TOP

Турции нужен беларуский режим. Для чего?

Почему Анкара отказалась поддержать жесткие формулировки в заявлении НАТО о «приземлении» самолета Ryanair.

Андрей Поротников

В конце прошедшей недели стало известно, что Турция выступила резко против жесткой формулировки позиции Альянса по инциденту с европейским самолетом. Соответствующее заявление не включило санкционных мер в отношении официальной беларуской власти, на которых настаивали союзники из стран Балтии и Польша.

Анкара добилась того, чтобы любое упоминание о поддержке новых санкций Запада в отношении Беларуси и призывы к освобождению политзаключенных были исключены из текста. Западные наблюдатели сделали вывод, что турецкая позиция была обусловлена желанием сохранить связи с Москвой, с которой Анкара сотрудничает по части закупки систем ПВО.

Довольно странный вывод с учетом того, что после турецких заявлений по поводу концентрации российских войск на границе с Украиной, Москва вновь прекратила авиасообщение между двумя странами.

Чем могла бы, кстати, с пользой для себя воспользоваться наша Белавиа, если бы кое-кому не пришла в голову счастливая идея принуждения к посадке европейского лайнера.

Получается, что вписаться в ситуацию, которую многие расценивали как пороговую перед очередной российско-украинской войной Анкара не побоялась. А вот в ситуации с Минском — внезапно вспомнила о закупках вооружения в России и о том, как на это может повлиять декларация НАТО. Кстати, а как она могла бы повлиять? Очевидно, что никак. Ибо документ политический и в основном символический. И Россию не затрагивает вовсе.

На самом деле турецкая позиция обусловлена не отношениями с Москвой, а отношениями с Минском в сфере военно-технического сотрудничества. Судя по характеру публичных коммуникаций чиновников двух стран, в настоящее время либо на этапе обсуждения, либо на этапе реализации находятся несколько проектов, которые для турок имеют большое значение.

Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что на беларуско-турецкие отношения не повлияли даже разница в подходах двух сторон относительно войн в Сирии и Ливии. Минск традиционно заигрывает с алавитским режимом в Дамаске. Турция поддерживает исламистских повстанцев-суннитов. В Ливии беларуские симпатии были на стороне самопровозглашенного фельдмаршала Хафтара, в то время как Анкара поддержала Правительство национального единства. Беларусь на высшем политическом уровне демонстрирует заинтересованность в развитии всестороннего сотрудничества с Египтом. Последний вместе с Израилем, Кипром и Грецией формируют антитурецкий блок в восточном Средиземноморье.

С учетом крайне трепетного отношения турок к вопросам национального престижа и своего международного статуса как региональной державы, поддержка Минском конкурентов Анкары должна была бы вызвать как раз жесткость позиции последней по беларускому вопросу. И если этого не произошло, значит туркам беларуский режим нужен. Очень нужен.

Специфика сотрудничества в сфере безопасности такова, что большинство ее направлений скрыто от глаз стороннего наблюдателя. А в Беларуси, где напрочь отсутствует какой-либо гражданский надзор за этой сферой (включая даже парламентский в части торговли вооружением), приходится оперировать гипотезами, а не фактами.

Так что турецкие мотивы в смягчении заявления НАТО остаются в тумане. Ну или почти в тумане.

Андрей Поротников, эксперт, руководитель проекта BelarusSecurityBlog