TOP

Станислав Шушкевич: Наши внутренние дела нельзя решать за счет зарубежной подпитки

Станислав Шушкевич в свои почти 80 лет ведет на удивление активную жизнь — пишет и издает книги, читает лекции в разных университетах Европы и руководит политической партией. 

В интервью БДГ он рассказал о своих взглядах на предстоящие президентские выборы, на украинский кризис и на то, где взять лидеров, которые будут определять облик новой Беларуси.

— Через год нам предстоят новые президентские выборы. Многие наблюдатели уже заранее назвали их «самыми скучными и предсказуемыми». А каков ваш прогноз?

— Я бы назвал вещи своими именами. С 1996 года у нас нет выборов. С 1996 года у нас есть операция, которая обеспечивает нужный процент голосов за нужных людей. Я не знаю, кто конкретно этим занимается, но могу сказать, что Ермошина не имеет к этому отношения. Она просто не устраняет те нарушения, которые имеют место быть. Это все отработано, все согласовано. Поэтому есть спектакль, который называется выборами. Никаких неожиданностей от этих так называемых выборов ждать нельзя. Логично было бы их бойкотировать, и оппозиция к этому готова. Но принято изменение в законодательство, и теперь бойкот выборов является преступлением.

— На ваш взгляд, почему лидеры белорусской оппозиции никак не могут договориться и выдвинуть единого кандидата?

— Понимаете, это не имеет смысла. Объединяться, проводить съезд… Это имеет смысл только для того, чтобы кто-то за это заплатил. Чтобы на этом погреть руки. Я вообще не знаю, как некоторые оппозиционеры действуют! Я считаю, что наши внутренние дела нельзя решать за счет зарубежной подпитки. Можно решать вопросы культуры, вопросы искусства, вопросы свободы СМИ. Но политические вопросы, участие в выборах, выдвижение единого кандидата и прочее — на это надо находить собственные средства. Если же средства приходят откуда-то, значит, есть определенные обязательства перед теми, кто их дал.

— В 1991-м, когда вы подписывали Беловежские соглашения, хотя бы примерно могли себе представить, что Украина и Россия когда-то будут воевать друг с другом?

— Нет. Я не то что в 1991-м, я и в 2013-м не мог представить, что такое произойдет. Я считаю, это тоже операция спецслужб. Когда на ключевые должности в СБУ были внедрены пророссийски настроенные люди и даже граждане России. Я не мог представить себе эту гигантскую операцию по разложению людей в Крыму, в Луганске, в Мариуполе.

Понятно, что многое произошло с подачи Збигнева Бжезинского, который давно сказал, что Россия не может быть империей без Украины. Вы посмотрите на эффект от российской пропаганды. Тысячи украинских солдат сложили оружие потому, что не могли стрелять в русских — и я их понимаю! Ну а российские — они могут стрелять в кого угодно? Они научены — в Чечне, в других конфликтах…

Я думаю, что в стратегическом плане Путин проиграет. Но он очень долго, очень долго будет «на коне» — и махать шашкой. Потому что прижать его Запад не в состоянии. России повезло с природными ресурсами, и быстро поставить Россию в затруднительное положение невозможно. Но это вполне возможно за длительное время. Похоже, что Запад на это идет.

— Может ли Беларусь рассчитывать на Будапештский меморандум — при том, что Украине он не помог?

— Будапештский меморандум 1994 года просто не мог быть сильным документом. Такого рода гарантий на высшем уровне в то время давалось достаточно много, были и многочисленные устные договоренности. Поэтому я никогда не возлагал больших надежд на этот меморандум. Ну что значит, что США и Великобритания являются гарантами безопасности? Они и далее будут принимать декларации, делать хорошие заявления, принимать какие-то маленькие экономические санкции — и все. Плакать по этому поводу не следует. Я по этому поводу чаще вспоминаю слова Рейгана: «Мир можно устанавливать только сильными руками». А Украина оказалась слишком слабой.

— 1 января 2015 года Таможенный союз должен превратиться в Евразийский экономический союз. Насколько жизнеспособно это образование? Назарбаев говорит о возможном выходе из него, белорусский парламент отложил ратификацию на декабрь…

— Лукашенко не прочь поиграть в независимость, понадувать щеки. Но как только махнет ему пальцем Путин, он сразу же все ратифицирует. Потому что если прекратится финансовая поддержка за счет России, то ему сразу конец. Поэтому в Беларуси украинские события повториться не могут. У нас КГБ работает так, как работал в Советском Союзе. Посмотрите: вот был чемпионат мира по хоккею. Вспомните: сколько человек перед ним посадили в тюрьму просто ни за что, превентивно изолировали, чтобы они не занимались никакой оппозиционной деятельностью в период чемпионата?

Но если в Беларуси пройдут честные выборы, если в Беларуси будут нормальные медиа, а не средства пропаганды, то я уверен: Беларусь потянется в Европу. Потому что сами белорусы видят разницу между жизнью в Европе и жизнью в России.

— Кого бы вы могли назвать из молодых белорусских политиков, тех, кто появился на политической сцене уже после 2001 года?

— Знаете, я воздержусь от этого. И объясню, по какой причине. Мы в Белорусской социал-демократической Грамаде, которую я имею честь возглавлять, тоже имеем потенциального кандидата в президенты. Но мы знаем, что если мы его сейчас начнем раскручивать, то он сразу будет представлен как подлец, негодяй, мерзавец и так далее — это очень легко сделать. Как сделали с Навальным в России…

Но я вам скажу: неплохо работают образовательные программы в Европе. Я сам профессор Варшавского университета, я читаю лекции в университетах в Вене, Праге, Варшаве, Вроцлаве, Познани, Гданьске — курс по европейской безопасности. И я вижу, как учатся многие наши. Есть молодые люди из Беларуси, которые хорошо образованны благодаря различным международным программам. Да, их очень сложно вернуть в Беларусь, потому что они, как правило, талантливы и находят очень хорошие места работы за рубежом. Но они есть.

Вспомните, кого в свое время привлекла Латвия, кого привлекла Эстония для того, чтобы возглавить свои структуры после восстановления независимости? Эмигрантов. Я применительно к Беларуси сейчас говорю не о тех эмигрантах, которые уехали давно и осели в США, Канаде, создали там свои структуры. А о новых, молодых, мобильных. Которые сегодня в Беларуси, а завтра — в Польше. Я знаю очень много талантливых молодых людей. И точно скажу: кадровой проблемы у новой Беларуси не будет!

Кроме того, не идиоты те, которые сейчас работают во власти. Там есть много очень приличных управленцев. Многие — приспособленцы, причем, к сожалению, высокообразованные. Так что хороших управленцев в случае перемен в стране всегда можно найти.