TOP

А может, и поделом нам?

В моем родном Ивье люди уже месяц берут штурмом единственный в городе мясной магазин. Но и раньше моя мать мясо могла купить только по пятницам, в базарный день. 

Еще за мясом из Ивья ездят в Лиду («недалеко», не больше 40 километров). Приехали мы туда аж втроем. В мясном отделе на рынке — пусто. Что делать? В «Евроопт». А там только «суповые наборы», т.е. кости с остатками мяса на них. Пришлось покупать куриные бедра.

«Было мясо перед твоим прошлым приездом, — говорят родные, — а цена-то какая: девяносто пять тысяч! И не полендвица, а шейка. Да что ты хочешь: сало — шестьдесят тысяч!»

А я, так случилось, мясо не покупал, наверное, месяца три, и отвечаю родственнице: «Не знаю, у нас в Минске кумпяк по семьдесят пять».

«Не может быть! В Ивье и в Лиде всегда дешевле, чем в столице».

И правда. Сам в Лиде брал по пятьдесят, когда в Минске та же часть туши по 65 тысяч была.

Надо проверить. Захожу в универсам «На Немиге» — 110 тысяч!!!

А в минувший четверг Нина Алексеевна (есть у меня такая коллега) отправилась на «Комаровку» за овощами, заодно прогулялась по мясным рядам. И что сообщила? Свиная шейка — 15 долларов!

Какое уж тут мясо на ночь?! Хотя ни моя мама, ни Нина Алексеевна на ночь мясо не едят. Картошку тоже не едят. Вот рыбки бы красненькой им, так ведь она даже не 150, а целых 260 тыс. стоит. Пенсии хватит на девять килограммов и двести семьдесят граммов.

Итак, напрашивается вывод: сельское хозяйство Беларуси не способно удовлетворить спрос белорусов на свинину.

Да, чума, мы понимаем (хотя «санитары» уничтожали скот на частных подворьях, а не на свинокомплексах), но ведь можно импортировать, поляки готовы продавать. Да все наоборот: видим шмон на белорусско-польской границе — только бы лишнего килограмма мяса в «синеокую» не попало. Ведь на самом-самом верху велено не употреблять в пищу иностранные продукты! Польская свинина — из таковых, поэтому белорусу есть ее опасно.

Но селедку «Санта Бремор» почему-то не опасно. А почему? В какой из белорусских рек власти отыскали сельдь, я не знаю. Мои знакомые рыбаки ни из Немана, ни из Припяти, ни из Днепра такую рыбу ни разу не вылавливали (впрочем, пропагандист самобытной белорусской кулинарии тут мог бы вспомнить Ганзейский союз, который торговал с ВКЛ, да и само княжество было от моря до моря, потому сельдь в Беларуси ели всегда).

Кроме стандартной реакции «все дорожает», «свиная» тема дала мне два забавных, взаимоисключающих взгляда на проблему.

Первый — провинциальный.

Простой мужик из Ивьевского района, рассуждая с товарищем о причинах дефицита свинины, высказался убедительно и по существу: «Свіней пазабівалі, бо розуму не мелі!». Кто — понятно: власти вообще. Хотя именно наверху как раз и напортачили: сразу неправильно (слишком близко к деревням) строили свинокомплексы (непрофессионализм), потом уничтожили свиней в домашних хозяйствах (переложили с больной головы на здоровую). Нормальная оценка из уст человека, который не понаслышке знает проблему…

Второй взгляд — столичный.

Выходит дама из подъезда, а там уже стоят моя Нина Алексеевна и еще кто-то. Разговор опять-таки про свинину. И дама (ей, как моей матери, за семьдесят) выдает следующее: «Ничего страшного. Люди неплохо живут. Посмотрите, сколько машин! На чем-нибудь сэкономят, меньше мяса съедят. Ну, и надо же откуда-то деньги брать…»

«У меня аж челюсть отвисла, — призналась Нина Алексеевна, когда рассказывала мне про этот случай. — И ведь говорила дама серьезно, как будто это в порядке вещей: поднимать в два раза цену на свинину, чтобы чинуши не шибко напрягались в думанье о народной жизни».

Ну, если уж некоторые так горячо жалеют бюрократов, то на себя этой самой жалости и не остается.

Вот и подумалось: а может, и поделом нам?..

Игорь ДРАКО