TOP

Служба с человеческим лицом

В белорусском обществе периодически то возникают, то затухают споры о том, стоит ли сохранять призыв на военную службу или перейти полностью на контракт.

12 декабря присягу приняло молодое пополнение армии, внутренних войск, подразделений охраны границы и КГБ.

В белорусском обществе периодически то возникают, то затухают споры о том, стоит ли сохранять призыв на военную службу или перейти полностью на контракт. Первая идея поддерживается молодыми людьми, которые зачастую не горят желанием надевать военную форму и выпадать из гражданской жизни. Причем, настолько не желают, что готовы за это платить немалые деньги. Я не про взятки: последние несколько лет активно развивается сектор услуг по законному уклонению от почетного конституционного долга.

Опытные юристы и медики консультируют потенциальных защитников Отчизны по поводу возможных схем получить военный билет без прохождения службы. Соответствующую рекламу не составит труда найти в интернете.

Можно, конечно, спорить о временах, нравах, о том, что молодежь пошла не та. Но вряд ли это приведет к некоему результату. Лучше попытаться снять те раздражители, которые стимулируют молодых людей искать пути уклонения от службы. Благо, это можно сделать быстро и без особых материальных затрат.

Опыт европейских стран, в которых сохраняется институт службы по призыву, дает достаточно примеров того, что и как надо сделать.

Во-первых, труд солдата-срочника должен достойно вознаграждаться, надо отходить от восприятия таких военнослужащих как дешевой рабочей силы. Военнослужащим срочной службы должен быть установлен минимальный размер денежного довольствия не менее того, который выплачивается курсантам вузов силовых структур (не менее 300 рублей в месяц). Хотя бы по той причине, что физическая и психологическая нагрузка, уровень ответственности и важность функций военнослужащего срочной службы выше, чем у курсанта. Курсант, условно говоря, учится защищать Родину в будущем, а солдат-срочник защищает её здесь и сейчас.

Во-вторых, каждому военнослужащему должно быть гарантировано еженедельное непрерывное время отдыха 48 часов с правом его проведения за пределами воинской части с уведомления (а не разрешения) непосредственного начальника. Кроме того, в дни между периодом еженедельного непрерывного отдыха военнослужащим должно быть гарантировано не менее двух часов непрерывного свободного времени перед отбоем ежедневно с правом его проводить на территории воинской части за занятиями по своему усмотрению, а не просмотром отрыжек госпропаганды. Время отдыха (свободное время) может быть ограничено в случае участия военнослужащего в мероприятиях боевой подготовки либо несения им дежурства, нахождения в наряде, на посту.

В-третьих, в часы свободного времени военнослужащему должно быть гарантировано право на пользование телефонной связью и интернетом без каких-либо условий и ограничений. «А не выдаст ли служивый в таком случае военной тайны вольно или невольно?» — спросит иной читатель. Для защиты военных секретов у нас есть специально обученные люди. Вот пускай и занимаются этим, но не за счет ограничения возможности общения и коммуникации солдат. Не все же штаны в кабинетах протирать в ожидании ранней пенсии…

В-четвертых, должны быть созданы условия для хранения личного автомобильного транспорта военнослужащих срочной службы на территории либо вблизи территории воинских частей с правом пользования таким транспортом во время еженедельного времени отдыха. Не то, чтобы это было делом жизни и смерти. Но для очеловечивания службы и поднятия имиджа института призыва будет весьма полезно.

В-пятых, необходимо учредить парламентскую должность омбудсмена по правам военнослужащих (либо должность специального заместителя омбудсмена) для лучшего обеспечения прав и защиты интересов военнослужащих. Всех. Не только срочников. Командованием воинских частей и соединений должно быть гарантировано право военнослужащего как срочной, так и контрактной службы на обращение к омбудсмену по первому их требованию.

В-шестых, должны быть исключены любые виды идеологической, политической и религиозной пропаганды в среде военнослужащих. У нас официально закреплен политический плюрализм и секулярный характер государства. Вне службы каждый военнослужащий может выражать свои взгляды и удовлетворять духовные потребности в рамках закона. Но силовые структуры должны быть категорически вне любых политических идеологий и религиозных культов.

Многие важные вопросы имеют относительно простые решения. Другое дело, что не всегда есть желание что-то решать: «Мне до пенсии три года осталось, дайте дослужить как привык. Уйду — потом творите, что хотите». А через три года приходит следующий желающий дослужить до пенсии в привычной системе…

Но это тема отдельного разговора.

Андрей Поротников, руководитель проекта BelarusSecurityBlog