TOP

Автор: Андрей Поротников

Официальный Минск при всяком политическом кризисе в Беларуси обвиняет Запад в попытке свергнуть правящий режим и уничтожить существующую в стране политико-экономическую систему. Не очень понятно, в чем тут интерес Запада, но тезис об извечном стремлении Брюсселя и Вашингтона к разрушению «уникальной беларуской модели» стоит рассмотреть.

6 января произошло событие, на некоторое время погрузившее в ступор ту часть человечества, у которой есть доступ к электричеству. А значит вместе с ним к интернету и телевидению. Благодаря которым миллиарды людей смогли практически в режиме реального времени наблюдать за тем, как сторонники пока еще президента США Дональда Трампа, недовольные официальными итогами президентских выборов, с целью помешать конгрессу утвердить их результаты, взяли штурмом вашингтонский Капитолий.

В конце года принято подводить итоги, выделяя самое важное. Уходящий год принес массу изменений и на глобальном, и на региональном уровнях, которые будут оказывать влияние на долгую перспективу.

Светлана Тихановская 20 ноября выдвинула идею признания ряда структур МВД, вовлеченных в карательные акции режима против народа, экстремистскими или террористическими. Идея вызвала скепсис с той точки зрения, что непонятны правовые инструменты, которыми этого можно добиться.

Недавно закончившийся этап армяно-азербайджанской войны за Карабах отмечен массированным применением ударных БПЛА. Их можно разделить на две группы: БПЛА — носители средств поражения и барражирующие боеприпасы. Нас интересуют вторые.

Последние недели беларуские власти последовательно поднимают градус своей риторики. Если сначала госпропаганда продвигала тезисы о снижении количества протестующих и их радикализации, то затем прозвучали заявления представителей МВД о том, что ведомство готово применить не резиновые, а настоящие, боевые пули для подавления протестов.