TOP

Главной сегодня объявлена надежда

Рост позитивных ожиданий в обществе может происходить и в условиях падения реальных доходов населения.

Надежда умирает последней. С этой истиной не поспоришь. Она справедлива не только на бытовом уровне, но и на вершине властной «вертикали». Поэтому не стоит удивляться, что Александр Лукашенко за последнее время неоднократно указывал правительству на необходимость вселять в людей надежду, уверенность в завтрашнем дне.

Ограничусь двумя цитатами. Первую я позаимствовал из доклада на VII съезде профсоюзов Беларуси: «Мы должны сохранить трудовые коллективы и дать человеку надежду, уверенность в том, что завтрашний день у него будет не хуже, чем вчерашний». Вторая цитата, что называется, еще не успела остыть. Она из июньского выступления главы государства на совещании по актуальным внутриполитическим вопросам: «Не дай Бог к концу августа — началу сентября предприятия не будут работать на полную мощность и не на склад! Вот на склад никому не надо! Люди должны иметь работу. Люди должны быть уверены в завтрашнем дне. Это главное для власти».

Кто старое помянет — тому глаз вон

Разговор о главном в авторитарных политических системах — это всегда разговор о сохранении власти. Естественно, актуальность подобных разговоров повышается в преддверии электоральных кампаний. Поэтому вполне логично, что на упомянутом выше совещании по актуальным внутриполитическим вопросам все свелось к обсуждению предстоящих выборов.

Использовать слово «выборы» по поводу предстоящего мероприятия я не считаю правомерным. В Беларуси не выбирают. В Беларуси голосуют. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

В зависимости от внутреннего и внешнего контекста центральная тема кампаний по проведению всенародных голосований может меняться. В частности, три предыдущие строились на перечислении достигнутых успехов, главным критерием которых был рост средней зарплаты в долларовом эквиваленте.

Как тут не вспомнить 2010 год, когда зарплате в 500 долларов был дан сакральный статус («святая цифра»), и премьер-министру была поставлена задача «выполнять это наше обязательство перед народом» в режиме «кровь из носа».

Чем все это закончилось — хорошо известно. Но кто старое помянет — тому глаз вон. Руководствуясь этой народной мудростью, никто из представителей власти и ее идеологической обслуги не напоминает электорату, что, согласно решению IV Всебелорусского народного собрания, «к 2015 г. мы должны приблизить размеры заработной платы к тысяче долларов в эквиваленте».

Нет, накануне очередного голосования власть не отказалась от исполнения старых песен о главном. Просто главным сегодня объявлена надежда.

Но каковы шансы, что ставка на надежду оправдает надежды власти? Я полагаю, что они близки к 100%. Возьмем последние 15 лет. Из них 10 лет рост реальных доходов населения в Беларуси измерялся двузначными числами. К хорошему человек привыкает быстро, поэтому провалы белорусской экономики в 2009-м и 2011 годах воспринимались большинством населения как временные. Социальная память коротка. За пределы 5—6 месяцев она не распространяется. Стоит только возобновиться росту доходов, как информация об очередной обвальной девальвации удаляется с «жесткого диска» общественного мнения.

Для понимания данного парадокса обратимся за комментарием к классику российской социологии Юрию Леваде: «Их (статистическое большинство. — С.Н.) легко развлечь, увлечь и не то, чтобы легко «надуть», они, скорее, сами просят: «Надуйте нас, пожалуйста». «Нарисуйте нам хорошую картинку, и мы обрадуемся».

От аномалии-2014 к аномалии-2015

Но одно дело, рисовать «хорошую картинку» в условиях двузначного роста доходов, и совсем другое — в условиях их снижения. Согласно официальным данным Белстата, за январь—апрель 2015 г. относительно января—апреля 2014 г. реальные доходы населения снизились на 4,2%, а реальная зарплата — на 3,2%.

Отчаиваться, однако, не следует. Художники от власти всегда могут рассчитывать на помощь со стороны утопического типа сознания, свойственного большинству белорусов. Имеются в виду очень прочные, как в верхушечных культурных слоях, так и в многомиллионных массах простонародья, представления о возможности невозможного.

В последний раз проявление утопического сознания белорусов наблюдалось во время аннексии Россией Крыма. Казалось бы, где Крым и где белорусы? Но буквально за две-три недели марта 2014 г. все социальные индикаторы, отражающие самочувствие общества, рванули вверх. Побочный эффект такого рывка — рост доверия к власти, в частности, рост рейтинга главы государства.

Так родилась аномалия-2014: рост позитивных настроений в обществе на фоне усиления негативных тенденций в экономике.

Самым отзывчивым из социальных индексов на «Крым наш!» оказался индекс ожиданий. Социологи НИСЭПИ рассчитывают его как разность позитивных и негативных ответов на вопрос «Как изменится социально-экономическая ситуация в Беларуси в ближайшие годы?». В декабре 2013 г. доля оптимистов (ситуация улучшится) составила 12,5%, а доля пессимистов (ситуация ухудшится) — 35,9%. Индекс ожиданий, соответственно, оказался равен — 23,4 единицы. В марте 2014 г. доля оптимистов практически удвоилась, а доля пессимистов сократилась на 10 процентных пунктов, что повысило индекс ожиданий до -2,1 единицы.

Первый опрос НИСЭПИ в 2015 г. (март) показал, что эффект от «Крымнаша», порожденный российской пропагандой, за год до конца так и не рассосался. Таким образом, можно смело утверждать, что аномалия-2014 передала эстафету аномалии-2015. Индекс ожиданий хоть и снизился относительно своего пикового значения, но продолжает почти в два раза превышать значение декабря 2014 г.

Это, безусловно, позитивная новость для организаторов предстоящего в октябре всенародного голосования.

Сергей Николюк

Читайте также:

Несколько слов в защиту… коррупции

Баня как социальный институт

Профсоюзы в роли «компартии наших трудящихся»