TOP

Секреты политического долголетия-2

При невозможности удержать власть экономическими способами приходится опираться на идеологию как на Ultima ratio (последнее средство).

Продолжим разговор, начатый в прошлом номере газеты.

В сентябре 2002 г. НИСЭПИ зафиксировал исторический минимум электорального рейтинга Лукашенко — 27%, что сигнализировало о завершении этапа восстановительного роста в новейшей истории Беларуси. Новые источники экономического роста не просматривались.

Но за неимением гербовой бумаги пишут на простой. При невозможности удержать власть экономическими способами приходится опираться на идеологию как на Ultima ratio (последнее средство). Благо опыта идеологической работы бывшему сержанту-инструктору политотдела пограничного округа, бывшему секретарю комитета комсомола отдела продторговли г. Могилева и бывшему инструктору Октябрьского райисполкома г. Могилева было не занимать.

27 марта 2003 г. состоялся семинар по идеологической работе. Я не стану приводить цитаты из доклада Лукашенко. Ими переполнена многочисленная идеологическая литература. Но кроме доклада имеются концептуальные замечания главы государства к выступлениям участников семинара. Они собраны в Информационном бюллетене Администрации президента № 4 (83) за 2003 год.

Откроем этот уникальный документ на 49-й странице: «Идеологическая работа обеспечивает не только интересы общества и народа, но во многом и власти. Если хотите, удержание власти. Наверно, один раз уже потеряв власть, — речь идет о вас, у меня власти не было, а у некоторых из вас была, — вы понимаете, что это такое… Поэтому надо не только удерживать власть. И не только удерживать, но и защищать. И лучше всего это делать идеологическими средствами (выделено в тексте бюллетеня. — С.Н.).

Для непонятливых и бестолковых Лукашенко пояснил отдельно: «Я трижды заходил на эту цель, как истребитель, чтобы вы поняли, для чего нужна идеологическая работа, что это такое и — в концентрированном виде — как надо в этом направлении работать».

«Все, о чем мы договаривались — реализовано»

Семинар состоялся в марте, а уже к концу года экономика откликнулась на усилия «идеологического истребителя» сменой негативных трендов на позитивные. За 2003 г. ВВП прибавил 7%, в следующем году был с точностью до десятой повторен рекорд 1997 г. — 11,4%.

Население, естественно, динамикой ВВП не интересовалось. Оно руководствовалось известным принципом «были бы желуди». Пятилетие, последовавшее за 2003 г., оказалось самым урожайным в новейшей истории Беларуси. Прибавка реальных «желудей» в кошельке среднестатистического белоруса измерялась двузначным процентом.

В свою третью президентскую избирательную кампанию в 2006 г. Лукашенко въехал на колеснице триумфатора. Никаких дополнительных усилий по увеличению урожайности «желудей» предпринимать не пришлось. Темпы роста доходов населения остались такими же, как и в 2005 г.

С трибуны третьего Всебелорусского народного собрания прозвучал победный рапорт: «Все, о чем мы договаривались на втором Всебелорусском народном собрании, реализовано и воплощено в жизнь. Выработанный нами курс развития страны оказался правильным».

Статистика правоту столь решительного вывода подтвердила: за вторую пятилетку ВВП ежегодно прирастал на 7,5% против 3,5% за первую.

«Чистый» и «нечистый» экспорт

Нынешние проблемы, с которыми столкнулась белорусская экономика, Лукашенко объясняет неблагоприятными внешними факторами. Не стану их перечислять. Они хорошо известны. Естественно, успехи урожайных лет он связывает с правильностью выбранного курса.

Ничего неожиданного в этом нет. Обратимся к главе «Объяснение негативных и позитивных событий» в учебнике по социальной психологии американца Дэвида Майерса: «Раз за разом экспериментаторы обнаруживают, что люди охотно соглашаются с похвалой, когда им говорят, что они в чем-то преуспели (они относят успех за счет своих способностей и усилий), но приписывают неудачу влиянию внешних факторов, типа невезения или изначальной нерешаемости проблемы».

У белорусов, не подверженных влиянию государственной пропаганды, иной взгляд на причину двузначного роста доходов. Со второй половины 2003 г. начался рост цен на нефть. Россия заполнилась нефтедолларами, что сгенерировало спрос на белорусские товары как инвестиционные (грузовые автомобили, дорожные машины и т.п.), так и народного потребления.

Цена за баррель нефти в 1994 г. составляла около 16 долларов. В 2002 г. она поднялась до 22 долларов; в 2004 г. — до 50, а в 2008 г. — до 91 доллара.

Белорусский экспорт круто пошел вверх. За 2004 г. он прибавил 35,6%, а за «тучную» пятилетку утроился: с 11,5 млрд долларов в 2003 г. до 36,2 млрд долларов в 2008 г.

Ростом «чистого» экспорта успех белорусской модели не ограничился. «Нечистый» экспорт — это так называемый нефтяной офшор. Тот, кто полагает, что государственные чиновники не способны к инновационной деятельности, ошибается. Внутренний спрос на инновации в бюрократической среде чрезвычайно высок, однако не в технологических областях, а в перераспределении ресурсов. Схемы «освоения» бюджетных средств, например, возникают с такой скоростью, что ненашим бюрократам нашим остается только завидовать.

Схема «нефтяного офшора» неоднократно была описана независимыми аналитиками. В самом общем виде она сводилась к покупке нефти по внутрироссийским ценам и продаже нефтепродуктов на рынках европейских стран по ценам международным. Данная инновация позволяла присваивать ренту с чужого природного ресурса на миллиарды долларов в год.

Разумеется, результаты подобных инноваций официально не признавались. В очередной раз прибегну к цитированию победного рапорта на третьем Всебелорусском народном собрании: «Наша экономика развивается не за счет чьих-то подачек, а за счет нашего собственного труда», «Мы научились решать сложные задачи, воплощать крупные проекты, научились работать результативно, плодотворно, качественно».

Кто бы спорил. «Нефтяной офшор» — наглядный пример крупного и одновременно сверхрезультативного проекта. Однако за светлой полосой, как правило, идет черная. Такова селяви. Урожайная на «желуди» пятилетка, старт которой был дан в конце 2003 г., оказалась первой и последней.

Сергей Николюк

Читайте также:

Секреты политического долголетия

Социологи и белорусская «стабильность»

Если не он, то кто же?

Легенды и мифы современной Беларуси (толерантность)