• Погода
  • -16
  • EUR3,0813
  • USD2,5428
  • RUB (100)3,4635
TOP

Футболист из Нигера уже три месяца сидит на Окрестина

Он ждет депортации, как и другие нелегалы. Например, гражданин Конго находится в изоляторе уже почти год.

Правозащитники говорят, что в центре изоляции на Окрестина много людей, ожидающих депортации. Раньше о них просто не знали. Теперь же известно о 15 людях, рассказывает правозащитница Наста Лойко.

— Там россияне, грузины, один украинец был, 3 африканца. С разными историями, разными предлогами. Большинство из них уже депортированы, но есть те, кто находится там месяцами, и их судьба непонятна.

Патрик из Конго ожидает депортации около года. И всё время он находится за решёткой. Патрик — ветеран войны, приехал в Беларусь учиться на лётчика, но его вызвали в консульство и сказали, что нужно возвращаться на родину воевать.

— На что он просто порвал свой паспорт. И сейчас находится в ЦИПе уже длительный срок. Консульство не хочет давать информацию о нём. В его ситуации было бы хорошо подать на убежище в Беларуси. Но он вряд ли знает, как это делается.

Теперь у Патрика начались психологические проблемы. Он перестал разговаривать с людьми. Правозащитники даже не знают точно его фамилии, чтобы передать какие-то вещи.

— Он сидит в двухместной камере, и у него крыша едет. Ему нужно помочь, — рассказывает Леонид Кулаков, который сидел на сутках время чемпионата по хоккею.

Бывает, что у людей, ожидающих депортации на Окрестина, проблемы с документами, потому что нужно узнать их личность, и всё это время они находятся за решёткой. А потом начинаются проблемы с самой депортацией, потому что билеты задержанным нужно покупать за собственные средства.

Родственники и консульство не всегда знают о задержанных. Ещё один задержанный — футболист из Нигера Мадиба Сидибе, который играл за могилёвский «Днепр». Контракт у него закончился ещё в декабре. Он собирался возвращаться на родину, но его задержали в аэропорту и отвезли на Окрестина. Там мужчина сидит с конца февраля, так как ему не могут купить билет.

— С футболистом из Нигера там проблема, что сотрудники милиции бесконечно брали у него деньги наличные. Потом пришли, стали требовать, чтобы он говорил пин-код от карточки, мол, нужно 6 миллионов для билета. А он говорил, давайте я поеду в аэропорт с вами, куплю билет и улечу. Нет, так не положено. То же самое было с грузинами. Они говорили, что мы можем попросить родных, чтобы прислали деньги. Сотрудники милиции говорили, да, деньги нужны, но связаться с родными мы вам не можем дать, потому что так не положено, — говорит Наста Лойко.

Благодаря сидельцам-активистам стали известны различные истории людей, ожидающих депортации. Так, Леонид Кулаков, рассказывает, что вместе с ним в камере сидел ещё один африканец из Замбии.

— Он по-русски — полный ноль. Сидит, плачет, его никто не понимает. Они на него кричат, он головой машет, думает, что говорят что-то хорошее.

Активист кампании «Еда вместо бомб» Валерий Томилин попал в одну камеру с грузинами.

— У одного истёк срок регистрации. Он не успел сделать новую, на следующий день его задержали. Ещё один приехал сюда работать, но его обманули с регистрацией. Был ещё один грузин, его уже депортировали. У него была регистрация до 15 апреля. Задержали его 14 апреля утром на вокзале и продержали двое суток в «стакане». Потом постфактум оформили задержание. Он хотел лететь в Грузию, ждал друга с которым должен был купить билет. Но не дождался, его задержали.

Сколько таких случаев, правозащитники не знают, так как информации очень мало, и обычно тех, кто ожидает депортации, держат отдельно от активистов. Теперь некоторым задержанным пытаются помочь.

Виталий РУГАЙН, Еврорадио