TOP

Возвращение «черных риэлторов»

Проблема квартирного разбоя, когда у граждан отбирают их собственное жилье, к сожалению, не нова. В лихие 90-е это было вообще обычным делом. 

Позже ситуация улучшилась. За минувшие два десятка лет в нашей стране усилился государственный контроль за деятельностью агентств, совершающих различные сделки с недвижимостью, на законодательном уровне принят ряд изменений и дополнений в Уголовный кодекс. Однако затишье на криминальном рынке оказалось мнимым, а круг «черных риэлторов» стал расширяться. Жертвы появляются новые, а методы и схемы работы мошенников остаются старыми.

Привозили и оставляли

У этого дела были все шансы остаться незамеченным. Если бы не одна мелочь. В сельсовете, к которому относится деревня Гезгалы Дятловского района Гродненской области, подметили, что долги по коммунальным платежам у некоторых жильцов достигли совсем уж неприличных размеров. Поговорить со злостными неплательщиками отправили стражей правопорядка. Милиционеры обнаружили: «коммуналку» не платили алкоголики, неработающие и социально деградировавшие граждане. Из бесед с должниками выяснилось, что все они — бывшие минчане. Оказалось, группа мошенников умело использовала слабости одиноких любителей выпить. Неизвестно, за какие обещания — погасить долги по «коммуналке», получить взамен другое жилье, деньги в придачу или просто «за пол-литра», но многие соглашались уступить свои столичные квартиры незнакомым людям и один за другим отправлялись жить в далекие Гезгалы с расписками о получении разницы в стоимости жилья. Правда, денег на руки, как утверждают потерпевшие, они получали раз в сто меньше обещанных, да и жилье на деле оказывалось, говоря официальным языком, «более низких потребительских качеств». Но что поделаешь — документы все подписаны. Были схемы и посложнее. К примеру, Андрей К. умудрился продать свою квартиру на улице Маяковского, находясь в тюрьме. Как позже объяснял, он проиграл в карты около тысячи долларов. «Риэлторы» предложили ему погасить долг за счет собственного жилья.

Сегодня Гезгалы — это слившиеся в один населенный пункт бывший военный городок и деревня. Живет здесь около двух тысяч человек. Переселенные минчане живут в обычных квартирах. Первые жертвы появились еще в середине 90-х, когда из военного городка были выведены в Россию воинские части, обслуживавшие ракеты стратегического назначения. Мужчин разного возраста привозили, как правило, поздно вечером или ночью в полубессознательном состоянии. Выгружали из машины, затаскивали в брошенную военными квартиру. Поутру жертвы махинаций просыпались и, мучаясь от страшного похмелья, бродили по поселку, пытаясь понять, где они находятся, или целенаправленно рыскали в поисках магазина… Таких «переселенцев» набралась уже почти сотня, и с каждым годом их становится все больше.

— Местным жителям их по-человечески жаль, — говорит мастер жилфонда Жанна Викторовна. — Я, например, знаю каждого поименно. Алкашей я сама не люблю, но иной раз страдают люди, которых нельзя не пожалеть. Одной из таких жертв был молодой человек, сирота. Он инвалид, почти ничего не видел, получил в Минске квартиру, работал плотником. Встретил «доброжелателей», которые его поили, влез в долги и в итоге оказался здесь. Помню, как его привезли, бросили в квартире матрац и запретили пользоваться водой и электричеством, чтобы «коммуналку» не платить. Он все лето так и проходил по поселку, щурился подслеповато, питался подаянием: кто ему рыбы даст, кто — хлеба, кто — ягод. Потом его забрали, и где сейчас этот парень, я не знаю.

А спустя неделю в его квартиру заселили новых минчан — двух братьев вполне трудоспособного возраста. Те приехали, покутили полгода, все деньги промотали, а теперь живут впроголодь. Собирают и продают летом грибы-ягоды. А зимой «за копейки» помогают дворникам. Кстати, минчане, которых махинаторы с недвижимостью привезли в поселок несколько лет назад, встречают вновь прибывших с распростертыми объятиями, так как знают, что у тех водятся деньги. Первую неделю-две новичков вообще не видно: они отмечают «переезд» и только каждое утро заходят в магазин за едой и выпивкой. Покупают самое дорогое, шикуют «по полной». «Праздник жизни» заканчивается спустя месяца три, когда большая часть суммы, полученной за квартиру, уже пропита. Погружаются в бесконечный запой и собирают пустые бутылки, чтобы купить пачку сигарет. Коммуникации у таких жильцов за неуплату отключены, а ведь в туалет все равно ходить надо. Некоторые на балкон выходят, на бумажку нужду справят и вниз выкидывают… Многие уже поумирали. Мы их, никому не нужных, своими силами хороним…

Грустная история у Юрия, бывшего минчанина с улицы Ландера. Его мама в больнице познакомилась с женщиной-риэлтором, та предложила решить проблему с задолженностью по квартплате, которая составляла три миллиона рублей. Их «двушку» мошенница забрала, пообещав «райскую жизнь в Гезгалах», пять миллионов на переезд и тридцать тысяч долларов «разницу». Денег они так и не дождались. Мама Юры вскоре умерла, а у него случился инсульт, после которого пришлось пересесть в инвалидную коляску.

Недавно из столицы привезли мать с сыном, вслед за ними — двух девушек. Когда их утром люди встретили у магазина, те спрашивали, как доехать до метро. Когда узнали, где находятся, впали в полный «ступор».

Есть еще один персонаж, известный в Гезгалах абсолютно всем: 74-летняя Тамара Афанасьевна по прозвищу Америка. Ее практически в любое время можно встретить у подъезда в малиновом пиджаке — мечте любого серьезного человека из 90-х. В Минске она жила на улице Тимошенко в однокомнатной квартире. Как-то пришел сосед и сказал, что ей надо менять паспорт: у старого срок истек. Через несколько дней ее привезли в милицию, она расписалась, что получила новый паспорт, но документ на руки ей не отдали. Очнулась она уже у нас, в Гезгалах. Новый паспорт лежал на подоконнике. В какие только суды она не писала, кому только не жаловалась на мошенников! Отовсюду ответ один: документы на передачу минской квартиры оформлены по закону.

Надо сказать, что почти все жертвы «черных риэлторов» из Гезгал обращались в суд, уверяя, что их обманули мошенники, лишив столичной жилплощади. Но эти граждане, попадающие в зону любого риска, по-своему несчастные люди, у которых недостаточно знаний, чтобы адекватно оценить ситуацию. В силу одиночества, асоциального образа жизни, алкогольной зависимости их легко запугать или ввести в заблуждение. Но с точки зрения нынешнего закона в Беларуси их дееспособность не ограничена. Вот и идеальный объект внимания любого мошенника.

Преступление без наказания

Публикации в республиканских СМИ и на форумах о том, как трое обвиняемых в мошенничестве с недвижимостью восемь лет ссылали минчан в поселок Гезгалы, вызвали большой резонанс. Дело по статье 204.ч.4 Уголовного кодекса («Мошенничество, совершенное организованной группой лиц в особо крупном размере») находилось на рассмотрении в суде Ленинского района города Гродно. После рассмотрения дела приговором суда эти трое граждан были полностью оправданы с формулировкой «за отсутствием в их действиях состава преступления».

О том, почему это произошло, рассказал один из защитников обвиняемых адвокат Алексей Ермошин (ранее он более 8 лет проработал в органах прокуратуры, из которых 2 года — в должности заместителя прокурора Фрунзенского района Минска):

— Первое, что выяснялось, чья подпись стояла в договорах купли-продажи так называемых «потерпевших». Оказалось, что подписывали они в присутствии нотариусов и всегда в адекватном (т.е. трезвом) состоянии. Затем оказалось, что наши доблестные следователи перепутали такие понятия, как «купля-продажа» и «обмен». То есть в обвинении они указали — «в результате обмена завладели деньгами» — в то время, как никакого обмена не было! А было два договора купли-продажи, т.е. продажа одной квартиры и покупка другой. Налицо явное несоответствие обвинения и фактических обстоятельств дела. Более того, многие сделки проходили через официальные риэлторские агентства. Еще важно отметить, что до того, как переехать жить в свои новые квартиры, все эти люди не имели ни права собственности на свое предыдущее жилье, ни права продать эти квартиры, ни требовать какой-либо доплаты в случае обмена. У них были лишь огромные задолженности по коммунальным платежам, и, как правило, дикая антисанитария. А с помощью этих «мошенников» они не только решали свои материальные проблемы по задолженностям, но и значительно улучшали свой социальный статус, становясь собственниками жилья, пусть и не в Минске, да еще и деньги получали немалые.

Следствие не смогло должным образом указать, какие именно законы были нарушены при осуществлении предпринимательской деятельности.

Вот один из интернет-комментариев:

«Никакие они не преступники! «Черные риэлторы» — нормальные «санитары» Минска при полном бездействии властей всех мастей в этой проблеме. Их деятельность устраивает всех: участковый доволен — нет блатхаты, начальник УВД — преступность снизилась, администрация довольна, потому что заплачены деньги за приватизацию, начальник ЖЭСа — потому что заплачены коммунальные платежи. А как рады соседи!»

Но!

Судебная коллегия по уголовным делам Гродненского областного суда удовлетворила прокурорский протест на оправдательный приговор, после чего дело вернулось на новое разбирательство.

В ходе следствия было установлено, что первого потерпевшего 32-летняя минчанка Юлия «обрабатывала» самостоятельно. Убедив мужчину заключить фиктивный брак, продала его квартиру. Никаких денег потерпевший от нее не получил. Затем в поле зрения мошенницы попала женщина, крупно задолжавшая за коммунальные услуги. Вскоре в паре с Юлией стал работать Алексей. Иногда к ним присоединялся Денис — директор столичной строительной фирмы. За счет переселения минчан по схеме «Минск — Гезгалы — дом в далекой деревне» преступная группа заработала более 200 тысяч долларов. На суде обвиняемые свою вину отрицали: мол, помогали людям решать их проблемы. Суд счел эти доводы несостоятельными. Алексей и Юлия были приговорены к пяти годам лишения свободы в колонии усиленного режима. Денис — к трем годам. В отношении всех осужденных применена и такая мера наказания, как конфискация имущества.

Светлана Балашова

Читайте также:

Мы в свой приходим класс…

Жизнь «Ангела»: будни и праздники

Распределение строгого режима