• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Очевидная диалектика

50-летняя жительница Бреста Татьяна каждый месяц ездит в польский Тересполь. Домой возвращается с сырами, одеждой себе и двум дочкам… 

— Вообще не помню, когда последний раз в своих магазинах покупала платья, куртки, блузки или порошки разные для кухни, стирки. Все просто: качество польской бытовой химии лучше, а одежда и дешевле, и выбор ее куда больший.

В Тересполь многие жители приграничья ездят, как в местный супермаркет: электричка отправляется в восемь утра — через пятнадцать минут уже в Польше. В Беларусь возвращается к обеду.

Про возможность ездить без виз моя собеседница ничего не слышала, но, разумеется, стоять в очереди за визой в консульстве и платить 60 евро женщине не улыбается…

Между тем, Беларусь и Польша подписали еще в 2010 году соглашение о правилах приграничного движения. Его суть проста: те, кто постоянно живут в течение 3 лет на оговоренной документом территории (30-50 километров от границы), могут без виз въезжать на территорию Польши также на глубину 30-50 километров.

Кстати говоря, основная цель шопинг-туристов из Беларуси — Белосток — не попадает в эту зону «особого благоприятствования».

Правила пребывания такие же, как и в стандартной визе «за покупками»: 90 дней в первое полугодие и 90 — во второе. Зато разрешения на безвизовый въезд выдаются на пять лет (на два года — если разрешение первое). И стоит такой заветный штамп в паспорте не 60, а всего 20 евро.

Тем не менее, документ так и не начал действовать.

Польская сторона утверждает, что процесс тормозит Беларусь. Однако наше Министерство иностранных дел парирует: визовое упрощение может привести к значительному увеличению нагрузки на существующие пункты пропуска. Высказывание МИДа не лишено логики, ведь уже сейчас на пограничном переходе в Тересполе, например, в субботу днем может собираться до пятидесяти легковых машин. Позже, правда, тогдашний пресс-секретарь дипломатического ведомства Андрей Савиных прямо заявил: белорусская сторона не приступает к запуску соглашения конкретно по политическим причинам в силу «антибелорусской позиции» со стороны Польши.

Реализация соглашения не только поможет экономить на продуктах, бытовой химии и одежде простым белорусам, но и выгодна нашим соседям. Даже сегодня по подсчетам польской стороны брестчане и гродненцы ежегодно оставляют там миллиард долларов. Но дело не только в экономических расчетах. Аналитик польского Центра восточных исследований Войцех Конончук утверждает, что Польша заинтересована в отмене визового режима со странами-соседями принципиально: «Малое приграничное движение даст возможность для интенсификации контактов поляков и белорусов, которые живут с двух сторон границы, и это будет первым шагом для визовой либерализации».

А как оценивают ситуацию белорусские аналитики?

Экономист Сергей Чалый подчеркивает, что наша страна всегда стремилась защитить свой рынок. И затягивание с реализацией соглашения — тому подтверждение.

— Но если раньше дело тормозилось, может быть, и из-за политики тоже, то теперь очевидно: больше здесь все же экономики. Беларусь старается избежать своеобразного «партизанского» импорта-экспорта.

При этом не стоит забывать: в результате такой правительственной тактики размеры контрабанды могут значительно увеличиться. Нелегальная доставка сигарет и бензина в Польшу для некоторых жителей приграничных территорий уже сейчас является чуть ли не основным доходом.

Между тем в случае реализации соглашения с Польшей безвизовым въездом сможет воспользоваться более миллиона белорусов, то есть десятая часть всего населения. Значит ли это автоматически, что они поедут туда исключительно ради «отоваривания»? И нельзя ли упорядочить процесс купли-продажи?

Ответ опять-таки неоднозначен.

— Налицо нежелание Минска, чтобы еще больше белорусов ездило за границу — это связано с надуманными страхами чиновников по поводу национальной безопасности, — говорит Войцех Конончук.


Представляется, что ключевое здесь слово «надуманность». Потому что уже третий год работает такое же соглашение с Латвией. Там, правда, с белорусской стороны нет ни больших городов (в пограничную зону попадают лишь три небольших райцентра — Браслав, Миоры и Верхнедвинск), ни миллионного населения (там живет меньше двухсот тысяч человек).

Но, с другой стороны — нет ни угроз национальной безопасности, ни ажиотажного вывоза населением валюты. Не слышно о том, что там рушится местная белкоопсоюзовская, частная и государственная торговля, а также о том, что кого-то из «тамтэйшых» зарубежные злодеи куда-то завербовали…

Что из этого следует?

Что время и желание людей жить по цивилизованным нормам — не остановить. Раньше либо позже соглашение заработает и на брестско-гродненском пограничье.

«Лучше раньше» — лучше не только для людей.

Государство от этого также выиграет: ведь появится и социальная, и экономическая конкуренция. Это — очевидная диалектика.

Анастасия Резникова