TOP

«А дома что? Инфляция с ВВП какие-то дурацкие, тоска зеленая…»

Чтобы оценить послание президента Беларуси «городу и миру», стоит упомянуть недавние президентские выборы в Казахстане. 

Общеизвестен их заоблачный результат — почти 98% за действующего президента. Менее известно ради чего, по словам Нурсултана Назарбаева, он затеял досрочные выборы. Цель — получение народного мандата на пять реформ: реформы госаппарата, судебной системы, диверсификации внешнеторговых связей, формирования казахстанской гражданской национальной идентичности и перераспределения властных полномочий.

Юрий Дракохруст, обозреватель белорусской службы Радио «Свобода». Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.Image 4431 Фото: Вадим
Замировский, TUT.BY

Почему именно эти пять, почему не, скажем, укрепление обороноспособности, не повышение доходов населения, почему не миллион других важных, нужных и полезных вещей? Ну, вот потому, уже очень немолодой патриарх решил с высоты своего опыта, что именно это — самое главное. Причем стоит заметить, что это решение лидера сугубо авторитарного, «разгул демократии» в планах Назарбаева не значится, любимой отечественными либеральными экономистами и публицистами коренной реформы экономики — тоже. Это план, не предполагающий коренной ломки казахстанской социально-политической и экономической системы, однако это план, программа на годы вперед. В том числе — и программа подготовки страны к тому времени, когда нынешний бессменный лидер покинет свой пост и этот мир.

А теперь обратимся к ежегодному посланию Александра Лукашенко, коллеги Назарбаева по Евразийскому союзу. О чем только не говорил президент в своем послании в год президентских выборов: об избыточности госаппарата, об инфляции и налогах, о предприятиях-банкротах, о проблемах на МАЗе, о поддержке семей и здравоохранении. Не обошел глава государства своим вниманием даже кинематограф и такие животрепещущие темы, как плодовитость женщин-депутаток, «нормализация» евреев и обет безбрачия высшего духовенства БПЦ.

Наверно, все это важно — наверно, и правда, пусть бы лучше российские актрисы на экране кувыркались в постели с белорусскими мужиками, чем нынешнее горестное обратное положение. Наверно, и трое детей у каждой депутатки были бы не лишними, и евреев стоило бы «нормализовать», благо иные этносы Беларуси уже, видимо, в должной мере «нормализованы», ну и попам негоже отлынивать от решения демографической проблемы. Или пошутил президент просто. По-доброму так, по-народному. Все ж всё поняли.

Может, с народом так и надо. Но вот как-то из всего сказанного не вырисовывается никакого плана действий, системы приоритетов, хотя бы в стиле программы того же политика 1996 года: экспорт, жилье, продовольствие. И тогда, как можно вспомнить, были проблемы и с инфляцией, и с МАЗом, и кинематографом, и наверно, даже с евреями и попами. Но было определено — вот это главное, а с остальным будем разбираться по ходу дела.

Сейчас дело даже не в том, что нет плана, который бы радовал «пятую колонну» или, скажем, третью или первую. Нет никакого плана, во всяком случае, он никак не озвучен, важно все. И поэтому неважно ничего.

Почему так? Ну, может, президенту просто скучно. Людей такого типа зажигает, мобилизует борьба, преодоление. А с кем бороться? Показательно, кстати, что в послании, обнародованном в год выборов, практически не нашлось места для того, чтобы об этих выборах поговорить. А зачем? Разве не все ясно? Нет настоящих врагов, соперников, претендентов. А тогда скучно, неинтересно. К тому же некоторое время назад было сказано, что менять систему не нужно. Тогда и остается текучка, в которой важно все и неважно ничего.

Впрочем, насчет соперников — не совсем так. Едва ли не единственный сюжет всего послания, в котором Лукашенко демонстрировал качества политика, касался России. Там были и запал, и страсть. Большая игра.

Но каков смысл этой игры, точнее, этого раунда игры? Наиболее впечатляюще — сравнение пассажей, разделенных несколькими минутами речи: «Много в последнее время говорится об идее некоего «русского мира». Я так понимаю, это не про нас… Мы приедем в столицу нашей родины, Москву, бывшую нашу столицу, восьмого числа, когда закончилась война, как следует там отметим и продемонстрируем, что мы — русский мир»… Так «русский мир» — это про нас или не про нас? А еще стоит вспомнить гордые слова, сказанные всего три месяца назад: «Если есть некоторые тут умники, которые считают, что белорусская земля — это часть, как они говорят сейчас, «русского мира», и чуть ли не России. Забудьте». Ненадолго же умникам пришлось это забыть.

И еще весьма показательный эпизод — объяснение с оттенком извинения перед некими витебскими активистами, разгневанными тем, что в Беларуси дорожные указатели выполнены на белорусском: «С советских времен обозначения населенных пунктов на дорогах Беларуси были на белорусской мове. Где на русской, где на белорусской. Я даже этого не замечал. Но сегодня нас начали упрекать. Но позвольте, у нас есть и родной белорусский язык».

Уж простите великодушно, господа хорошие, но есть у нас и родной белорусский. Сами порой удивляемся, но есть. А надписи и при Советском Союзе такие были. «Все вопросы к Машерову», как говорится.

Или к товарищу Сталину, известному мастеру национального вопроса. Кстати, а если бы в советские времена таких порядков не было, а сейчас бы ввели? То правы были бы «деятели из Витебской области», возвысившие свой мощный голос против этого националистического беснования?

А эти деятели — они, кстати, какая по счету колонна будут? Тоже «пятая»? Или шестая? А может, первая, судя по тону, которым с ними сейчас разговаривает глава государства?

Говорится это не для того, чтобы с позиции высокой морали уличить Александра Лукашенко в неискренности и двуличии, мол, раньше вот что говорил, а сейчас — совсем другое. Автор этих строк далек от роли морального судии, политикам иногда приходится делать такие кульбиты… Вопрос в том, почему президенту приходится их делать именно сейчас.

И дело не только в словах о «русском мире» или о дорожных указателях, вся часть послания, посвященная России, обозначала резкий поворот в сторону союзника. При этом, несмотря на недавние действительные успехи отечественной дипломатии на западном направлении, западный вектор упомянут в послании походя, так сказать, через запятую, вот с Китаем углубились отношения, с Индией, ну и с ЕС и США налаживаются.

Судя по всему, в отношениях России и Беларуси в последние месяцы или даже недели произошли существенные изменения. Лукашенко недаром пояснил, что многие вопросы он с Путиным обсуждает и решает конфиденциально, не вынося на публику. И многое говорит за то, что в последнее время эти обсуждения были не самыми идиллическими. И причина, возможно, не только в том, что ожидаемая щедрость России оказывается заметно меньше, чем раньше, и чем потребности Беларуси. Возможно, зубодробительные публикации о Беларуси в шовинистических российских изданиях — это действительно эхо неких новых веяний в кремлевской политике.

Впрочем, не исключено, что более жесткая линия ситуациона и отражает настроения российских элит накануне празднования годовщины Победы, а также рижского саммита «Восточного партнерства». На самом деле этот саммит, по предварительным прогнозам, скорее разочарует проевропейски ориентированные страны-партнеры. Но сегодняшняя Россия воспринимает куда более болезненно и опасливо, чем раньше, любые, даже не слишком плодотворные, контакты постсоветских стран с Западом.

И в этой ситуации Лукашенко делает шаг назад, от «красной линии», очерченной Кремлем, по традиции прячась от России в ее объятиях. Вот в послании клянется в верности, а ведь перед этим в рвущуюся в Европу Грузию съездил. А на параде 9 мая в Москве, при всех сверхвеских мотивах, его все же не будет, как и Обамы, и Меркель, и многих-многих других. Шаг вперед — два назад…

Кстати, и повеселивший многих пассаж насчет сочетания «белого» духовенства БПЦ узами брака не обязательно возник из-за недостаточной осведомленности главы государства в особенностях церковной жизни. А возможно — как часть того самого маневрирования. Православная церковь — один из возможных инструментов продвижения «русского мира», так почему бы ее легонько так не дискредитировать, не намекнуть, что духовные отцы — тоже сильно не без греха и что вообще настоящий духовный отец у белорусов известно кто. Шаг назад — два вперед…

Вот это игра по-крупному, с риском, но и выигрышами. Вы думаете, что теперешнее бегство в российские объятия — это навсегда? А откуда это следует? Пройдет праздник, пройдет саммит, можно будет вспомнить, что политика Беларуси издревле была и есть многовекторной. Забыли?

Для политика это и есть настоящая борьба и настоящая жизнь.

А дома что? Инфляция с ВВП какие-то дурацкие, денег ни на что не напасешься, народ, правда, кряхтит, но терпит, государевы люди подворовывают, но верно служат. Ведь и в самом деле тоска зеленая.

Юрий Дракохруст, TUT.BY