TOP

Кому нужна смертная казнь?

Смертная казнь не является наказанием, а убийством «именем государства». Она противоречит христианским принципам, а также общепризнанным нормам международного права.

В номере «Снплюс» за 28 июля 2015 г. мое внимание привлекла публикация Татьяны Короткевич под названием «Убыл по приговору…». В ней она рассказывает о встрече в Вилейке с матерью расстрелянного по приговору суда Павла Селюна и делится с читателями своими мыслями по поводу сохранения в Беларуси смертной казни.

Действующий Уголовный кодекс, вступивший в силу с 1 января 2001 г., предусматривает в качестве одного из видов наказания смертную казнь (ст.48). Применение исключительной меры наказания допускается по 14 составам преступления. На практике смертная казнь чаще всего назначается за умышленное лишение жизни одного или нескольких человек при отягчающих обстоятельствах.

Следует иметь в виду, что с 1999 года наряду со смертной казнью стало применяться пожизненное заключение. Это привело к резкому сокращению случаев вынесения «смертных» приговоров. Их число по годам составляло 2 — 4 человека.

Что касается статистики последних пяти лет, то известно, что в 2010 году были приговорены к смертной казни 2 чел., в 2011 году — 3 чел., в 2012 году — 0, в 2013 году — 4 чел., в первом полугодии 2015 года — 1 чел.

Согласно действующей практике, смертная казнь исполняется непублично путем расстрела. При исполнении смертной казни присутствуют прокурор, представитель учреждения, в котором исполняется смертная казнь, и врач. Об исполнении приговора составляется акт. Тело для захоронения не выдается, о месте захоронения не сообщается.

Как видим, белорусское государство занимается убийством «плохих» людей, оставаясь последней страной в Европе, где применяется это наказание.

Референдум-96 как аргумент власти

Как известно, на референдуме 24 ноября 1996 г. предлагался вопрос: «Поддерживаете ли вы отмену смертной казни в Республике Беларусь?». По данным Центризбиркома, «за отмену» высказалось 18% избирателей, «против» проголосовали 80,44% избирателей.

Однако следует иметь в виду, что голосование по данному вопросу должно было носить не обязательный, а рекомендательный характер, а значит, не влечь за собой каких-либо правовых последствий. Между тем власти «схватились» за объявленные результаты голосования как главный аргумент против отмены временного характера применения смертной казни. И хотя прошло почти 20 лет, представители президента и парламента не устают ссылаться на итоги референдума.

Конституционный суд «умыл руки»

Свое отношение к вопросу об отмене смертной казни высказал Конституционный суд в решении от 11 марта 2004 года. Суд детально проанализировал нормы уголовного законодательства, практику его применения, нормы международных договоров, конечно же, учел результаты референдума 1996 года, а также тот факт, что в судебной практике не могут быть полностью исключены ошибки.

И какой итог? Суд пришел к выводу, что «в современных условиях вопрос об отмене этого вида наказания или как первом шаге — об объявлении моратория на его применение может быть решен Главой государства и Парламентом».

Другими словами, Конституционный суд не стал признавать очевидный факт, что применение смертной казни противоречит естественному праву человека на жизнь, что декларируется в Конституции (ст.24), а также в основополагающих актах Совета Европы, без ратификации которых нельзя стать полноправным членом европейской семьи народов.

Пришло время решать

Следует согласиться с мнением Т. Короткевич о том, что «…пришло время по-новому осмыслить давнюю тяжкую проблему». Нам надо отказаться от негативного наследия сталинско-советских времен с бездушным отношением к людям и ее словесными формулировками: «не положено», «запрещается», «убыл по приговору» и др.

В новых условиях власть должна уважительно относиться к людям, их правам и интересам. В этой связи наличие смертной казни — это отрицание основного права человека, а также возможность государства распоряжаться его судьбой, казнить или миловать. Это еще и показатель общей правовой культуры общества.

Хорошую книгу о необходимости отмены смертной казни в Беларуси подготовил известный в прошлом правозащитник Валерий Филиппов под названием «Кому нужна смертная казнь» (Минск: «Медисонт», 2014). В ней приведен ряд убедительных аргументов для принятия такого решения, в том числе доказано, что смертная казнь не выполняет роль сдерживающего фактора, поскольку не может остановить совершение тяжких преступлений. Более того, смертная казнь не является наказанием, а убийством «именем государства». Она противоречит христианским принципам, а также общепризнанным нормам международного права. Еще один аргумент: невозможность исключения судебной ошибки.

Что касается результатов социологических опросов по данному вопросу, то в книге В. Филиппова правильно отмечается, что в мнениях граждан преобладает эмоциональное отношение к факту смертной казни, всегда находятся представители «крайних» взглядов. Наиболее приемлемым решением выступает мораторий на применение этого наказания.

Таким образом, решение вопроса находится не столько в правовой плоскости, сколько в политической. Нужно либо отменить смертную казнь, либо ввести мораторий на ее применение. Любое из этих решений открывает перед Республикой Беларусь путь в Совет Европы.

А вот такой «радости» нынешние власти, похоже, не хотят. Догадайтесь почему? Ведь придется соблюдать все права и свободы человека, усилить гарантии их защиты, принять новое законодательство, создать независимый суд, следствие, адвокатуру, открыть для контроля тюрьмы. Но главное — придется разрешить гражданам Беларуси обращаться за правовой помощью в Европейский суд по правам человека в Страсбурге.

Может ли пойти на такие меры нынешняя власть? На мой взгляд, нет. Это значит, и дальше будет сохраняться смертная казнь как признание господства государства над личностью.

Тем не менее, от смертной казни нам надо отказываться, и как можно скорее. Хотя бы по той причине, что временный характер ее применения не может быть бесконечным, пора уже признавать европейские стандарты жизни. Вслед за Татьяной Короткевич я хочу воскликнуть: «Так примите правильное решение, господа политики!»

Михаил Пастухов

Читайте также:

Бойкот: только Беларусь ввела запрет

День суверенитета — как день рождения

Суду присяжных быть!