TOP

Александр Лукашенко: Амнистировать Статкевича? А почему не петрова, не сидорова?

Президент Беларуси не считает отбывающего срок экс-кандидата в президенты Николая Статкевича политзаключенным и своим политическим конкурентом, а также не верит, что решение о его амнистии позволило бы улучшить отношения с Западом. Об этом Александр Лукашенко заявил на пресс-конференции для белорусских и зарубежных СМИ. 

«Я слышу, что в этой связи говорят на Западе. Но у нас нет политзаключенных, нет политической статьи в Уголовном кодексе. Но хотите называть их так — называйте… Я никогда их не считал политзаключенными. Есть закон. И этот закон — для всех», — заявил президент.

При этом в то, что амнистия улучшила бы отношения с Западом, Лукашенко не верит. «Я не рвусь на это Усходнее партнерство. Мне посиделок хватило за двадцать лет. Я вижу, как там решаются вопросы. Хотя я не отвергаю этого. Если мы решим один вопрос, как уже бывало, они придумают второй вопрос и будут мочалить меня и моих сторонников до выборов», — предположил он.

«Все, кроме него, хотят, чтобы он был на свободе. Есть порядок, по которому другие сидельцы сегодня в обществе. И поверьте, эти сидельцы были более значимы, чем Статкевич. И я тогда не побоялся пойти на то, чтобы по их просьбе их амнистировать», — вернулся Лукашенко к судьбе Статкевича.

Он отметил, что и других экс-кандидатов он не считал своими политическими конкурентами, и тем более не считает конкурентом Статкевича. «Главное для меня при решении этого вопроса даже не его просьба о помиловании. Главное, представьте, он находится в колонии, там он не один, там 500—800 человек. Скажите, они не хотят на свободу? — обратился Лукашенко к задавшему вопрос журналисту Радио Свобода Валерию Калиновскому. — И вдруг я подписал указ об амнистировании Статкевича? А почему не петрова, не сидорова, который там, рядом? Меня это больше всего напрягает».

«Если бы уже колония обратилась и сказала, заберите вы этого Статкевича — это камень с сердца, — признался Лукашенко. — Пускай он идет куда угодно, но только чтобы я не выглядел идиотом перед теми людьми, которые там находятся и тоже хотели бы быть на свободе… Может, я полколонии должен амнистировать? А имею ли я право?»

Президент заверил, что никаких политических мотивов в его решении нет. «Валерий, клянусь своими детьми — он для меня не политик! У меня есть кадры иностранных агентств, где он повел на штурм людей! У меня есть все записи его команд! У меня есть переговоры с Киевом, когда ему предлагали идти и в кресло премьер-министра садиться. И он пошел на этот штурм», — аргументировал Лукашенко.

«Это же преступление в любом государстве, причем карается еще жестче, — продолжал президент. — …Какой он конкурент президенту?! Он проиграл на выборах! Я же дал прямой эфир. И что людям запомнилось от Статкевича и других с этих выборов? Я несколько передач смотрел — злобный оскал: «Плошча-плошча-плошча!» … Я не помню какой-то созидательной программы. Выборы прошли, народ проголосовал. Поэтому не делайте его какой-то значимой фигурой».

На вопрос о том, как отбывающий срок экс-кандидат повлияет на решение политиков баллотироваться в президенты в нынешнем году, Лукашенко заявил: «Так баллотируйтесь, в тюрьме один, не все же! Но если будете ломать двери в Доме правительства, я лично буду инициатором, чтобы вас посадили».

«Я вам гарантирую полную безопасность, только не ломайте ничего», — пообещал президент, заверив, что он в курсе, что от кандидатов на прошлых выборах хотели белорусского Майдана и под это давали деньги.

«Езжай в тюрьму, Валерий, собирай подписи заключенных, уговаривай их (я потом проверю, чтобы это было честно, без подкупа). Отпустят его коллеги — привезут вам его, давайте адрес, я пойду на сделку с совестью», — резюмировал Лукашенко.