TOP

Баня как социальный институт

Наше гражданское общество — это наш ответ на наше государство, которому есть дело до всего.

Моя прошлая статья в «Снплюс» была посвящена официальному взгляду на гражданское общество. Взгляд этот не отличается оригинальностью. Он позаимствован из советского прошлого. Люди, привыкшие мыслить иерархически, рассматривают структуры гражданского общества в качестве элементов властной «вертикали». Поэтому не стоит удивляться, что федерация профсоюзов создана не для защиты интересов ее членов, а для осуществления государственного контроля над ними.

Разумеется, истинные цели существования подобных структур публично никто не оглашает. Официально ФПБ — это компартия наших трудящихся, основной проводник государственных идей.

Почему основной? Во-первых, в силу своей численности (4,1 млн человек). Во-вторых, ввиду полной зависимости от администраций государственных предприятий.

Но в Беларуси имеется и альтернативный взгляд на гражданское общество. Он позаимствован на Западе. По западным лекалам и на западные деньги гражданские активисты пытаются выстраивать и свои структуры. Найти внутренние источники финансирования нереально. На то и щука (государство), чтобы карась (бизнес-спонсор) не дремал.

В качестве комментария приведу слова отечественного классика: «Хочу подчеркнуть: если кто-то из бизнесменов будет финансировать «пятую колонну» или каким-то иным способом оказывать негативное влияние на общество, то я буду считать, что они включились в политическую борьбу, в борьбу против государства. А там — свои законы. Потом пусть не обижаются подобные бизнесмены».

Что ведет к богатству?

Подведем промежуточный итог. Имеется два взаимоисключающих взгляда на гражданское общество: как на естественную часть властной «вертикали», т.е. государства, и как на добровольные объединения граждан, противостоящие государству.

А теперь обратимся к автору термина «гражданское общество» Гегелю. В работе «Философия права» он рассматривает гражданское общество в качестве множества граждан государства (членов семей), взаимодействующих между собой вне семьи с целью удовлетворения своих общих — своекорыстных — интересов.

Если смотреть на проблему под таким углом, то в Беларуси можно обнаружить мощное гражданское общество. Но для этого необходимо отказаться от традиционных (официальных и альтернативных) представлений на гражданскую активность.

С декабря 1993 г. НИСЭПИ регулярно задает белорусам вопрос: «Что чаще всего, по вашему мнению, ведет к богатству?». И вот уже 21 год в лидерах оказывается вариант ответа: «Личные связи». Во время кризисов конкуренцию ему составляет «нечестность», в годы двузначного роста доходов населения — «труд».

Но личные связи (блат) и есть основной способ взаимодействия наших граждан (членов семей, по Гегелю) с государством. Для их налаживания не требуется внешнего финансирования. И этим данный тип гражданского общества отличается от двух своих официальных аналогов. Перекройте бюджетный кран, и в тот же день БРСМ прекратит свое существование. Со структурами «пятой колонны» та же история.

Неорганизованность нашего гражданского общества не должна вводить в заблуждение. Да, оно неорганизованно. Но по способности «решать вопросы» ни один западный аналог тягаться с ним не может. «Такая эффективность, — отмечает российский социолог Симон Кардонский, — достигается за счет уникальной институализации. Существуют общераспространенные и устойчивые институты гражданского общества: домашнее или ресторанное застолье, баня с девочками и без, охота и рыбалка, самодеятельные клубы, совместный отдых, дачные сообщества».

И, добавим, вошедшая было в моду игра чиновников в футбол. Обратимся к недавнему прошлому. Бывший председатель Палаты представителей Владимир Коноплев, упаковав в чемодан комплект футбольной формы, отправляется в первопрестольную, где его ожидает коллега по высшему законодательному органу России Борис Грызлов. А теперь внимание, вопрос: на какой встрече официальной (до футбольного матча) или неофициальной (непосредственно после футбольного матча в парилке) будут достигнуты договоренности, максимальным образом удовлетворяющие обе стороны?

Вновь процитирую Кардонского: «Совершая религиозные обряды, выпивая, развлекаясь, постреливая по птичкам, парясь и сплетничая о том, кто, сколько и за что берет, люди ищут и, как правило, находят «выходы» на чиновников, которые помогут им минимизировать налоги, выиграть тендер, получить землю под застройку, устроить родственника в «элитную» клинику, освободить сына от призыва в армию, пристроить дочь в приличный вуз, вернуть изъятые ГАИ документы на машину, закрыть уголовное дело на партнера или организовать наезд силовиков на конкурента».

Общество как аналог мешка с горохом

Вспомним Ленина: «Социализм — это учет и контроль». Родное государство стремится максимальным образом сконцентрировать под своей «крышей» ресурсы для последующего их распределения по справедливости. Что справедливо, а что нет, государство, естественно, определяет самостоятельно, исходя из своих собственных интересов.

Дай государству волю, оно степень концентрации ресурсов доведет до 100%. Что на практике аукнется тотальным распределением буквально всего: от квартир до зубных щеток. Автор в своем советском прошлом в качестве члена цехкома распределял дачные участки, кухонные гарнитуры и продуктовые талоны. Замечательное было время, согласитесь…

Но на пути патологического стремления государства все учитывать и контролировать стоит гражданское общество с его институтом личных связей. Для приобретения мебельного гарнитура в советское время совсем не обязательно было подавать заявление в цехком, а потом годами дожидаться своей очереди. Гораздо эффективней было выйти через цепочку знакомых на нужного человека в торговле.

Одним из итогов такого вида «эффективности» стал распад Советского Союза. Ни один из 18 млн членов компартии не вышел на площадь для защиты государства. Да и можно ли было ожидать иного от людей, не имеющих опыта коллективной самоорганизации?

С тех пор мало что изменилось. Наше общество по-прежнему остается своеобразным аналогом мешка с горохом (образ социолога Юрия Левады). Роль мешкаNikoluk играет государство. Стоит мешку «прохудиться» в силу внутренних причин, и горох рассыплется.

Сергей Николюк — политолог, социолог, эксперт НИСЭПИ с 2006 года. Родился в 1952 году в Костроме. Как и многие аналитики своего поколения, не имеет
профессионального образования (окончил химфак БГУ в 1974 году), но видит в этом положительную сторону: по его мнению, отсутствие привязки к определенной школе означает и отсутствие шор.

Читайте также:

Профсоюзы в роли «компартии наших трудящихся»