• Погода
  • +10
  • EUR3,0619
  • USD2,5327
  • RUB (100)3,4062
TOP

Не хочется заглатывать крючок…

Александр Лукашенко перед выборами был вынужден сделать выпад против Кремля. Президент заявил, что российская авиабаза нам сегодня не нужна. 

Как видим, его задела-таки за живое активность внутренних политических оппонентов, которые с удовольствием ухватились за исключительно невыгодную для действующего руководителя тему.

Даже Татьяна Короткевич, которую другие оппозиционеры подозревают в игре по сценарию властей, твердо выступила против иностранных баз. А уж более радикальные критики режима и вовсе бомбят президента по полной программе за то, что, мол, прогнулся перед Москвой и превращает синеокую республику в мишень.

В этом плане политическим врагам Лукашенко волей-неволей подыграла Москва, которая в сентябре вдруг вынесла деликатный вопрос в публичную сферу. Сначала проект соглашения о базе был обсужден в правительстве, а потом — положен в папочку на подпись Путину.

Не думаю, что сверхзадачей было именно насолить Лукашенко перед выборами. Кремль мыслит планетарными категориями, хочет показать кулак натовцам, американцам. А белорусский плацдарм — это только подручное средство. Но, тем не менее, Лукашенко насолили именно перед выборами.

Правда, премьер Дмитрий Медведев, будучи 8 сентября на Евразийском межправительственном совете в Гродно, успокоил белорусское руководство: мол, форсировать вопрос не будем, решим в комфортные для вас сроки. Но для Лукашенко этот вопрос дискомфортен в принципе.

Дело не только в оппозиции

И дело не столько даже в том, что народ, как показывают опросы, относится к перспективе базы настороженно. И не только в том, что оппозиция куражится. После выборов заводил уличных акций могут легко прижучить.

Население же хоть и не хочет дополнительного риска, особо бунтовать против нового российского военного объекта не станет. Эта тревога, в частности, будет приглушена обострением материальных нужд (цены и тарифы сдерживаются до похода электората на участки, но потом рванут).

Опять же, кто дает дешевые энергоресурсы и другую подмогу? Москва. Да и оккупантов в русских большинство населения Беларуси не видит — глубоко сидит идеология братства по оружию.

Да, база очень не понравится Украине, но Киеву устраивать по этому поводу демарши не с руки, и так проблем выше крыши.

Более того, и Запад, скорее всего, проглотит пилюлю в виде авиабазы в Бобруйске, не станет пускать под откос нормализацию отношений с Минском.

В конце концов, Беларусь таким образом ничего не нарушает в плане международного права. Она — союзник России, имеет единую с ней систему ПВО. Нейтральность в белорусской Конституции записана лишь как цель. Да и НАТО, как-никак, усиливает свою инфраструктуру в сопредельных странах.

Сказка для наивных

Почему же так саднит тема авиабазы белорусскому президенту? Вы поверите, что полновластный хозяин Беларуси был не в курсе насчет столь безапелляционных и далеко идущих намерений союзника?

К слову, Медведев в Гродно открытым текстом сказал: готовящееся соглашение о размещении на территории Беларуси российской авиабазы является реализацией двусторонних договоренностей, достигнутых еще в 2009 году. Двусторонних, заметьте.

Наконец, если представить, что Путин в прошлом месяце подписал соответствующее распоряжение, даже не перемолвившись с Лукашенко, то это означает вопиющее неуважение к президенту суверенной, пусть и союзной страны.

Так что нынешняя его позиция типа «я не в курсе» рассчитана на неискушенного обывателя, который, впрочем, составляет основную массу электората. Лукашенко пытается любым способом поправить, особенно перед выборами, имидж полновластного хозяина синеокой республики — имидж, на который чужая авиабаза явно бросает тень.

«Крымнаш» тоже начинался с российской базы

Обращает на себя внимание, что Лукашенко дважды повторил: база не нужна нам сегодня. Оговорка «сегодня» показывает: он чувствует, что ресурс сопротивления ограничен, и Кремль может дожать. Российская «Независимая газета» недавно написала, что действующую базу у нас Москва хочет иметь уже в январе будущего года.

Так что, вполне вероятно, белорусскому руководителю придется изменить риторику, как это было в истории с «Белтрансгазом»: сначала звучало, что этот стратегический актив никогда не отдадим, а потом, после вынужденной продажи «Газпрому», — ну зачем нам эта ржавая труба?

Однако несомненно, что Лукашенко будет сопротивляться до последнего, затягивать вопрос, топить его в частностях и процедурных моментах. Он прекрасно понимает: авиабаза — это гибельный крючок. «Крымнаш» тоже начался с российской базы.

Александр Класковский, БелаПАН