TOP

Чьи интересы выражает родное государство?

Беларусь занимает второе место в рейтинге беднейших стран Европы, и это … закономерно.

Что такое демократия? Вариантов ответов на этот, казалось бы, простой вопрос существует великое множество. Разобраться на трезвую голову в этом множестве не так-то просто, тем более, что оно постоянно пополняется.

Свой вклад в копилку гуманитарных знаний вносит и Лукашенко. Только в сентябре он предложил несколько новых вариантов. Остановлюсь на одном, который был озвучен в Минске во время вручения наград: «Демократия — это прежде всего народ, это государство, которое делает все в интересах народа».

Полагаю, древний грек с первой частью определения согласился бы, а вот вторую он просто бы не понял. Государство — это кто? И откуда у него право что-то делать в интересах народа? Демократия (demos — народ и kratos — власть) — форма государственно-политического устройства общества, основанная на признании народа в качестве источника власти. Следовательно, вне народа государства, а тем более власти не существует.

Но так было легко рассуждать древнему греку. Он жил в полисе, а размер древнегреческого полиса ограничивался расстоянием, на которое распространялся крик глашатая. Понятно, что в современной Беларуси по греческому образцу демократии не построить. Не докричишься. А раз так, то среди проблем современных демократий на первое место выходит проблема коммуникации.

Только не надо бла-бла-бла…

Вообразим себе на минуту демократическое государство в географическом центре Европы. Я понимаю, без многочасовых тренировок перед экраном телевизора сделать это не так-то просто, и тем не менее…

Демократическое государство (см. определение) — это государство, «которое делает все в интересах народа». Но откуда государству интересы народа известны, что такое интересы народа?

Простой пример. Обратимся к одному из крылатых высказываний Лукашенко: «Я свое государство за цивилизованным миром не поведу» (10 июля 1996 г.). Что это не оговорка, было подтверждено четырьмя президентскими сроками, заполненными конфронтацией с цивилизованным миром.

В чьих интересах проводилась подобная политика? Белорусского народа? Но среди моих знакомых нет людей, кто желал бы идти по дороге, ведущей в сторону от цивилизованного мира.

Тут мне могут возразить, что, мол, какой сам, такие и друзья. Согласен. И что из этого следует? Если я и мои друзья находятся в меньшинстве, это лишает нас права на собственный интерес? Я в Конституции соответствующей статьи не нашел. Напротив, статья 4 Основного Закона гласит, что демократия в Республике Беларусь осуществляется на основе многообразия политических институтов, идеологий и мнений.

Официальная оценка белорусского меньшинства — 20%. Ее огласил Лукашенко на следующий день после декабрьской Площади 2010 года: «Но давайте будем честны: 20% или высказались против, или проголосовали за альтернативных кандидатов. Согласитесь, что есть над чем подумать. И я буду думать прежде всего об этом, не забывая о своих сторонниках, о тех людях, которые меня поддержали».

Прошло пять лет. Очень хотелось бы узнать результат обдумывания, причем не в виде дежурного бла-бла-бла…

Сплошное кино

Ни одна сложная социальная система не в состоянии эффективно функционировать без обратной связи. Цивилизованный мир методом проб и ошибок выработал набор инструментов, позволяющих такую связь осуществлять. Перечислю основные: выборы, свободные СМИ и общественные организации.

Выборы — это проявление общественного мнения в самом его, так сказать, натуральном виде. Если выборы проводятся регулярно и на всех уровнях (от местных до президентских), то тем самым любое напряжение в обществе будет иметь возможность выйти в публичную сферу. А это как раз то, что доктор прописал.

Предоставлю слово классику политологии XX века немцу Ральфу Дарендорфу: «В реальном мире всегда существуют различные взгляды и, следовательно, конфликт и преобразование. На самом деле конфликт и преобразование — это наша свобода; без них свободы быть не может».

В любом обществе было, есть и будет неравенство. Оно порождает конфликты, которые служат источником прогресса, в том числе расширения жизненных шансов людей. Выборы — один из важнейших современных механизмов разрешения конфликтов. Но выборы при этом должны быть выборами. Если же они проводятся с целью демонстрации единства белорусского народа и подтверждения неизменности официального курса, то мы имеем то, что имеем, а именно второе место в рейтинге беднейших стран Европы по данным швейцарского банка Credit Suisse, опубликованным в октябре.

Когда избирательный процесс превращается в строительство потемкинской деревни в общенациональном масштабе, власть теряет контакт с обществом и, соответственно, контакт с реальностью. Несложно догадаться, как это отражается на ее эффективности.

Другой инструмент — это свободные СМИ. Если в государстве есть огромное количество различных СМИ всех направлений, которые пишут все о разном или по-разному пишут об одном каком-то волнующем всех событии, то государство, отмечает политолог Екатерина Шульман, по популярности тех или иных информационных материалов способно анализировать интересы людей.

Способен ли монополист в лице БТ готовить сюжеты о разном или по-разному об одном и том же? Я лично в этом сомневаюсь. Обоснованность моих сомнений доходчиво объяснил Лукашенко в своих концептуальных замечаниях в связи с выступлениями участников идеологического семинара в марте 2003 года. Ограничусь одной цитатой: «…мы большое внимание уделяем телевидению, потому что телевидение — это как кино. Классик был прав, сказав: из всех искусств для нас важнейшим является кино. Телевидение — это сплошное кино».

В условиях сплошного кино живет в Беларуси не только общество, но и государство. Утром оно заказывает «картинку», а вечером ее просматривает, убеждаясь при этом в правоте своих представлений о реальности.

Задачи, аналогичные свободным СМИ, выполняют и общественные организации. Речь, разумеется, идет о реальных общественных организациях, а не созданных государством для обслуживания своих собственных интересов, выдаваемых за общенациональные.

Все перечисленные инструменты дают возможность договориться на ранних этапах, не доводя дело до силового противостояния. В этом смысл демократических институтов. Но в Беларуси они отсутствуют, поэтому не следует удивляться, что Лукашенко постоянно обращается к теме стабильности. У кого что болит, тот о том и говорит.

Сергей Николюк

Читайте также:

Белорусы сменили социальный контракт

Секреты политического долголетия-3

Секреты политического долголетия-2

Секреты политического долголетия

Социологи и белорусская «стабильность»