• Погода
  • +14
  • EUR3,0615
  • USD2,5354
  • RUB (100)3,4206
TOP

Денис Мельянцов: белорусские власти продавили свой формат диалога с ЕС

Что такое проект «Рефорум» и почему он возник? Что происходит в белорусско-европейских отношениях, почему ЕС принял тот формат диалога, на котором долгие годы настаивала белорусская власть? Возможно ли изолировать государство, но не затронуть при этом общество? 

На эти и другие вопросы в интервью Naviny.by ответил старший аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Денис Мельянцов.

— Полгода прошло с момента запуска проекта «Рефорум». Каковы промежуточные итоги?

— Мы закончили подготовительную фазу, она была не видна широкому кругу общественности.

У многих сторон было совершенно разное понимание и видение проекта. Была предыдущая фаза программы «Европейский диалог о модернизации Беларуси» (ЕДМ), в рамках которой была собрана группа белорусских экспертов, но отсутствовала внутренняя структура и понимание того, что хочет Евросоюз. Поскольку ни к каким существенным итогам это не привело, Евросоюз, как я понимаю, решил выделить отдельный проект, который бы занимался очень конкретными вещами в рамках более широкого поля. Этот проект было предложено реализовать BISS, у которого есть опыт работы с европейскими проектами и который участвовал в предыдущей фазе ЕДМ.

У нового проекта «Рефорум» есть конкретные задачи, осязаемые ожидаемые итоги. От проекта ждут 16 реформенных предложений, диалога между различными заинтересованными сторонами, в том числе оппозицией, властью, экспертами, бизнесом. Этот проект рассчитан на два года и поддерживается Евросоюзом.

— Что из себя представляет проект по итогам согласования со всеми заинтересованными сторонами?

— В отличие от предыдущей фазы, когда эксперты были предоставлены сами себе, сейчас главными заказчиками проекта являются форумы. Их четыре. Каждый из них должен раз в полгода предложить по одному приоритету реформ: что они считают важным для страны и для них самих.

Первый форум представляет политическую оппозицию и гражданское общество. Второй форум соберет представителей бизнеса и бизнес-ассоциаций.

Третий форум достаточно условный: мы предполагали, что там будут представители власти. Но с самого начала и мы, и Евросоюз отдавали себе отчет в том, что вряд ли удастся физически собрать этих людей, потому что известно отношение государства к самой идее Европейского диалога о модернизации. Несколько раз и министр Макей, и другие чиновники говорили, что государство не будет участвовать в этой программе, поскольку Европейский союз ее анонсировал, принял и запустил в одностороннем порядке, не проконсультировавшись с Беларусью. Сейчас еще более очевидно, что они не будут участвовать в «Рефоруме», потому что они с Евросоюзом на двусторонней основе запустили «Промежуточную фазу» — практически такой же диалог о модернизации, только на межправительственном уровне.

Четвертый форум — народ — предполагался совсем как виртуальный форум: мы будем брать приоритет из репрезентативного национального опроса общественного мнения, который будем проводить каждые полгода. Первые опросы показали, что существует значительная разбежка между тем, что считает важным гражданское общество и оппозиция, и тем, чего хочет население.

— А государство вообще не высказало интереса к участию в проекте? Как без этого интереса узнать, какой заказ у государства на реформы?

— При запуске этого проекта мы пробовали выходить на государственные институции. Отторжения мы не встретили, как и большого энтузиазма, поскольку есть решение на высшем уровне, что государство не участвует в этом проекте. Но на неформальном уровне они готовы участвовать, естественно, не входить в состав совета «Рефорума» или участвовать в форумах. Но я надеюсь, получится привлечь государственных экспертов к оценке проектов реформ, и они смогут поучаствовать в обсуждении.

— Заседание первого форума гражданского общества и политической оппозиции прошло 27 июня. Довольны ли вы результатами?

— Мы удовлетворены уже тем, что он прошел. Одна из задач проекта — собрать форум и организовать диалог в рамках конкретной группы. Такой диалог произошел, даже более активно, чем мы предполагали. Форум выбрал своего председателя. Им стал представитель партии БНФ Игорь Ляльков.

— Белорусская власть долгое время предлагала Евросоюзу перевести двусторонний диалог в формат разговора на прагматичные экономические темы, без особого акцента на политику, права человека. В «Европейском диалоге о модернизации» власти были недовольны тем, что им пришлось бы общаться с представителями гражданского общества. И теперь, как власть и просила, параллельно с «Рефорумом» начинается т.н. «Промежуточная фаза» сотрудничества, в рамках которой стороны как раз и будут обсуждать модернизацию без присутствия белорусской оппозиции или гражданского общества. Как вы думаете, почему ЕС пошел на условия официального Минска?

— Формально ЕС не пошел на условия белорусской власти, потому что те переговоры, которые происходят на двустороннем межправительственном уровне, называются по-другому, не «Европейский диалог о модернизации».

Официальный Минск последовательно много раз говорил, что в таком формате, где участвует оппозиция и гражданское общество, он участвовать не будет. Он очень четко дал понять Европейскому союзу, что тот поступил опрометчиво, не проконсультировавшись с официальным Минском по поводу запуска ЕДМ. Нужно признать, что в итоге белорусские власти продавили собственный формат переговоров и добились, чтобы ЕС все-таки вел переговоры отдельно с властью, не включая в этот процесс гражданское общество, и дали понять Евросоюзу, что так будет лучше всем.

— Получается, это больше нужно ЕС, раз он идет на уступки?

— Лично я считаю, что европейские политики приходят к выводу, что их ставка на санкции не сработала. Так или иначе, нужно либо комбинировать кнуты и пряники, либо пытаться вновь переходить к какому-то этапу втягивания Беларуси, начиная с неполитических вещей, таким образом приближая ее к европейским стандартам.

Заинтересованность европейской стороны понятна: они хотят сохранить какие-то рычаги влияния, они хотят продолжать переговорный процесс с тем, чтобы хотя бы иметь информацию и, как они надеются, таким образом воздействовать и на белорусское общество, и на белорусскую власть.

— Вы считаете такой формат диалога предпочтительным? Часть оппозиции будет недовольна…

— При любом решении всегда есть недовольные. Естественно, политическая оппозиция будет недовольна сближением Евросоюза с Беларусью на официальном уровне, потому что это сужает их влияние. Если раньше они были контактной стороной от Беларуси, то сейчас ЕС разговаривает с белорусским правительством, и возможности для лоббирования у оппозиции снижаются.

Если говорить об интересах страны и общества в целом, то, по моему мнению, тот формат, который сейчас найден, позитивен, потому что Европейский союз уходит от изоляции, предлагает помощь, в том числе, в экономических преобразованиях страны. Пускай эта помощь сегодня скорее экспертная, чем финансовая или технологическая, но с чего-то надо начинать.

— Критики скажут, что это может быть использовано белорусской властью для собственного укрепления и, по сути, законсервирует ситуацию…

— Это скорее теоретическая проблема: как нам отделить белорусский режим от общества? То есть можно ли изолировать белорусскую политическую верхушку от общества, сделать так, чтобы было плохо политической элите, но хорошо обществу и стране? По моему мнению, это сделать очень тяжело. Мое мнение в том, что укрепление и модернизация страны, независимо от того, кто при власти, это позитивно, потому что это имеет долгосрочное влияние на развитие белорусского государства, общества, его потенциала и т.д. Любая изоляция Беларуси, я считаю, вредна.

Артем ШРАЙБМАН, Naviny.by

О проекте «Рефорум» читайте также:

Потребность в реформах назрела

Сергей Николюк: Лукашенко делает ставку на «стабильность»

Белорусы хотят реформ, но по-разному их представляют

«Лучше рискнуть, имея шанс на удачу, чем выбрать путь без всяких шансов»

Опыт Украины для спецслужб Беларуси: функции с «нахлестом»

У Минска просыпается интерес к «Европейскому диалогу о модернизации»

Денис Мельянцов: Запрос на реформы в белорусском обществе есть

Андрей Егоров: власти консервируют Беларусь в расчете на преференции из России