И если бы даже меня умоляли занять его место, я бы не пошел. Но если подумать в сослагательном наклонении, то я бы много чего сделал по-другому.

Первое, чего у нас нет, — свободы действия чиновников. Они очень зажаты, у них нет инициативы. Например, не буду называть завод, мы предложили руководителю завода улучшить технологию производства одной из машин. Что мне сказал руководитель? Он сказал: «Знаете, это интересное дело, но зачем мне это? Потом меня же за то, что я проявил инициативу, но не вовремя это все сделал, и накажут, снимут с работы. У меня налажено все. Зачем мне что-то делать новое?» Ему не хочется налаженную жизнь портить.

Еще нужно больше привлекать к госслужбе и работе на предприятиях молодежь. Люди в возрасте 30 лет никогда не оглядываются назад, они рвут и мечут, им хочется себя показать. Люди старшего поколения, в предпенсионном возрасте, думают, зачем надрывать пупок?

— Но почему на деле мы молодых не привлекаем?

— Почему люди не хотят идти на руководящую работу, вы мне ответьте?

— Предположу, что, во-первых, они боятся ответственности.

— А сколько они получают? Сегодня человек только пришел после института и вместо того, чтобы определить свое место в жизни, подумать о государственной службе, думает, где «бабла» заработать. Сегодня золотой телец стал основой всего карьерного роста. Это всеобщая золотая лихорадка, которая охватила не только нас, но и весь мир. Как мог сынок Януковича сколотить 1,5 млрд долларов капитала за неполные полтора года, когда батя во власти был? А если я скажу, что у нас в Республике Беларусь во время Советского Союза никто никогда не брал взятки…

— Я не поверю.

— А я верю, и не верю, а знаю. Сейчас берут взятки, еще и как берут. Взять председателя концерна легкой промышленности. Я удивляюсь: легкая промышленность, которая стала самой тяжелой в развитии, и столько награбить! Я когда был премьером уже после распада Советского Союза, если бы мне кто-то пришел и показал, что даст деньги, я бы сгорел со стыда, а он бы никогда больше не нашел себе места. Мое поколение было так воспитано. Но что я мог взять и иногда брал: когда кто-то поедет за рубеж и интересную бутылочку коньяка привезет как сувенир. Ну и что? А так ничего у меня в жизни к пальцам не прилипло. Хотя после того, как я перестал быть премьером, мне приписывали и заправки, и дачи. В свое время кто-то сказал президенту, что у меня такая дача! Принесли фотографии этой дачи, и президент говорит: «И это что — дача?»

— Какая у вас дача?

— Халупа!

— И до сих пор халупа?

— До сих пор. С чего я ее построю?

«Мы все равно от кого-то зависим: то от конъюНктуры рынка, то от России»

— Как вы оцениваете последние 20 лет развития Беларуси?

— Пусть скажет об этом президент.

— То, что он говорит, мы знаем.

— (После минутной паузы.)… Плюс в том, что мы не развалили ни сельское хозяйство, ни промышленность. Минус то, что мы заранее не определяем рынок сбыта продукции. И главное, что мы вкладываем в производство большие деньги и не получаем результата. Мы порой строим заводы, а они работают не в полную силу. Значит, не оценили потребность в продукции с возможностями по выпуску. Надо смотреть далеко на перспективу.

— Если бы вы тогда выиграли выборы, что бы у нас в стране было по-другому?

— Не знаю. Зачем мне сейчас возвращаться и думать, что бы было.

— Но у вас же был план действий какой-то…

— Я забыл. Не давите на меня. Мне это уже осточертело вот так! (Показывает рукой, что политикой сыт по горло, после паузы продолжает разговор.)… Еще раз повторю, что каждый человек все равно будет ругать власть. Ему всего будет недостаточно. Чем человек лучше живет, тем больше недоволен. Увеличь заработную плату хоть в пять раз, все равно будут недовольные. Почему есть бедные? Потому что есть богатые.

— Так что вы предлагаете — убрать богатых?

— Точно!

— Это мы уже проходили.

— Кстати, если говорить о Советском Союзе, там не было ни богатых, ни бедных. Там был среднестатистический человек.

— Как, на ваш взгляд, сегодня живет среднестатистический человек в Беларуси?

— Я не знаю, я к ним не отношусь.

— Сейчас в Минске средняя зарплата больше семи миллионов…

— Нет, меньше — 6 миллионов с чем-то.

— Как вам кажется: это много или мало?

— Если относительно цен, то мало. Можно зарплату поднять и до 10, и до 20 миллионов, но она должна соотноситься с ценами. Такого понятия, как зарплата, для определения уровня жизни человека не существует. Есть покупательная способность.

— Если говорить о предстоящих выборах в 2015 году, как вам кажется, может ли появиться новый лидер вместо Лукашенко?

— Не будет. Не будет только потому, что нет оппозиции. Представим, что Некляев стал бы президентом… Как можно стать президентом человеку, который не знает, что такое хозяйство? Министром культуры — да. Я помню, один из кандидатов в президенты на прошлых выборах говорит: «Я найду людей, которые разбираются в экономике». Так пусть эти люди, которые разбираются в экономике, приходят и становятся президентом! На предыдущих выборах я однозначно сказал, что в этой оппозиции никого президентом не вижу. И теперь то же самое. Они же дерутся между собой… Они почти все были во власти.

— Какой будет Беларусь через 20 лет?

— А каким будет мир через 20 лет? Я сегодня даже не вижу, какой будет Россия. Беларусь сохранится, а вот Россию как государство я не вижу. Там слишком много национальностей, раздираемых противоречиями. В том числе там воровство доведено до высочайшей степени. А теперь маленький штрих: сейчас в Крыму государственным языком стал крымско-татарский. Что теперь произойдет в России? Сейчас ингуши потребуют, чтобы был ингушский язык государственным, башкиры, чтобы башкирский — и так каждая нация. Все потому, что есть пример. В угоду быстротекущему моменту Россия подорвала спокойствие в стране с точки зрения языка.

— Но если говорить о будущем Беларуси?

— Нужно верить, что наступят лучшие времена. Не может быть, что все время вокруг нас будет кризис. Когда мы говорим, что у нас страна независимая, то я это не совсем понимаю. Как таковых независимых стран практически нет. Мы все равно от кого-то зависим: то от конъюнктуры рынка, то от России. Разве это полная независимость? Самостоятельность, но не независимость. С точки зрения политического устройства — Беларусь независимая, с точки зрения экономики — зависимая. Зачем мы нужны Западу?

…С Кебичем мы беседовали в пятницу, на выходных бывший премьер собирался поехать на рыбалку на Вилейский канал. Сегодня, как и 20 лет назад, его туда повезет личный водитель. Кебич не скрывает, что руководящая работа отучила многое делать самому: «Когда я уже знал, что лишусь должности, как-то жене говорю: «А что я буду делать? Я даже машину заправить не могу».

В итоге решение большинства бытовых задач на себя взяла жена Кебича. «Она 40 лет проработала на заводе автоматических линий. Там мы с ней и познакомились, — вдруг вспоминает он. — Она не стремилась никогда быть первой леди».

Наталья КОСТЮКЕВИЧ, TUT.BY