• Погода
  • +10
  • EUR3,0619
  • USD2,5327
  • RUB (100)3,4062
TOP

Долги наши тяжкие…

Белорусы не любят жить в долг. Это давно всем известно. Именно об этом поговорили недавно в передаче ОГП-ТВ «Разговор на троих» политик Анатолий Лебедько, профессор Станислав Богданкевич и эксперт «Либерального клуба» Антон Болточко. 

Лебедько: Да, белорусы не любят брать в долг, не привыкли жить в долг, особенно старшее поколение. И тем не менее, государство накопило приличные долги. Сколько они, Станислав Антонович, сегодня составляют?

Богданкевич: Если говорить только о государстве, то порядка 13 млрд долларов — наш внешний долг. Есть еще внутренний долг, есть долг у госсектора. А валовой долг — 40 с лишним миллиардов. Долларов, конечно.Lebedko_150

Лебедько: Долг ведь бывает разный. Взяли, скажем, в долг и создаем валовой продукт, который потом работает на последующие поколения… Какое качество у наших долгов?

Болточко: Если посмотрим по структуре внешнего долга, то раньше у нас были долги Международного валютного фонда, международных организаций. Сейчас мы практически закончили программу с МВФ и перешли на кредитование от Российской Федерации. МВФ мы отдавали без задержек все долги, понимая, что очень важно сформировать имидж надежного заемщика. С Россией можем вести себя по-иному, пролонгируя, рефинансируя долг.

Мы не можем до конца оценить качество внешнего долга, потому что не знаем стоимость заемных ресурсов. Информация по тем же кредитам со стороны России до сих пор за семью замками, и мы не можем ответить, а сколько же процентов платим ежегодно.

Лебедько: Почему за семью замками? Почему закрыта деятельность и Национального банка, и правительства, Станислав Антонович?

Bogdankevich 150Богданкевич: По традиции Советского Союза — все в секрете… Запад тогда знал все, а собственное население ничего не знало ни о долгах, ни о кредитах. Сейчас я бы так не сказал, все-таки открытость несравнимо большая. Национальный банк публикует очень много информации.

Болточко: Я хочу обратить внимание на один момент. В декабре 2014 года в систему Национального банка поступило 1,1 млрд долларов, но до сих пор неизвестно, откуда они, на какой срок, под какие проценты. А сумма для нашей страны немаленькая — это почти половина от той суммы, которую Беларусь сейчас пытается срочно найти.

Лебедько: Берут деньги взаймы одни — это небольшая группа людей, но ложатся они долгом на всех граждан страны. Отдавать-то придется следующему правительству и следующему поколению. Где та черта, та граница, за которой долговые расписки становятся угрозой для национальной безопасности?

Богданкевич: Берет в долг в целом государство. И оно тратит деньги, в том числе и на поддержание определенного уровня жизни. Но мы живем не по средствам. Если посмотреть валовой продукт, то он несравнимо более низкий, чем в высокоразвитых странах.

Вот недавно в Сингапуре скончался «отец нации» Ли Куан Ю. Тридцать лет назад было на душу населения 400 долларов валового продукта, стало 50 тысяч с лишним. Это для либералов говорю: диктатор сумел за 30 лет буквально преобразовать всю экономику.

Лебедько: А у нас 20 лет Александр Лукашенко как к этим параметрам движется?

Богданкевич: Диктатура как форма правления бывает не на все 100 процентов отрицательной. Диктатор Ю создал либеральную экономику, новую систему управления госструктурами, осуществил полную приватизацию, обеспечил невмешательство чиновничества в бизнес…

Лебедько: Когда-то Александр Лукашенко гордился, что у нас нет долговых обязательств. Теперь они есть, и немалые… Как оценить весь объем кредитов, которые мы взяли, и качество наших экономических достижений, успехов?

Болточко: Уровень закредитованности экономики находится на низком уровне по сравнению с европейскими странами. Официальная цифра государственного долга 12,5 млрд долларов. ВВП у нас выше 70 млрд. Однако надо понимать, что ВВП считается по официальному курсу, а здесь существует очень много вопросов: какой курс реальный, какой нереальный… И при девальвации белорусского рубля ВВП в пересчете становится намного меньше, а соответственно, и груз внешнего долга возрастает.

Что касается того, куда уходили кредиты… Вот здесь в Беларуси есть определенные минусы. Потому что темп роста задолженности высокий, а темп роста ВВП очень низкий. То есть, по сути, мы берем все больше и больше кредитов, но при этом отдача от их использования низкая. Мы должны брать кредиты и зарабатывать больше, чем процент по этому кредиту. У нас пока такого нет.

Лебедько: В текущем году должны отдать сколько?

Bolotochko150Болточко: 4,1 млрд долларов — та сумма, которую мы должны вернуть, исходя из заложенного бюджета, но при этом с прошлого года часть задолженности была перенесена на этот год. По последним данным Национального банка, так называемая краткосрочная задолженность составляет уже где-то 6,5 млрд. Структура этой задолженности опять же неизвестна. Возможно, часть из этих средств будет перенесена на 2016 год.

По различным оценкам нехватка денег у нас составляет сейчас где-то 2 — 2,5 млрд. Наше правительство пытается всеми способами найти эти деньги. В первую очередь, в Российской Федерации.

Лебедько: Для того чтобы разобраться со старыми долгами, нам надо взять новые. Пока мы не видим других источников для погашения этой задолженности…

Богданкевич: Один миллиард долларов правительство хочет получить путем размещения еврооблигаций. Эти кредиты будут дорогими для нас, потому что имидж кредитоспособности Беларуси низкий. Я думаю, что Россия по политическим соображениям, учитывая, что она находится в международной изоляции, будет вынуждена выделить нам очередные миллиарды. Сколько — трудно угадать.

Но все это ненормально. Я полагаю, что нам нужно наконец начать структурную перестройку экономики. Нужно разработать программу с международными финансовыми организациями, прежде всего, с МВФ. И под эту программу получить наиболее льготные кредиты в МВФ.

Лебедько: Есть перспектива их получения?

Болточко: МВФ будет выдавать кредитные ресурсы только под очередную программу и готовность проводить реформы. Программа есть, но вот готовности ее выполнять МВФ пока не заметил. Поэтому есть догадки, что на кредит от МВФ наши власти надеются на следующий год, когда деньги понадобятся вдвойне. Если до президентских выборов мы еще можем протянуть за счет внутренних ресурсов, то после них необходимо задуматься о перестройке экономики, чтобы повысить ее конкурентоспособность и стабильность.

Специально для «Снплюс» подготовили Виктор Гавриленко и Анна Красулина