• Погода
  • +19
  • EUR3,0619
  • USD2,5327
  • RUB (100)3,4062
TOP

Отслужу, как надо! Но только не в армии…

Закон об альтернативной службе не принимался много лет из-за лоббирования военных, и разрабатывался он в основном военным ведомством. Поэтому стать «альтернативщиком» на законных основаниях будет очень даже непросто.

Наконец белорусскому парламенту представили затянувшийся на много лет проект закона «Об альтернативной службе», который дает молодым людям право по религиозным убеждениям не идти в армию, а служить на социальном поприще. Некоторые эксперты уже называют его законом для единиц: нетерпимость к оружию не настолько распространена в нашем обществе, чтобы говорить о массовом переходе призывников на альтернативную службу. Однако в стремительно стареющей Беларуси, где уже сегодня не хватает социальных помощников на всех одиноких престарелых, тяжелобольных, уязвимых людей, этот вид службы может стать действенным социальным институтом, если придать ему должное значение.

Встать в строй!

Учитывая, что закон об альтернативной службе не принимался много лет исключительно из-за лоббирования военных, а также тот факт, что разрабатывался он в основном военным ведомством, можно не сомневаться, что стать «альтернативщиком» на законных основаниях будет очень даже непросто.

— Мы уверены, что принятие закона об альтернативной службе никоим образом не скажется на призыве и комплектации воинских формирований,— считает начальник управления Генерального штаба Минобороны Беларуси Андрей Мурашов.

По его словам, за прошлый год официально с заявлением о том, что не могут служить в армии и пойдут на альтернативную службу, обратились 8 человек. Рабочая группа, которая готовила данный законопроект, приняла решение прописать нормы так называемых уставных взаимоотношений, как это есть у военнослужащих.

— О тех людях, которые заявляют о том, что не могут брать в руки оружие… Когда выйдет закон, захотят ли они проходить альтернативную службу? — подчеркнул представитель МО. — У нас много лет подряд из-за отсутствия законодательства об альтернативной службе такие люди исполняли службу, не связанную с ношением оружия. Зачастую, уже когда отслужили, они говорили, что предпочли бы обычную воинскую службу.

В Министерстве обороны уверены, что принятие закона об альтернативной службе сведет на нет количество случаев, когда лица призывного возраста пытаются отказаться от службы в армии, мотивируя это отсутствием такого закона и заявляя, что если бы он был, то они могли бы им воспользоваться.

— Сейчас многие требуют этот закон, ссылаясь на желание реализовать свое конституционное право, но при этом ни один юноша не сказал, что он с пяти лет верующий, посещает общину, плотно общается со своим духовником, который знает его мировоззрение и мироощущение и может подтвердить, что юноша не может проходить воинскую службу по своим религиозным убеждениям,— считает Андрей Мурашов.

Надо отметить, что в настоящее время, в отсутствие закона, призывная комиссия наделена правом принимать решение о направлении граждан призывного возраста на альтернативную службу. И это право закреплено у нас с 1992 года. Однако, по словам представителя Минобороны, «еще ни один призывник не убедил членов призывной комиссии, чтобы они приняли такое решение».

Разработчики закона не видят других оснований направления на альтернативную службу, кроме как религиозных. Священника предполагается представить главным свидетелем. Призывник может прийти в военкомат со священником, либо призывная комиссия может пригласить священнослужителя, чтобы определить, есть ли основания для направления на альтернативную службу.

Относительно вопроса, могут ли служить в армии лица нетрадиционной сексуальной ориентации, ответ конкретный: «Все граждане перед принятием решения о призыве проходят медицинское освидетельствование. Если призывник медиками признан годным к службе, он пойдет служить в армию».

Представитель Генерального штаба МО заявил, что не знает, интересуются ли медики сексуальной ориентацией призывников: медицинские комиссии не подчинены ни Министерству обороны, ни военным комиссариатам. Так что ни о тайных геях, ни о явных официальной информации нет.

Служить в армии придется и транссексуалам: операция по изменению пола с женского на мужской не дает права освобождения от воинской службы. Это также не может являться основанием для определения на альтернативную службу.

Место службы? Куда пошлют!

Кто и где будет служить на альтернативной основе? Альтернативщик будет получать ежемесячное денежное содержание — 150% от бюджета прожиточного минимума. Через год полагается прибавка на 20%, а через два года — на 40%. Не надо будет платить за пользование предоставленным на период прохождения службы помещением, за услуги ЖКХ, а лекарствами будут обеспечивать строго по установленному перечню.

Работать нужно будет не больше 48 часов в неделю, будут выходные дни и отпуск. Для тех, кто будет служить 2,5 года, предусмотрено 30 дней отпуска, для 1,5-годичников — 20 дней. Кроме того, возможны следующие отпуска: по болезни, в связи с поступлением в учреждения образования и получением образования, по уважительным причинам личного и семейного характера.

Что касается работы, то законопроект в этой части достаточно категоричен:

«Граждане, проходящие альтернативную службу, выполняют общественно полезную работу в организациях здравоохранения, социальной сферы, жилищно-коммунального, сельского и лесного хозяйства, в организациях, занимающихся благоустройством территорий, строительством дорог и железнодорожных путей, а также в органах и подразделениях по чрезвычайным ситуациям».

Перечень организаций определяется Министерством труда и социальной защиты, в том числе по заявкам областных исполкомов. Возможно привлечение для участия в ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

В Беларуси есть где приложить свои усилия молодым людям.

— Думаю, целесообразным будет выделить приоритеты в пользу социальных организаций: например, интернатов для инвалидов и престарелых, интернатов психоневрологического профиля. Потребность в кадрах составляет примерно тысячу человек,— рассказывает Константин Зборовский, завкафедрой реабилитологии государственного Института управления и социальных технологий БГУ. — Социальные помощники необходимы при сопровождении молодых инвалидов и в процессе их профессионального обучения, на предприятиях для проведения адаптации к рабочим местам. В реабилитационных центрах и сельских территориальных центрах социального обслуживания населения. Но в этом вопросе целесообразно предусмотреть учебный центр для подготовки специалистов данной категории, возможно, при нашей кафедре — нужен только государственный заказ.

Население республики стареет, процент одиноких людей, особенно в городах, увеличивается, и эта тенденция будет только усиливаться. Система здравоохранения на этот вызов отреагировала, построив более 100 больниц сестринского ухода, очень востребованных среди населения. Рабочих рук катастрофически не хватает.

— Постоянно у нас в больнице находится более 100 пациентов, 80% из них — лежачие. И чтобы все делать по-человечески, конечно, нужны люди, особенно санитары, — рассказал Анатолий Завадский, заведующий больницей сестринского ухода Новополоцкой ЦРБ. — Если людьми движут способность сопереживать и желание помогать пожилым людям, а не «косить» от армии, то, конечно, такая служба будет полезна обществу. Как показывает наш опыт, немногие способны на такую тяжелую работу. Так что отбор среди альтернативщиков тоже будет, но острая потребность в них, безусловно, есть.

Дискриминационный подход

Если исходить из того, что институт альтернативной службы может стать реальным звеном в системе соцзащиты, то нужно делать его привлекательным. Пока же ничего подобного нет ни в одной статье нового законопроекта. Наоборот. Сроки альтернативной службы значительно выше сроков срочной службы: для не имеющих высшего образования — 30 месяцев, для тех у кого диплом есть — 20 месяцев. То есть на один год и полгода выше, чем у срочников. Также очень сужена формулировка отказа от срочной службы — только если «ношение, применение оружия или непосредственное участие в производстве и обслуживании оружия противоречат религиозным убеждениям».

Пацифизм, к примеру, не религия, но тоже является свободой совести и убеждений. Если мы хотим неформально подходить к конституционным правам и совершенствованию системы социальной помощи, формулировка должна позволять молодым людям делать реальный выбор, где быть полезнее обществу.

Елена Тонкачева, начальник Центра правовой трансформации LawTrend, который проводит кампанию в поддержку данного закона в Минске, обеспокоена тем, что в последнем законопроекте предлагается лишить отказников на основании нерелигиозных убеждений возможности проходить альтернативную службу. Она уверена, что у белорусской общественности не будет возможности влиять на содержание законопроекта: с одной стороны, власти не заинтересованы в проведении открытых общественных дискуссий, а с другой — государство имеет все защитные механизмы для игнорирования общественного мнения. Елена Тонкачева отметила, что, несмотря на то, что шансы поучаствовать во внесении поправок в законопроект низки, активисты «За альтернативную гражданскую службу в Беларуси» обратятся к белорусским парламентариям еще раз.

Кстати, Беларусь остается одним из немногих государств — участников организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), не дающим юридической возможности отказникам от обязательной военной службы на основании убеждений проходить гражданскую альтернативную службу.

Слово — отказникам

Несколько отказников на основании убеждений выразили свое отношение к положениям, предлагаемым новым законопроектом «Об альтернативной гражданской службе в Беларуси»:

— На таких условиях я бы не использовал закон, но попытался бы найти какие-нибудь другие пути,— считает Андрей Черноусов. В мае 2012 года Черноусов, пацифист из Лиды, был помещен в психиатрическую больницу для установления соответствия его убеждений, которые привели его к отказу от призыва на военную службу, с «нормами психического здоровья».

Мессианский еврей из Минска Иван Михайлов сказал, что когда у него были проблемы с воинской частью, ему такой закон был бы полезен:

— Не то, чтобы он мне нравился, но тогда, в прошлом, из-за отсутствия других альтернатив, я бы проходил гражданскую службу.

Михайлов провел почти три месяца в тюрьме за отказ от прохождения военной службы, после чего, в конце концов, он был оправдан в мае 2010 года.

«Свидетель Иеговы» Александр Белоус, который находился под угрозой уголовного преследования после того, как на призывном пункте он объявил о своих религиозных возражениях против прохождения военной службы, сообщил, что он бы подал заявление на прохождение альтернативной службы, чтобы освободить себя от давления, которое он испытывал при каждом призыве в течение 9 лет.

Иван Михайлов, Дмитрий Смык и Евгений Яковенко — все, кто были осуждены в конце 2009 года из-за отказа от прохождения военной службы по религиозным убеждениям, считают, что альтернативная служба не должна носить карательный характер, что должна быть введена настоящая альтернативная служба, которая будет открыта для всех отказников на основании убеждений, будь то религиозных или нет.

Светлана БАЛАШОВА

Читайте также:

Кому он нужен, этот фермер?

Забыть об интернатах? Лет через 20…

Ну что, вздрогнем?