TOP

За что боролись…

Проблема обеспечения национальной безопасности заключается не в инертности граждан, а в их … отсутствии.

Поговорим о суверенитете. Тема актуальная для любого постсоветского государства, особенно после «Крымнаша».

29 января на встрече главы государства с представителями белорусских и зарубежных СМИ редактор «Народной воли» Иосиф Середич предложил всем здравомыслящим людям страны собраться за «круглым столом» с целью поиска «путей-дорог спасения нации в этот нелегкий час».

В мае встреча состоялась. Разумеется, конференц-зал редакции «Советской Белоруссии» не смог вместить всех соотечественников, обладающих способностью мыслить здраво. Но почин был сделан. И это главное.

По Шарлю Перро

Начну с ключевой мысли теперь уже экс-государственного секретаря Совета безопасности Александра Межуева: «На общественном уровне отношение наших граждан в деле обеспечения национальной безопасности достаточно инертное. И этому есть объяснение. Белорусы, пережившие множество военных потрясений, сегодня совершенно обоснованно воспринимают состояние мира и стабильности в стране как завоеванное, заслуженное право каждого. А обеспечение неприкосновенности этого права опять же совершенно обоснованно доверяют государству».

С инертностью наших граждан не поспоришь, и доверяют они государству не только обеспечение национальной безопасности, но и собственное материальное благополучие. В одном из первых опросов НИСЭПИ (январь 1993 г.) тезис «государство должно заботиться, чтобы люди хорошо жили» оказался вне конкуренции. Его из длинного списка выбрало 52% респондентов.

Мне возразят, мол, иного и не стоило ожидать в «лихие 90-е». Серьезное замечание. Принимаю. Но и в «тучные» нулевые в условиях двузначного роста доходов населения 74% белорусов было уверено, что большинство не сможет прожить без опеки государства. При этом 67%, выбирая принцип отношений между государством и его гражданами, предпочло вариант «государство должно больше заботиться о людях». Согласие же с тем, что «люди должны пойти на некоторые жертвы ради блага государства», продекларировало только 10% (НИСЭПИ, март 2009 г.).

Вернемся к цитате Межуева. Понятно, но спорно. Проблема Беларуси не в том, что наши граждане инертны, а в том, что у нас дефицит граждан, но вот подданных — избыток.

Авторитарные государства в гражданах не нуждаются. Это политологическая аксиома, т.е. истина, не требующая доказательств. Сомнение может возникнуть по поводу отнесения Республики Беларусь к подобному типу государств. Формат статьи не позволяет мне вдаваться в политологические тонкости. Поэтому я ограничусь ссылкой на главного архитектора белорусской государственности, который неоднократно признавал авторитарную природу своего детища.

Продвинутым читателям и без подсказки со стороны понятно, что человек независимых суждений, способный принимать ответственные решения и их реализовывать, умеющий отстаивать свою позицию, не может служить опорой авторитарному государству. Не может, потому что в подобном типе государства не нуждается. Оно для него чужое.

Понятно, что для белорусов с противоположными характеристиками авторитарное государство является своим. Не зря же его главу они воспринимают как батьку. Но такое восприятие — верный признак человека догосударственной культуры. Он занят сиюминутными проблемами, озабочен элементарным выживанием.

Ни прошлый, ни нынешний, ни будущий госсекретарь Совета безопасности опереться на человека догосударственной культуры при решении государственных задач, естественно, не сможет.

Как тут не привести фрагмент сказки Шарля Перро «Кот в сапогах»: «А кот все бежал и бежал впереди кареты и всем, кто попадался навстречу, велел говорить одно и то же: «Это дом маркиза де Карабаса, это мельница маркиза де Карабаса, это сад маркиза де Карабаса…». И крестьяне сразу же соглашались. Какая им разница, кто будет жить в замке. Они как горбатились на полях, так и будут горбатиться.

Лучшего примера инертного отношения к обеспечению национальной безопасности, пожалуй, и не припомнить.

Отделались «малой кровью»

Сегодня поддержание стабильности белорусского государства видится ее архитектору исключительно в экономической плоскости. Об этом он постоянно напоминает своему окружению. Ограничусь одной цитатой, позаимствованной из текста послания-2015: «Слава Богу, что сегодня судьба нашей страны решается не на фронтах, не на площадях. Наше будущее определяется в другой, мирной сфере — в экономике.

Но именно здесь нам приходится вести бои с крайне неблагоприятными внешними условиями, а также с собственными ленью, заблуждениями, безответственностью и непрофессионализмом».

Правомочность ссылки на неблагоприятные внешние условия — отдельная тема. Оставлю ее за скобками. Что касается букета характеристик, проходящих по разряду собственных, то с ним следует согласиться. Но причем тут экономика?

В 2013 году государство решило сделать ставку на модернизацию. Неожиданно выяснилось, что у нового времени есть три главных требования: скорость, гибкость и творчество.

Мне 64 года, и одно ускорение я уже пережил. Чем оно закончилось — хорошо известно. С ускорением 2.0 проблемы возникли уже на старте, и его оперативно свернули. Что позволило государству и обществу отделаться «малой кровью» (несколькими миллиардами долларов, вылетевшими в инвестиционную трубу).

«Историческая динамика, — утверждает культуролог Игорь Яковенко, — возможна только тогда, когда каждый сколь-нибудь активный член общества озабочен проблемой оптимизации (в пределах своего кругозора). Крах советского эксперимента — лишь одно из подтверждений невозможности динамизировать общество при условии побуждения сверху».

Государство, которое 20 лет препятствовало развитию инициатив снизу (экономических, социальных и, разумеется, политических), напоролось на то, за что боролось. А именно на лень, заблуждения, безответственность и непрофессионализм человека догосударственной культуры. С чем я его и поздравляю, хотя лучше было бы обойтись без поздравлений.

Сергей Николюк