• Погода
  • +13
  • EUR3,0619
  • USD2,5327
  • RUB (100)3,4062
TOP

Секреты политического долголетия-3

«Повышение цен на энергоносители, — отметил Лукашенко в Послании-2007, — это неприятный фактор. Но давайте рассматривать его как стимул для совершенствования экономики». Стимул, однако, не сработал. Белорусская модель на него не откликнулась…

Напомню: в прошлой статье я говорил о том, что третья пятилетка подвела черту под «тучными» годами белорусской модели.

Она стартовала 1 января 2007г. с двукратного повышения цены на российский газ. Контракт был подписан за 2 минуты до наступления нового года. На следующий день правительство России ввело пошлину на экспорт нефти в Беларусь, так как республика-партизанка на протяжении 9 лет не платила России часть выручки от перепродажи дешевой российской нефти. В ответ 3 января Минск ввел пошлину на транзит нефти в размере 45 долл. за тонну. Так был дан старт нефтегазовым войнам внутри Союзного государства, для описания которых потребовалась бы отдельная статья.

«Повышение цен на энергоносители, — отметил Лукашенко в Послании-2007, — это неприятный фактор. Но давайте рассматривать его как стимул для совершенствования экономики. Ведь все равно нам никуда не деться от мирового рынка. А это значит, что в любом случае мы должны внедрять новейшие технологии с тем, чтобы уменьшить удельный вес энергопотребления».

Стимул, однако, не сработал. Белорусская модель на него не откликнулась. Валовой внешний долг за первый год практически удвоился: с 6,8 до 12, 5 млрд долларов, а долг органов управления увеличился более чем в три раза: с 0,6 до 2 млрд долларов.

Новую экономическую реальность на вершине властной «вертикали» осознали во второй половине 2007 г. Выход из нее решено было искать с помощью иностранных инвестиций, что потребовало серьезного улучшения бизнес-климата. Осенью белорусы узнали о существовании рейтинга благоприятности условий ведения бизнеса Всемирного банка (Doing Business). Задача была поставлена масштабная: переместиться из второй сотни стран по значению рейтинга в число 30-и лучших.

В декабре работа закипела. Предложения посыпались как из рога изобилия. Отметим лишь один документ — декрет № 8, предусматривающий существенное упрощение порядка государственной регистрации (ликвидации, прекращения деятельности) юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

С конца первого года третьей пятилетки лексикон белорусских чиновников обогащается словом «либерализация». Немного статистики. Если в 2007 г. «Советская Белоруссия» опубликовала 3 статьи, содержащие идеологически несовместимое с белорусской моделью слово, то в 2008 г. — 40, а в 2009 г. — 72!

В текстах посланий Лукашенко в 2002—2007 гг. слово «либерализация» не встречалось ни разу. Оно дебютировало в 2008 г. двумя упоминаниями, но уже на следующий год число упоминаний увеличилось в 5 раз!

«Святая цифра»

Победная поступь белорусской либерализации была прервана 19 декабря 2010 г. «Для этого понадобилось семь с половиной минут» — так прокомментировал Лукашенко на следующий день на пресс-конференции события на Площади, а заодно и окончание либерализации.

Но я забежал вперед. В сентябре 2008 г. разразился мировой финансовый кризис. В Беларусь он пришел с временным лагом в полгода. Цены на нефть упали, а вместе с ними и спрос на белорусские товары в России. Рост экономики в 2009 г. сжался с двузначного до 0,2%, поставив тем самым под угрозу выполнение главного социального обязательства «государства для народа», принятого на третьем Всебелорусском собрании, — рост средней зарплаты в долларовом эквиваленте.

30 декабря в ходе встречи с представителями белорусских центральных и региональных СМИ Лукашенко придал росту зарплаты сакральный статус: «Что касается заработной платы, вы знаете, что у нас есть обязательство: средняя заработная плата должна в течение года достичь 500 долл. Эта цифра святая! (выделено мною. — С.Н.). Она принята на Всебелорусском народном собрании 5 лет назад. Мы должны это выполнять!»

27 мая, выступая перед студентами и профессорско-преподавательским составом вузов Могилевской области, глава государства пояснил, что обязательство перед народом «мы кровь из носа должны выполнить». При этом он не уточнил, чей это будет нос, из которого «мы» запланировали пустить кровь.

Работа по достижению святой цифры закипела. Но в условиях дефицита ресурсов рост зарплаты было решено осуществлять не плавно, а рывком в два последних месяца 2010 г. Подкреплю данное утверждение статистикой: в октябре реальная зарплата к сентябрю составила 100,7%, в ноябре к октябрю — 106,6%, а в декабре к ноябрю — 110,6%.

В марте 2011 г. разразился рукотворный финансовый кризис, и начался он с обвала белорусского рубля. Доллары скупают далеко не все белорусы, а в магазины за продуктами ежедневно ходят все. За год индекс потребительских цен (декабрь к декабрю) составил 208,7%. Таким образом, владельцем носа, из которого потекла кровь, оказался среднестатистический белорус.

Гимн неадекватности

Сегодня с самой высокой трибуны невыполнение социальных обязательств, принятых государством на четвертом Всебелорусском народном собрании, нам объясняют мировым экономическим кризисом: «не мы спровоцировали», «не мы разжигали военные конфликты», «не мы раскручивали спираль взаимных санкций».

Но и не мы обеспечили рост ВВП в соседней Польше на 3,6% во втором квартале при среднем показателе стран Евросоюза — 1,9% (-3.5% в Беларуси за январь—август).

Откроем доклад Лукашенко на четвертом Всебелорусском народном собрании. До обвала белорусского рубля осталось около четырех месяцев. И что мы читаем? «Стабильность нашей экономики ощутимо выросла. И можно с полным основанием утверждать, что у нас создан надежный плацдарм для ускоренного развития экономики в очередной пятилетке. Мы уже научились решать любые задачи и способны успешно работать в условиях мировой конкуренции. Нам сейчас нельзя останавливаться».

И так около 50 страниц текста. Гимн социально-политическому курсу, который «не на словах, а на деле доказал свою эффективность». Но одновременно и гимн неадекватности коллективному автору этого курса.

В силу сложившейся традиции, тех, кто принимает государственные решения, принято относить к политической элите. Однако не следует путать божий дар с яичницей, а элиту, сформированную в среде политической конкуренции, с элитой назначенной. В первом случае в элиту попадают лучшие (от лат. eligo — избранный, лучший), во втором включается механизм негативного отбора. В результате формирование властной «вертикали» осуществляется на основании личной преданности.

Это белорусский случай. Его плоды мы сегодня и пожинаем.

Сергей Николюк

Читайте также:

Секреты политического долголетия-2

Секреты политического долголетия

Социологи и белорусская «стабильность»