• Погода
  • +10
  • EUR3,0619
  • USD2,5327
  • RUB (100)3,4062
TOP

Спросите молодых

Недавно приятно удивил мастер политического разговорного жанра Юрий Дракохруст. В эфире Радыё Свабода он запустил очередной выпуск передачи «Пражский акцент» на внешне ходульную тему «За что и как готова бороться белорусская молодежь». 

И когда я настроилась на слушание очередных «минских страданий» по нашей хрупкой независимости, которая вот-вот… или которую вот-вот… Короче, меня резко разбудили. Сделали это упомянутый мной журналист, а также его коллеги по цеху Ф. Вячорка, С. Романова и литкритик Тихон Чернякович.

Для зачина разговора с читателем просто приведу несколько цитат.

Романова: «Я ощущаю себя неудобно, мне кажется, что я единственный человек, который все время говорит лидерам, что идея, за которую они сложили головы, не работает. Новому поколению нужна своя идея. Какая — до сих пор никто не сформулировал».

Чернякович: «Конфигурация изменяется теперь не через апостолов, а через повседневные дела массы людей. Идет репутационная война государственного с негосударственным, официоза с локальными инициативами… Борцов (государство. — О.А.) продолжает держать под колпаком, но половину Минска под колпак не засунешь».

Романова: «Молодому поколению нужны конкретные действия. …Так вот, если бы «борцы» сделали что-то конкретное, отстаивали права угнетенных и обиженных, например, права обманутых дольщиков, то поддержка общества была бы более очевидной».

Дракохруст: «Старшее поколение, по мнению Тихона, «продуло» все, что могло. К этим обвинениям можно добавить, что общество в политическом, по крайней мере, смысле говорит на языке того времени, крутится в круге тогдашних идей, про что сказала Саша Романова».

И далее пошел разговор о возможности появления новых идей.

Чернякович: «Моя позиция близка к мнению Саши Романовой насчет конкретных малых дел. Тут сопротивление власти этим усилиям дискредитирует ее, как в ситуации осуждения за хлопанье однорукого человека. Соответственно, и доверие власти не растет, мягко говоря. …Идет малоприметный, но кропотливый процесс; власть учат, как она может контролироваться снизу».

Браво, молодые люди! Вы поняли то, что не поняли «борцы» в 90-е годы, после конституционного референдума 1996 года и его неконституционных итогов. Политолог и постоянный автор «Снплюс» Валерий Карбалевич предлагал оптимальный вариант поведения политической оппозиции, ставшей сплошь внесистемной после роспуска Верховного Совета 13-го созыва. Суть его предложения сводилась к тотальной демобилизации до лучших времен всей оппозиции. Пусть, дескать, власть на годы останется один на один со своим проголосовавшим за нее народом и его проблемами, без «прокладки» в виде бесправной оппозиции, превратившейся в «мусорный бак» для слива негативных народных эмоций. К сожалению, в силу мощных подковерных интересов (в том числе и материальных) и их борьбы в оппозиционной среде это предложение отвергли с порога.

Как отвергли и мое предложение взять на вооружение концепцию малых дел на период отсутствия доступа к реальной власти. А жаль. Причем на идею я вышла практически случайно, методом «тыка». Во второй половине 90-х годов Мингорисполком совместно с «Зеленстроем» зарядили программу «Тополь». При всем известных мизерных заработках того времени снос одного дерева и корчевка его пня оценивались в эквивалент 300 долларов США. И начали в столице вырезать зеленые насаждения повсеместно и подряд. Под раздачу попали не только «пуховые» тополя.

Увидев беспорядочный снос деревьев в собственном дворе, я обняла одно из них и сказала, что сносить его будут только вместе со мной. Снос остановили на полчаса. За это время в субботний день я отыскала и приволокла во двор районного чиновника, дежурившего по исполкому. Нервов ушло немеряно (помню, как написала и оставила на столе главы районной администрации весьма резкое письмо). Но акцию отложили на 2 дня под мое обязательство собрать на сходку местных жителей. Вдвоем с помощником мы обошли все квартиры и мобилизовали на встречу более 200 человек. Приняли общее решение деревья сохранить. Районная администрация с решением согласилась. А вскоре совместно с городскими экологами удалось добиться отмены программы «Тополь». В районе с тех пор ни одно важное решение не принималось без участия местных жителей и представителя местной администрации.

Но так было только при одном главе районной исполнительной власти — Иване Мацкевиче. Он не был временщиком, использующим пост для карьерного рывка. Его знал весь район в лицо и по фамилии. И он знал весь район и его проблемы.

Спросите сейчас любого жителя Первомайского района Минска, знает ли он фамилию главного районного начальника. В большинстве случаев услышите «нет». Что же удивляться, что доверие к местной власти падает!

Еще один урок, который я извлекла из опыта остановки программы «Тополь», — убеждение в пользе петиционных кампаний. Власть считается только с объединенными усилиями, подкрепленными подписями людей. Голос единицы — тоньше писка. Значит, надо объединяться. Причем не посредством партий. Партии — штука неорганичная на постсоветском пространстве, кроме стран Балтии. В основном терпят, но не доверяют, не считают своими представителями. Значит, надо работать через гражданские инициативы.

Вот эту триаду «малые дела — гражданские инициативы — петиционные кампании» я и предложила гражданскому обществу страны через свой блог, который начала вести в 2007 году. Целью были коррекция имиджа политической оппозиции и завоевание доверия у граждан. У меня же это получилось! Позднее еще одна известная гражданская инициатива пошла этим же путем.

Но в политическом плане этот путь в политику не безупречен. Во-первых, это корректирующий, а не мобилизационный проект. То есть для лидерской, президентской кампании он не подходит. Это — успешный путь к реальному влиянию для множества профильных структур гражданского общества или к хождению во власть политизированных общественных движений. Во-вторых, субъектом политики малых дел могут быть только внесистемные оппозиционные объединения. Те, кто придут в реальную власть, должны идти туда с ценностной программой. Иначе останутся в одиночестве, без соратников и будут во власти решать локальные, а не глобальные проблемы. Мы доросли до того, когда нужно хотя бы частичное партийное представительство в парламенте (который тоже должен быть реформирован и обрести реальные контрольные функции). В-третьих, разумные местные чиновники понимают пользу от сотрудничества с вменяемыми гражданскими инициативами. Это — получение обратной связи, оперативной информации о неполадках в системе, способных вызвать народное недовольство.

К сожалению, в последние годы качество многих местных кадров таково, что они предпочитают игнорировать «голоса снизу». А в этом случае политика малых дел работает на холостом ходу. Получается, что, прошибая лбом бюрократические стены, можно оказаться в следующей камере.

А новые идеи надо искать, слов нет. Всем миром. Общий интерес. Маленькое уточнение: не на путях радикализации общества. Радикалы, пожалуйте в «гетто» в размере 10%. И можете не напрягаться по организации бойкота. Вопреки прогнозам социологов, реальная явка на этих выборах будет низкая, на грани фола. Почему? Об этом — в другой раз.

Ольга Абрамова

Читайте также:

Социология: игра в «веришь — не веришь»?

Мы, минчане…

Теперь дело за президентом?