• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Старики и разбойники

Белорусским пенсионерам государство в очередной раз пытается предложить «достойную старость», конечно, по собственному государственному усмотрению.

В советские времена песни о старости были сплошь оптимистичные. О том, что старикам везде у нас почет, что старость — не забор, и не надо за него заглядывать, что «старость меня дома не застанет, я — в дороге, я — в пути…». Времена изменились. И песни другие. Белорусские старики все чаще остаются доживать свой век в тягостном одиночестве и болезнях. Причем далеко не всегда они находятся в безопасных условиях.

Одинокие минчане сопротивляются

С июня 2011 года можно заключать договор ренты. Именно с этого момента вступило в силу постановление Совета министров «О проведении эксперимента по внедрению новых форм социального обслуживания на дому». Любопытно, что на стадии рассмотрения постановления, в декабре 2010 года, председатель Мингорисполкома Николай Ладутько докладывал президенту: в Минске по вопросу рентных отношений были опрошены около 4 тысяч одиноких граждан и почти 700 из них заявили, что согласились бы на условия ренты — пожизненное социальное обслуживание на дому или пожизненное проживание и содержание в городском доме-интернате для ветеранов войны и труда «Свiтанак». Ладутько отметил, что в Минске проживают 20 тысяч одиноких пенсионеров и у 10 тысяч в собственности есть приватизированная квартира.

«Это надо предложить всем, кто хочет, не обязательно только одиноким,— сказал тогда Александр Лукашенко.— Людям надо объяснять. Любой согласится, если будет уверен, что государство сможет гарантированно оказывать ему услуги за это жилье… Это надо делать государству, а не отдавать «теневикам». Надо, чтобы все это было внедрено немедленно».

Внедрить — внедрили, однако минские старики не спешат отдавать свое жилье в обмен на господдержку. Многие не готовы довериться государству. Да и не каждый попадает под требования постановления Совмина: ведь договор ренты могут оформить только с теми, кто имеет жилье, свободное от прав третьих лиц.

На начало нынешнего года в Минске договор заключили 20 пенсионеров: 5 переехали жить в дом-интернат, остальные получают соцобслуживание на дому. Своей очереди ждут еще 12 человек.

В управлении соцподдержки населения комитета по труду, занятости и социальной защите Мингорисполкома считают, что «Свiтанак» — гостиница «три звезды». Пенсионерам дают номера с ванной, туалетом и небольшой прихожей. Пятиразовое питание, ежечасный обход медсестры, консультации врачей, собственная прачечная, парикмахерская, молитвенная комната. По мнению чиновников, такие условия гораздо лучше, чем мучиться одному в неухоженной квартире.

Риелторы всегда найдутся

Сейчас Василию Степановичу 94 года. Больное сердце, два ранения, почти ничего не видит. Совсем слабый… Есть у него сын, но как уехал на Север «за длинным рублем», так и остался там, сейчас сам на пенсии, внуков растит, а Василий Степанович после смерти жены остался в двухкомнатной квартире в Чижовке совсем один. Правда, иногда приходит сосед, такой же одинокий, но гораздо моложе.

Однажды Василий Степанович именно ему пожаловался, а тот посоветовал: заключи договор ренты — будет у тебя нормальная человеческая жизнь. А риелтор, мол, у меня на примете есть — очень порядочная женщина Марина. Женщина приехала буквально на следующий день и в ярких красках расписала старику его будущую жизнь: и готовить будет все самое вкусное, и гулять с ним в парке, убирать, стирать, ремонт сделает! Одним словом, рай да и только. У нотариуса, как полагается, оформили они договор пожизненного содержания с иждивением. Зарегистрировали его в БРТИ, и с этого момента право собственности на жилье перешло к рентодателю — Марине. Но с условием проживания в квартире до конца своей жизни рентополучателя — Василия Степановича. Поначалу она действительно приходила к старику почти каждый день, потом все реже, а вскоре вообще пропала… на пять лет. Старик не выдержал — пожаловался сыну, а тот приехал в Минск и сразу — в суд.

Суд расторг договор, так как плательщик ренты не выполнял свои обязательства. В суде вскрылись интересные обстоятельства: оказалось, что в кадастровом агентстве недвижимости на имя Марины оформлено восемь (!) квартир, и все с пометкой «право собственности перешло по договору ренты».

Я уверена, что таких «марин» в Минске не один десяток. Во всяком случае, в любом районном суде могут рассказать подобную историю. «Квартирные магнаты» довольно ушлые и быстро обкатали «рентную схему». Закон при этом не нарушается. Нет ограничений — заключать договор ренты с одним человеком или с десятью, а поскольку у них все-таки «под постоянным контролем» одинокие и немощные старики, то, глядишь, какая-нибудь квартира непременно освободится, а, может, и не одна…

Вторая история — о родственниках. Много лет назад бездетные супруги Виктор Сергеевич и Ольга Ивановна взяли под опеку осиротевшую семилетнюю троюродную племянницу Наташу. Вырастили, выучили, замуж выдали. Чем могли, всегда ей помогали, пока не состарились. Племянница предложила заключить с ними договор ренты, шутила, мол, живите теперь с моей помощью и ни о чем не беспокойтесь. По договору Наташа была обязана покупать родным старикам продукты, лекарства, сопровождать в поликлинику, да и вообще, исполнять все желания, как золотая рыбка.

В БРТИ Наташа переоформила на себя квартиру, но до ЖЭСа так и не добралась. Почему? Все просто. Потому что пенсионеры получали «жировку», где стояла их фамилия, и сами же оплачивали «коммуналку». Хотя, согласно договору, это прямая обязанность Наташи, но она и все другие постепенно перестала выполнять. Даже когда тяжело заболела, а потом и умерла Ольга Ивановна, не организовала похороны — уехала отдыхать с сыном в Болгарию. Этот поступок стал для Виктора Сергеевича последней каплей, чтобы расторгнуть договор. Наташа «встала в позу» и вместо того, чтобы признать свою вину и тихо-мирно аннулировать соглашение у нотариуса, стала в буквальном смысле слова добивать горюющего по жене старика. Но он собрался с силами и пошел в суд. Он принес чеки об оплате коммунальных услуг, о покупке лекарств для заболевшей жены. Свидетели-соседи подтвердили, что никакой помощи от Наташи не было. В итоге договор ренты расторгли, но вряд ли Виктору Сергеевичу стало от этого физически легче жить…

Звонят, не открывайте дверь!

В Минске активизировались преступники, обкрадывающие пенсионеров под видом работников социальных служб. Если в течение всего прошлого года в столице произошло 4 таких преступления, то в нынешнем — уже 9. Проблема начинает разрастаться. Кстати, в 2011 году подобных преступлений в столице вообще не регистрировалось.

Специалисты отдела по раскрытию квартирных краж управления уголовного розыска ГУВД Мингорисполкома настоятельно рекомендуют: если вы заметили в своем подъезде незнакомых людей, которые ходят по квартирам и пытаются, к примеру, продать дешевые наборы посуды или постельного белья, звоните в милицию!

Дело в том, что сейчас в большинстве случаев проникновению в квартиры одиноких пенсионеров предшествует так называемая «разведка». И зачастую мошенники буквально, как говорится, «на плечах» жителей подъезда попадают в него, просят открыть, чтобы «разбросать рекламу или газеты по почтовым ящикам», а вслед за такими «предпринимателями», как и за «погорельцами», ищущими «кого-то или какую-то» — различных схем у мошенников достаточно — спустя день-два появляются квартирные воры.

«Разведчики», убедив пенсионеров купить у них что-то очень дешевое и необходимое в хозяйстве, пока те достают деньги, чтобы рассчитаться за товар, подмечают тайники со сбережениями. И, задавая различные вопросы, выясняют, один ли живет человек в квартире.

Как правило, пенсионеры с удовольствием изливают свою душу «небезразличному» собеседнику: я ветеран войны, ноги у меня болят, денег не хватает… И тем предоставляют мошенникам всю интересующую их информацию о своем образе жизни. А пришедшие потом воры, представляющиеся медработниками, работниками райсобеса и фонда соцзащиты населения, Красного Креста, «Горгаза», уже прекрасно осведомлены, в каких квартирах живут одинокие старики. И, втираясь к ним в доверие, используют те же фразы, которые будущая жертва преступления сама произносила день-два назад.

Сценарий всегда одинаков: заговаривая пенсионера, его обычно заводят в кухню, усаживают спиной к входной двери так, чтобы жертва не контролировала вход в квартиру. И в это время входит еще один преступник. Или преступники. И совершают хищение. Как правило, воруют деньги и ювелирные изделия. Под соцработников маскируются женщины в возрасте 25 — 55 лет. Это не всегда жители Минска. Приезжие из других регионов — из Могилевской или из Витебской областей. Нередко это жители Российской Федерации. В апреле были задержаны две женщины, приехавшие из Смоленской области. Они, кстати, уже привлекались к уголовной ответственности по этой статье.

Впервые в этом году, в феврале, был зарегистрирован случай совершения квартирной кражи под видом работника соцслужбы-мужчины. Когда на место преступления выезжали сотрудники милиции, при обходе подъезда один из жильцов им рассказал, что к нему в дверь позвонил мужчина. Увидев, что на пороге стоит совсем не пенсионер, преступник задал вопрос: «Вы сдаете квартиру?». Услышал в ответ: «Нет». И ушел, а на следующем этаже нашел бабушку. В руке уже держал ежедневник, сказал: «Я из райсобеса». Отвлек ее внимание, внимательно выслушал рассказ о проблемах, а потом, как, кстати, делают сейчас многие преступники, перевел разговор на животрепещущую тему: деноминация и девальвация.

В таких случаях псевдосоцработники убеждают пенсионеров: мы, мол, весьма осведомлены в этих государственных вопросах. Давайте посмотрим ваши деньги. Все ли с ними в порядке? Не нужно ли срочно бежать их менять? И люди вынимают свои сбережения. Все, которые у них есть, а суммы порой доходят до нескольких десятков миллионов.

После чего отсылают жертву из комнаты под благовидным предлогом. Например, принести стакан воды или угостить чаем. Пока бабушка хлопочет на кухне, преступник забирает все деньги и скрывается…

Что и говорить, белорусам любого возраста сейчас тяжело жить: и морально, и материально. Но старикам, особенно одиноким, приходится тяжелее, чем всем остальным. Недавно одна пенсионерка, которая ребенком пережила блокаду в Ленинграде, сказала мне: «Деточка, не дай тебе Бог дожить в нашей стране до старости!».

Грустно… Страшно…

Светлана БАЛАШОВА

Читайте также:

HOMO COMMUNALIS — «Человек коммуналки»

«Родимые пятна» на белом халате

Званые гости